Рейтинг@Mail.ru
Аналитика
8 ноября 2019

ЛИГА ЧЕМПИОНОВ
4 тур
"Зенит" - "РБ Лейпциг": игра в квадрат

фото: А. Демьянчук / ТАСС
Вячеслав Залевский, Кирилл Алексеев
"Зенит" выбрал прагматичный способ достижения результата и ничего не сумел противопоставить контрпрессингу гостей, методично разрушавшему все попытки начать атаку в переходных фазах. Если исходить из логики игры, результат справедлив
приблизительные позиции согласно тепловым картам футболистов
Интенсивность у них другая, мы все время запаздывали. Заслуженная победа «Лейпцига». Нужно привыкать играть в Лиге чемпионов, тут ошибок не прощают, уровень высокий
С этими словами главного тренера «Зенита» нельзя не согласиться. Лига Чемпионов — действительно иной уровень в сравнении с большинством матчей Премьер Лиги. Тем не менее, волею судьбы «Зенит» получил возможность не только провести спаренные матчи с одним из нынешних грандов немецкого футбола, что в условиях отсутствия опыта игры с подобными командами могло сыграть на руку, но и в паузе между ними отработать ошибки и опробовать идеи с максимально приближенным соперником по лиге из всех возможных — ЦСКА.

И первым из вопросов при подготовке стала схема и роли игроков.

Расстановка

Если в первой встрече в середине октября в Лейпциге тренерский штаб к удивлению многих предпочел играть с четверкой защитников, что, учитывая изъяны оборонительной игры Дриусси и матч-менеджмент Нагельсмана, вылилось в большие проблемы на левом фланге обороны «Зенита», то в домашней встрече Сергей Семак, ожидая усиленное давление немцев, вернулся к расстановке с пятью защитниками, уже опробованной в матчах ранее, выпустив в стартовом составе Смольникова и Осорио.

Нагельсманн в свою очередь в связи с травмой Орбана вновь был вынужден изменить линию защиты, на этот раз определив Лукаса Клостермана в центр обороны.

Усредненные позиции игроков очень схожи с таковыми по первому матчу. «РБ Лейпциг» во втором матче ЛЧ к ряду получил достаточно свободы для того, чтобы играть в своем излюбленном стиле, с активными включениями всех игроков в атаку. По итогам встречи лишь два центральных защитника провели большую часть встречи не на чужой половине поля.

«Зенит» же напротив очень явно рассчитывал на контратаки, что и вылилось в низкий блок с подобным оборонительным расположением. Тому же способствовала и атакующая манера игры гостей.

Из пятерки защитников Игорь Смольников чаще оказывался заметно выше и успел совершить несколько скоростных открываний в начале встречи, которые, впрочем, не были вознаграждены передачами партнеров.

Выход Игоря в составе в расстановке с пятью защитниками не был так очевиден. Смольников лучше своего конкурента по позиции Караваева в том, что связано со спринтами, к примеру, во врываниях в штрафную соперника на скорости, на что, очевидно, и была сделана ставка.

Вместе с тем в этом сезоне 19-й номер «Зенита» ни разу не выходил на поле в таком сочетании защитников, более того, и в сезоне 18/19 было считанное количество встреч, проведенных в качестве вингбека: из соперников, способных оказать давление — проигранная игра в Ростове, неудача в Испании с «Вильярреалом», поражение от «Славии» (противостоял Столу и Олайнике). В этих поражениях, конечно, нет вины исключительно Смоленикова, но для матча со столь серьезным соперником использование игрока, которому привычна иная позиция при наличии в кластере человека, уже успешно выступавшего на краю при тройке защитников в этом сезоне, — авантюра.

Второе изменение, связанное с появлением Ерохина, более логично. Делая выбор в пользу пятерки защитников важно было сохранить баланс в центре поля, что с выходом аргентинца было бы сделать сложнее, учитывая явный акцент последнего на атаку, уже сказавшийся в первом матче.

План на игру

Одну из главных возможностей «Зенита» в атаке, как и две недели назад, тренерский штаб видел в быстрых контратаках. При этом зенитовцы имели явные проблемы с переходными фазами и доставкой мяча на Азмуна, а последний, как и всегда, с подработкой мяча.

