Рейтинг@Mail.ru
Аналитика

РОССИЯ
Audacem fortuna juvat. Храбрым судьба помогает

Фото: © Василий Пономарев / Эдгар Брещанов / Sportbox.ru
Тактический аналитик InStat Игорь Печерица - о самом интересном из матча «Спартак» - «Зенит»

Матч «Спартака» и «Зенита» вряд ли можно назвать запоминающимся с точки зрения противостояния тренеров и тактики. Обычно таким (тренерским) противостояниям характерны сухость и прагматизм, которые в игре команд отсутствовали.

Игра запомнилась другим – интенсивностью и напряжением с первой и до последней минуты. Большим числом взаимных ошибок и большим числом если не острых, то потенциально острых подходов. Матч запомнился своим хаосом и беспорядком. И это обычно именно то, что делает игру зрелищной.

Превосходство «Зенита» в борьбе и на нейтральных мячах

Наиболее зрелищной в матче вышла первая половина первого тайма. Именно тот отрезок, в котором «Спартак» обеспечил и стратегическое преимущество на оставшееся игровое время, и итоговый результат. В начале игры определялось многое, и повернуться она могла в любую сторону. И в отличие от встречи первого круга в Санкт-Петербурге удача на этот раз на том же игровом отрезке выбрала сторону «Спартака».

Хаос первого тайма был сотворен из тактики. Точнее – из сопоставления стилей, вследствие чего игра проходила без пауз. Ни одна из команд не преподнесла сопернику чего-то нового, что отличало бы ее от образца трехмесячной давности. Кроме состава, естественно.

«Зенит» выбрал, казалось, уже забытые, но все же привычные 4-4-2, ориентированные на прессинг и продольную игру (подробнее здесь), и намеренно отдал инициативу во владении сопернику (до пропущенного мяча). «Спартак» ответил сопернику не менее привычными подвижными и заточенными на остроатакующую игру то ли 4-2-4, то ли 4-2-3-1. В том атакующем «беспорядке», который творит тройка Промес + Зе Луиш + Адриано + кто-то рядом с ними уже давно ничего не разобрать.

Самое интересное было в том, что и у тех, и у других получалось играть именно так, как они умеют, именно так, как они планировали.

В чем «Зенит» действительно превзошел «Спартак» в матче, так это в выигранной борьбе (59%) и на нейтральных мячах (соотношение подборов 57 – 75). Выигрываемые микро-эпизоды не только на старте матча, но и во второй его части позволяли «Зениту» проводить фирменные стихийные атаки, направленные на быстрые переводы форвардам и нагрузку на фланговые зоны. Даже самый опасный момент питерцев в матче (удар Кокорина в штангу) возник именно после того, когда зенитовцам удалось перебороть и выгрызть мяч в серии локальных единоборств и отскоков.

Как правило, скоростные атаки гостей в первой половине матча приводили к ситуациям 2 в 1 против фланговых защитников «Спартака» за счет забеганий Жиркова слева и Смольникова справа. Страх пропустить через прострел на дальнюю возникал в штрафной «Спартака» с каждой такой атакой, потому что сторожить дальнюю для спартаковских защитников задача чаще всего нерешаемая. А если и решаемая, то с паникой и стрессом. Впрочем, как и было на "Открытии".

Надо отдать должное «Зениту» – «грызня» за мяч характеризовала их до конца встречи. Во многом поэтому они заслужили свой гол, и то, чтобы быстро вернуть интригу в матч и сохранять ее до финального свистка.

Более гибкая атакующая игра «Спартака»

Но, к сожалению для гостей, кроме самоотдачи и фланговой активности «Зенит» больше ничего не смог предложить. И здесь уже открывается то, в чем «Спартак» действительно превзошел соперника. Он превзошел его в вариативности, в гибкости и в разнообразии атакующей игры. «Спартак» сумел показать больше комбинационных принципов и методов для достижения результата именно с точки зрения атаки.