Но даже не это стало главной проблемой. Судя по расположению на поле и действиям, игроки «Зенита» не видели иных вариантов по развитию атаки за исключением передачи на Дзюбу с последующей скидкой или удержанием мяча. Защитники «Зенита» в совокупности сделали на Артема 16 длинных передач. Много. Но что, если Дзюба закрыт или атака проходит без длинных передач?
Эпизод с быстрым вводом мяча в игру Кержаковым и абсолютным отсутствием каких-либо вариантов развернуть атаку. Азмуна опекают Мукиеле и Клостерман, Дзюбу — Упамекано. Оздоев отдает мяч Караваеву, которого сразу же встречает Хальстенберг и атака глохнет
В копилку утопичной контратакующей игры остается только добавить три попытки вывести Ерохина, далеко не самого скоростного игрока команды, на оперативный простор. Частично это связано с отсутствием альтернатив. Нагельсман прекрасно знал о скорости Азмуна. Для развития контратакующей игры необходим был еще один игрок в помощь Азмуну, но тренерский штаб «Зенита» вновь не отреагировал своевременно.

Среди других попыток взломать оборонительные редуты немцев, помимо финального околоштурма, было несколько дальних ударов и стандарты. Всё.

В ответ «быки» предложили схожий сценарий развития событий тому, что был в Германии — использование прессинга как меры по предотвращению атак соперника и начала своих.

Шквал прессинга и контрпрессинга

Как и в первом матче, «РБ» снова классно прессинговал. В этот раз прессинг чаще доходил до вратаря, был агрессивнее и интенсивнее (PPDA гостей — 8,2 против 10,1 в первом матче). В прошлом матче против футболистов из Лейпцига «Зенит» имел 97 владений (без учета стандартов), из них 56 коротких (0-10 сек), то есть доля коротких владений составила почти 60%, это был антирекорд с отрывом. В ответном матче он пал, доля коротких владений выросла до 67,4%. «Зенит» не мог придержать мяч, сбивался на выносы, часто игроки били просто в аут.

Среднее количество передач «Зенита» в каждом владении в этом сезоне — 4,5, в том числе в первых двух матчах Лиги Чемпионов. В первом матче против «РБ Лейпцига» петербуржцы в среднем делали три передачи за владение, в ответном еще меньше — 2.7.

Подскочила (относительно среднего по сезону) и доля длинных передач. Предыдущий рекорд сезона по доле длинных передач установлен в первом матче с немцами — 18,3%, он тоже пал, в ответном матче — 18,5%.

Пример:
Сантос только что выцарапал мяч на фланге и сразу отдал Барриосу. Колумбиец успел только развернуться и убрать мяч под удобную ногу, а вокруг него уже создана плотность, был открыт только Ерохин в центре. Он принял мяч, и на нем моментально сомкнулось новое кольцо. Эпизод закончился тем, что мяч вернули Барриосу, и Нкунку его отобрал, правда, с нарушением правил.

И так — на каждом участке поля в разных фазах игры. Гости очень быстро создавали плотность вокруг игрока, получившего мяч. Никто из игроков «Зенит» (кроме Сантоса) не приспособлен к контролю мяча в таких условиях. Справедливости ради, в этом аспекте «РБ» показывает отличный уровень даже по меркам топ-клубов.

Футболисты «Лейпцига» прекрасно обучены компактному командному движению, предполагающему организацию своеобразных треугольников и квадратов, позволяющих загнать соперника в наименее комфортные зоны для продвижения мяча, если до этого не получилось совершить отбор.

Эти же квадраты служат и в качестве инструмента к продвижению мяча.

Квадраты как основа прессинга и продвижения мяча

Несмотря на укрепление линии обороны по сравнению с первым матчем «Зенит» так и не смог снизить давление на свои ворота, более того, «РБ Лейпциг» провел даже больше позиционных атак, в том числе закончившихся ударами по воротам (48 атак и 10 ударов против 39 атак с 5 ударами две недели назад).

«Зениту» критично не хватало дополнительного игрока в центре поля, «РБ» этим пользовался. Весь матч «быки» создавали ситуации с «треугольным» расположением игроков.