Оба мяча «Спартака» – следствие этих методов. Третий – фирменная контратака, которая по одному и тому же сценарию приводит к голу, по-моему, третий раз за месяц. Только на этот раз вместо Адриано под передачу Промеса «в отрыв» открывался Зе Луиш. А так – еще один метод. Привычный и рабочий.

Что касается первого метода, то это максимально выгодное использование владения. Голу Самедова предшествовало 18 (!) точных передач. Для европейских образцов тотального контроля показатель, конечно, так себе. Для российских – внушительный.

Хотя дело вовсе не в количестве передач, а в том, что были использованы те принципы игры, которые «Спартак» намеревался использовать. Позиционное владение в чужой трети москвичи строили силами восьми активных игроков, намеренно перегружая либо середину, либо один из флангов. В первом случае это позволяло либо разыгрывать через пас пару центральных полузащитников «Зенита», либо освобождать бровки для фланговых защитников. Во втором – высвобождать середину.

И если с проникновением «Спартака» в свою опорную зону «Зенит» худо-бедно справлялся на финалах розыгрышей (максимум, что было извлечено хозяевами на старте – удар Глушакова), то со вторым в итоге не справился. Комбаров еще до голевой подачи (когда он теперь ее повторит?) несколько раз выводился на открытое пространство на своем фланге с потенциалом обострения. «Зенит» в таких случаях не успевал из чрезмерно узкой оборонительной формы перемещаться к активной бровке и блокировать защитника.
Пример «перегруза» «Спартака» на правом фланге. Создается пространство в центре из-за смещения хавбеков «Зенита» к зоне мяча для уплотнения фланга. Потенциально это может использовать Промес. На противоположном фланге зону для подключения получает Комбаров.

Схожей методикой «Спартак» комбинировал при первом голе. В данном случае мы видим начало комбинации с незасчитанным голом Адриано.
Что касается второго метода. то это, собственно, продвижение мяча между линиями через центр. «Зенит» этому неплохо воспрепятствовал в своей трети, но недостаточно качественно – в высоких позициях.

Привычный и обычно качественный прессинг у гостей в отчетной встрече не получался, как следствие – «Спартак» регулярно продвигал мяч через пространство между линиями соперника в центре то за счет Адриано (как во втором голе), то за счет Зе Луиша, то благодаря Промесу. Причем допускали такое продвижение москвичей обе пары центральных полузащитников «Зенита» в матче: Краневиттер-Паредес и Кузяев-Паредес.

Комбаров как дополнительная опция обхода прессинга

Комбаров у «Спартака» играл важную роль не только в обострении игры в финальной части поля, но и в продвижении мяча. Он привычно выступал дополнением, но с левого фланга, для Глушакова и Фернандо в продвижении мяча между линиями соперника. И если в игре с «Марибором» в этом компоненте Дмитрий провел не лучший свой матч (подробнее здесь), то в важнейшей игре чемпионата компенсировал свои ошибки.


Здесь стоит говорить не только о начале второй голевой комбинации, но и в целом о высоком качестве доставки мяча вперед (90% точных передач в этом направлении), особенно по диагонали к центру. Это и переводы под смещения Промеса (11 передач за матч), и пасы на того же Адриано, связка с которым в итоге сработала (4 паса).

Помимо этого его своевременные выдвижения вперед позволяли команде обходить прессинг «Зенита» из центральной зоны выводом на фланг. Комбаров качественно открывался в разрыв между Кузяевым/Ригони - Смольниковым/Жирковым с последующим продвижением мяча самостоятельно или через пас вперед на ход партнеру.
Впрочем, такие маневры и опционал Комбарова привычны. К примеру, в матче первого круга в Питере один из мячей «Зенита» был забит вследствие выдвижения Комбарова вперед в переходной фазе, аналогичного тому, какие были в ответной встрече чемпионата в Москве. Но тогда он сделал это преждевременно (в моменте с голом Ерохина), а на этот раз – все синхронно с командой.

Это к вопросу о том, что соперники ничего нового друг другу не показали.