Форсберг, отошедший назад, имеет один очевидный вариант — Лаймер. Оздоев не держит его плотно, поскольку должен контролировать и линию передачи в центр. Барриос, Смольников и Ерохин — внутри «квадрата». Даже если Форсберг решил бы не отдавать передачу на Лаймера, он все так же мог бы отыграть на Хальстенберга или Демме, сформировав ту же систему, только ниже, с возможным возвратам мяча в финальную треть впоследствии, после передвижения игроков
Руководствуясь таким принципом, «РБ Лейпциг» имел возможность почти без сопротивления разыгрывать мяч в опасной близости от ворот Кержакова. На противоположном фланге также всегда находился как минимум один свободный игрок, на иллюстрации ниже это Мукиеле с готовым помочь нападающим —Поульсен, к которым стягивался один из центральных полузащитников или нападающих — Нкунку.
Передвижения игроков «РБ» не были такими же взаимозаменяемыми, какими они являются у «Ливерпуля» Клоппа с необходимым заполнением оставшейся пустой зоны игроком, в чью поднялся партнер. Но, во-первых, того не требовала ситуация, во-вторых, вся линия полузащиты изначально была максимально подвижна, перемещаясь по полю словно на шарнирах.
Безусловно, само по себе продвижение мяча подобным образом не отождествляет собой опасные моменты или вход в штрафную. Но является своеобразным предшественником.

Опасные моменты

Если в случае с «Зенитом» наибольшая опасность проявлялась при быстром розыгрыше мяча, то в случае с «РБ», несмотря на столь громадное преимущество, по-настоящему опасных моментов было не так много, как того можно было ожидать.

Обе команды «набили» почти одинаковые цифры по xG (1 у «РБ Лейпцига» против 0,96 у «Зенита»), и это очень интересная деталь. Конвертация территориального преимущества в опасные моменты у немцев происходила не так хорошо.

В конкретной ситуации сложно сказать, что план Семака работал (об этом далее), но насыщенность линии обороны не давала на регулярной основе наносить удары из убойных позиций.

За исключением моментов на старте игры — Лаймера с проходом по центру, Поульсена после полупрострела/полунавеса Забитцера, неудавшегося удара датчанина и гола самого Забитцера уже во втором тайме — «РБ» не создал по-настоящему голевых моментов.

Асимметрия

В отличии от «Лейпцига», «Зенит» использовал высокий прессинг лишь эпизодично. В основном подопечные Семака включались в моменты розыгрыша мяча от ворот: Гулачи не очень уверенно действовал ногами, что приводило к большому количеству потерь со стороны вратаря.
И здесь кроется первая проблема: тройка зенитовцев в лице Дзюбы, Азмуна, Оздоева/Ерохина поднималась в прессинг, но остальная команда поддерживала давление не очень активно, оборона оставалась низко, что создавало дополнительные разрывы между линиями
Условно и схематично зоны акцентированного давления со стороны зенитовцев в первом тайме распределялись следующим образом
Вторая проблема, наоборот, происходила из-за отсутствия прессинга со стороны Дзюбы и Азмуна в средней трети.
Первую линию прессинга немцы нередко проходили, не встречая никакого сопротивления, а вторая линия была вынуждена либо вплотную прижиматься к защитникам, либо подниматься, но в таком случае за спинами полузащитников оставалась свободная зона, в которую «РБ Лейпциг» не так часто доставлял мяч, но если передача проходила, становилось опасно — например, удар Лаймера с 11-метровой отметки на 7-й минуте игры.

Вкупе с розыгрышем мяча немцами на третьего и необходимостью включения в эпизод одного из центральных полузащитников «Зениту» катастрофически не хватало дополнительного игрока в центре. «РБ» в свою очередь умышленно создавал ситуации 3v2, 4v3.
Packing – число игроков соперника, оставленное за линией мяча передачей.
PackingUP – то же самое, под давлением.
PackingDR – количество игроков соперника, оставленное за линией мяча дриблингом.
PackingFT – packing в финальной трети.
Impect – считаются только «отрезанные» защитники.
На ход – packing на ход партнеру, после которого не замедляется атака (считается в количестве передач, а не отрезанных игроках).
Прием – обратный packing, сумма игроков, «отрезанных» пасом у принимающего.
Прием на ход — обратно «на ход», считается количество передач, принятых на ход
Packing-карта после матча с «РБ» выглядит обманчиво неплохо. «Зенит» не сильно просел по packing-передачам в финальную треть, по итогам игры набил целых 22 impect, а мог больше, если бы все опасные передачи дошли до адресатов. Впрочем, большое количество передач, продвигающих мяч, составляли либо забросы, в которых особо отметился Осорио, либо передачи, формально отрезавшие соперников, но приводившие в тупик и развороту атаки обратно к своим воротам.

В топ-10 по передачам, продвигающим мяч, вошли такие связки как Кержаков — Дзюба (5), Осорио — Дзюба (4), Дуглас Сантос — Дзюба (3) , Дуглас Сантос — Азмун (3), Осорио — Азмун (3), Смольников — Дзюба (3).

Переход на длинные передачи объясним: «Зенит» испытывал проблемы с разбиванием прессинга «РБ» и в большинстве случаев не рисковал идти в дриблинг и продвигать мяч за счет индивидуальных действий. Ярким исключением стал Дуглас Сантос, совершивший половину от всего packingDR. Еще пять раз мяч продвигался за счет дриблинга в защитной или средней трети поля, не приводя к численному большинству в зонах, а, соответственно, и не являясь катализатором создания момента.

Почти все моменты, созданные за игру, произошли при активном участии Дзюбы. Он дал команде impect 8, больше всех в составах обеих команд. Вместе с тем, его роль высоко поднятого плеймейкера не была реализована в полной мере командой, планировавшей убегать в контратаки. Большое количество выигранных верховых единоборств (7 из 11) не всегда приводило к контратакам из-за не самых слаженных действий с партнерами. Из низкого блока они банально не успевали подняться настолько, чтобы успеть к скидке мяча, или же в момент приема уже находились под прессингом — еще в Германии «Зенит» показал умение Азмуна открываться за спины.

Здесь же характерно выделяются и цифры Packing Per Loss (пакинг на потерю). За исключением Дзюбы зенитовцы теряли мяч значительно чаще, чем в РПЛ. Сказывались совсем иные скорости, уровень и давление. Что интересно, тройка центральных защитников и Сантос при сравнительно высоком давлении продвигала мяч на высоком уровне. Меньшем, чем Упамекано с Клостерманом, попадавших под прессинг куда реже, меньшем, чем в чемпионате России, но по-прежнему достаточном для уровня еврокубков.
Packing – число игроков соперника, оставленное за линией мяча передачей.
PackingUP – то же самое, под давлением.
PackingDR – количество игроков соперника, оставленное за линией мяча дриблингом.
PackingFT – packing в финальной трети.
Impect – считаются только «отрезанные» защитники.
На ход – packing на ход партнеру, после которого не замедляется атака (считается в количестве передач, а не отрезанных игроках).
Прием – обратный packing, сумма игроков, «отрезанных» пасом у принимающего.
Прием на ход — обратно «на ход», считается количество передач, принятых на ход
В сравнении с «Зенитом» «РБ» тоже довольно часто ошибался в передачах, но и продвигал мяч значительно активнее — в финальной трети более чем в полтора раза больше соперников оказалось «отрезано» от линии мяча.

Меньшее давление положительно отразилось на показателях гостей. «Быки» перемещали мяч в удобные зоны, из которых и строили свои атаки.

И все же уязвимые места были и у гостей. К примеру, Гулачи допускал излишне много брака в динамике, Нкунку часто «отрезал» соперников на приеме, но редко мог трансформировать это во что-то большее.

Тем не менее, превосходство «РБ» в передачах по итогу переросло в подходы к воротам, которые, в конце концов, трансформировались в результат.

На результат частично повлияли и стандарты.

Стандартные положения

Несмотря на ощутимое преимущество во владении и продвижении мяча оба свои мяча «РБ Лейпциг» забил после стандартных положений: в первом случае — после неудачного удара со штрафного, во втором — после качественного розыгрыша банального ввода мяча от ворот.
На момент выноса мяча Гулачи от своих ворот Тимо Вернер не успел провести на поле и трех минут. Целенаправленно встав за Поульсеном, Вернер ждал передачи на датчанина и последующей скидки. Вынос вратаря опустился аккурат на центральную линию поля, в борьбе нападающему противостояли Осорио, вынужденно поднявшийся наверх, и Барриос, проигравшие свое противостояние в конечном счете.

Из-за высокой позиции Караваева, а также смещения венесуэльца, за спинами игроков «Зенита» образовалась зона, которую и использовал Нагельсман — Поульсен перевел дальше, на ход Вернеру, и быстрая атака закончилась голом. Этот эпизод мог ничем не закончиться для немецкой команды, выиграй венесуэлец верховое единоборство. Дело не в самом эпизоде, а во внимании к деталям.

Розыгрыш оказался ситуативно уместен, но не случаен. Пятью минутами позднее подопечные Нагельсмана вновь попробовали то же самое. На этот раз опасной атаки не получилось, зенитовцы заняли иные позиции.

Другим примером внимания к стандартам стал розыгрыш аута. Стандартное движение со сменой направлений дополнилось забеганием Поульсена в лицевую. В начале эпизода Форсберг бросает взгляд на Поульсена и только после этого начинает свое движение к вбрасывающему.
«Зенит», славящийся классными розыгрышами стандартных положений, смог ответить лишь одним ударом Осорио после углового, поданного Дриусси, несколькими бездарными розыгрышами мяча с корнеров, преступно неточной передачей Ракицкого со штрафного с 17-ти метров и вбросом аута с чужой половины поля в свою защитную треть.