Манчини боялся Промеса больше, чем хотел выиграть матч

Главное наблюдение футбольного вечера в Тушино, которое уже все обсудили – это нахождение Промеса в тени. Хотя это довольно условная аллегория, поскольку по факту в тени он все-таки не был (лидерство у «Спартака» по передачам в финальную треть (15) и два участия в голевых атаках). Однако правда в том, что «на стиле» ему сыграть не дали. Хотя, как не дали… Третий гол, как было сказано, все же на стиле – комбинация прошла не впервые за месяц.

Но вот этих разгонов, оббеганий и выходов на удар, к которым все привыкли, не было. Промес был полезен для команды, но не ярок. И здесь безусловная заслуга «Зенита» и Манчини. С точки зрения тактики метод нейтрализации Промеса, пожалуй, единственное запоминающееся решение тренера «Зенита» в матче. По крайней мере, оно сыграло, и Промесу в отрыв не уходил ни разу.

Решение Манчини было в балансировке флангов. Если атакует Кришито – Смольников остается сзади. Если атакует Смольников – Кришито бдит дома (тогда Иванович играет по зоне Смольникова в обороне, а Кришито перемещается ближе к центру).
Смольников участвовал в активной фазе атаки, тогда как Кришито остался в защите. При потере владения это позволило Ивановичу играть широко во фланге, а Кришито - дополнять Мамману в центральной зоне
То же самое видно и здесь, только Смольников и Кришито меняются ролями. Остающийся в защите россиянин повышает надежность правого фланга в случае потери
Не сказать, что в этом было что-то новое для «Зенита» (об осторожном продвижении игроков в атаку у «Зенита» в блоге «Реджиста» уже писалось), но Георгия Черданцева это несомненно восхитило, заставив неоднократно кричать: «и это все без Промеса», «а вы видели Промеса?» и все в таком духе.

Говоря о главной претензии к Манчини: «Зенит» так действовал весь матч. Тренер гостей крутил-вертел свой состав как кубик Рубика, меняя местами игроков как цвета, но он не делал главного. Он не менял игру.
Это 89-я минута матча. «Зенит» уже в большинстве, но по-прежнему стремится к балансу сзади. Большинство игроков располагается вблизи штрафной в ожидании длинной передачи или навеса
То, какие методы «Зенит» использует при проигрыше в счете, было продемонстрировано уже несколько турами ранее в Махачкале. Принцип разделения на два блока (3-4 игрока стабильно сзади, остальные вблизи штрафной) и вертикальность: заброс, подбор, подача и максимальная нагрузка на чужую штрафную.

И на этот раз «Зенит» старался спасать игру по тем же лекалам. Даже в большинстве ниже линии мяча гости оставляли много игроков и не пытались более плотно действовать структурно, чтобы чаще продвигать мяч низом и стараться разыгрывать не только через длинные передачи и навесы в штрафную, но и через центр.

Если бы метод «Зенита» сработал, я бы с умным видом сейчас бы об этом, конечно, не говорил и не расписывал. Тем более, это часто продуктивный метод – навешивать постоянно в штрафную «Спартака». Особенно с учетом нехватки стрессоустойчивости у защитников красно-белых, да и, повторюсь, умения контролировать подачи, особенно на дальнюю штангу.

Но факт остался на табло и в статистике. Ударов с флангов «Зенит» нанес меньше, чем «Спартак» (5 - 4), атакуя этими зонами чаще. Через центр – меньше, чем «Спартак» (4 - 2), атакуя этой зоной реже. С игры – меньше, чем «Спартак» (9 - 6), проведя в целом на 14 комбинаций больше.

Манчини в конце игры не стал по настоящему рисковать. Не попробовал сыграть более гибко даже при преимуществе в численности. Поэтому сколько угодно можно говорить о доминировании «Зенита» во второй части матча, но только смелым судьба помогает.

Атакующей смелости «Зениту» в этом матче явно не хватило.

В материале использованы инструменты анализа и статистика компании InStat
970*90
320*50
468*60
Made on
Tilda