Альтернативное развитие событий и итог

Возвращаясь к словам Семака, сказанным после матча, нельзя не согласиться со всем: что касается интенсивности и движения, «РБ Лейпциг» превзошел «Зенит» Могла ли команда из Петербурга противопоставить активный прессинг? Едва ли. И дело не в слабой подготовке к сопернику. Задолго до матча в Германии все, кто пишет о «Зените», отмечали акцент Нагельсмана на контрпрессинг. Ответное давление с шашками наголо и желанием отвечать атакой на атаку не завершилось бы ничем хорошим. Невозможно за столько короткий промежуток времени вывести команду на сколь угодно сопоставимый уровень контрпрессинга. Да и ни к чему.

С той культурой паса и отточенностью каждого действия, какие продемонстрировали «быки», высокий и агрессивный прессинг загнал бы «Зенит» еще в первой половине игры. Именно поэтому игра вторым номером, в целом, является прагматичным путем.

И все же, при общей концепции, связанной с тем, чтобы отдать мяч сопернику, «Зенит» не до конца воспользовался имеющимися резервами.

Матч в Германии нельзя назвать провальным с точки зрения первоначального плана. Да, Дриусси провалился. Да, тренерский штаб упустил момент и не внес коррективы вовремя, за что «Зенит» и поплатился, оставив Сантоса на растерзание. Но формация 4-4-2 показала себя жизнеспособной в рамках игры против «РБ Лейпцига». Переход на 5-3-2 напрашивался, как один из вариантов, но далеко не обязательно как основной.

Опираясь на это, можно задаться вопросом: так ли необходим был дополнительный центральный защитник? Благодаря низко посаженной обороне в первой встрече «Зенит», даже имея не самых быстрых центральных защитников, сумел свести к минимуму забегания за спину со стороны Вернера и остальных вплоть до середины второго тайма, когда появилась необходимость раскрываться.

Петербуржцы могли сохранить привычные 4-4-2 , поменяв детали, но сыграла свою роль ставка на Жиркова в рамках Кубка России и РПЛ. Юрий крайне опытен, но возраст и былые травмы берут свое: он уже не может играть в режиме трех матчей в неделю на качественном уровне. Меж тем, его участие в игре с ЦСКА предопределило отсутствие варианта с дополнительным, устойчивым под прессингом игроком в зоне, подверженной наибольшему давлению в первой встрече.

Правый фланг в свою очередь мог бы закрыть Кузяев, имеющий определенные проблемы с передачами, но дающий объем и силовые проходы с мячом.

В конце концов, есть и куда менее очевидный, но все еще возможный вариант — Сутормин. Алексей критично не подходит для роли основного игрока под тот футбол, который поставил Семак «Зениту» в чемпионате России. Здесь все козыри в виде скорости и силового дриблинга теряются, в сухом остатке остается необходимость переучиваться под новый футбол и работать, работать, работать. Но. Где как не в матче с минимальным владением мяча (32%, меньше за последние годы «Зенит» владел мячом только в матче Сан-Себастьяне пару лет назад) использовать игрока, сильной стороной которого является игра на открытых пространствах? Даже учитывая меньшую заявку по сравнению с домашним первенством, невключение Алексея даже в запас на матчи Лиги Чемпионов, особенно в контексте отсутствия какой-либо замены Дзюбе и Азмуну, это вызывает вопросы.
Progressive run по сезону 19/20
Исходя из логики игры, стоит сказать, что результат справедлив. «Зенит» выбрал прагматичный способ достижения результата и ничего не сумел противопоставить контрпрессингу гостей, методично разрушавшему все попытки начать атаку в переходных фазах. Культура паса и формирование квадратов по всей длине поля позволяли «РБ» продвигать мяч в те зоны, из которых немцам было удобнее пытаться организовать опасные моменты, которые, за счет плотности в первой линии обороны, «Зенит» сумел все-таки свести к минимуму.
Ресурсы: Wyscout

Группы "СБГ Аналитика" в ВК и телеграме

Подпишись на наши каналы в Telegram и в Яндекс.Дзен
Вы можете поддержать наш проект. Все средства направляются авторам материалов
Читайте также
Больше текстов про "Зенит"
Made on
Tilda