Рейтинг@Mail.ru
Аналитика

РОССИЯ
Итальянский прагматизм "Зенита"

Тактический аналитик InStat Игорь Печерица рассуждает о положительном и негативном в построении позиционных атак команды Манчини.
Однажды, после матча «Локомотива» и «Спартака», в котором железнодорожники забили сопернику три мяча, тогдашнего тренера красно-зеленых Леонида Кучука спросили: как его команде удалось так часто и легко доставлять мяч за спину спартаковским защитникам? Ответ тренера был следующим: «В современном футболе просто контролем мяча уже никого не удивишь. Как вскрывать оборону соперника, как искать свободные зоны – вот что важно. Есть понятие – продольно-диагональный выход. Сегодня мы его использовали. Как использовать зоны, как открываться – мы отрабатываем это на тренировках. То, что защитники «Спартака» всю игру получают мячи за спину, – их проблемы. «Локомотив» сыграл так, как и хотел – использовал в игре соперника то, что собирался использовать».

Для меня это понятие – «продольно-диагональный выход» – наиболее четко характеризует игровую философию «Зенита» при Роберто Манчини. По итогам 12 матчей в чемпионате России и шести в Лиге Европы утвердился во мнении, что итальянский тренер построил очень жесткую систему игры, основанную, прежде всего, на организованной обороне и прессинге (в т.ч. на чужой половине поля сразу после потери мяча) и быстрой реакции на открытое пространство.

Лучшие качества «Зенит» проявлял в «топовых» играх: со «Спартаком», с «Краснодаром», в ответном матче с «Утрехтом» и с «Реал Сосьедадом». Все эти игры объединяла выжидательная стратегия «Зенита» и эффективность команды в быстрых переходах из обороны в атаку. Получая преимущество в счете еще до перерыва, «Зенит» в последующем не оставлял соперникам шансов. Созидание оппонентов выглядело хрупким на фоне прочной обороны питерцев, тогда как атака «Зенита» получала необходимое пространство для быстрой игры.

От других «Зенит» отличает итальянский прагматизм. Команда выглядит идеально, когда адаптирует свою систему игры под соперника: приоритет – нейтрализации, а не созиданию. В то же время слабые стороны игры питерцев являются продолжением их сильных качеств. Команде гораздо сложнее вести игру, когда в оппозиции нацеленный на активную оборону соперник. В таких условиях футболисты «Зенита» являются заложниками тренерской структуры: прослеживается нехватка импровизации и наигранных комбинационных ходов. «Зенит» практичен и предсказуем. Команда выходит атаковать одинаково, что в играх против «Спартака» или «Краснодара», что против «Ростова» или «Анжи».

Хотя команда гибка в выборе игровых схем (вариации 4-4-2/4-4-1-1/4-2-3-1 и 4-5-1), методология построения позиционных атак неизменна. Ставка делается на скоростные качества группы атаки и фланговую активность. Поэтому на фоне ярких матчей, где получается игра через пространство, которое допускает соперник, случаются тягучие поединки, где пространство приходится создавать самому «Зениту». Продольно-диагональным футболом, как и контролем мяча, в современном футболе уже никого не удивишь.

Роль Паредеса в организации атак не является главенствующей

Недавно на радио «Эхо Москвы» слышал мнение комментатора Василия Уткина по поводу игры «Зенита». Среди прочих прозвучала следующая мысль: «… у «Зенита» нет лидера. Где Паредес? Где Шатов? Где они все?! Они все играют эпизодические роли. Без каждого из них команда может обойтись».

Высказывание Уткина было критически воспринято многими болельщиками «Зенита». Василий дал эмоциональную нелестную оценку Роберто Манчини и его команде, основываясь на личностных впечатлениях. В то же время, рациональное зерно в этом высказывании есть. Как бы противоречиво не звучало, но система «Зенита» не предусматривает системообразующих игроков. За исключением нападающих, структура Манчини не привязана к личностным качествам футболистов, когда речь идет о созидании.

Безусловно, жесткость структуры является плюсом. Команда безболезненно адаптируется к отсутствию отдельных футболистов. Функции Смольникова запросто берет на себя Иванович, а функции Паредеса – Нобоа или Краневиттер. Но отсутствие выраженности качеств игроков на общем фоне является и минусом – команда становится предсказуемой.

Подробнее стоит поговорить о роли Паредеса в «Зените». Это футболист с яркими качествами: понимание игры, видение решений и умение на эти решения своевременно реагировать. Но эти качества прямо не влияют на общую структуру игры. Более того, он не является ключевым игроком в продвижении мяча при позиционных атаках «Зенита». Для начала предлагаю ознакомиться со схематичным расположением игроков питерцев в базовой схеме 4-4-2 и наиболее популярными сочетаниями передач команды.

Наиболее популярные сочетания передач у «Зенита» в РФПЛ в базовой системе игры 4-4-2

В базовой схеме 4-4-2 у «Зенита» в начале построения атак наблюдается жесткое разделение на блоки. Условно: оборонительный блок (Паредес, Ерохин и центральные защитники), атакующий блок (нападающие и крайние полузащитники) и смежный блок. Составляющие смежный блок крайние защитники оказывают поддержку и оборонительному, и атакующему блокам. Именно через Кришито и в меньшей степени Смольникова/Ивановича (у их фланга обычно больше связующих «звеньев») «Зенит» чаще всего продвигает мяч в активную фазу атаки, ориентируясь в основном на фланги. Реже питерцев через центр в РФПЛ атакует только «Уфа» (в среднем 20 атак, у «Зенита» - 21).

Типичное расположение игроков «Зенита» в фазе построения позиционной атаки в базовой схеме
4-4-2. Наиболее популярные направления передач

При такой модели игры задача Паредеса в основном в осуществлении связи между двумя фланговыми зонами. Большинство его передач составляют короткие и средние поперечно-диагональные переводы в указанных выше направлениях. Много пасов выполняется также в адрес Кузяева (83 в сезоне).
Однако большинство взаимодействий между Паредесом и Кузяевым проходят, когда Далер либо изначально играет в паре с аргентинцем в центре поля (как, например, в игре с «Рубином») либо переводится к центральной зоне при перестроении «Зенита» со схемы 4-4-2 на 4-5-1. Паредес направляет мяч Кузяеву как вингеру очень редко. Например, в матчах со «Спартаком» и «Амкаром» Паредес выполнил всего по 2 точных паса Кузяеву, в матче с «Ростовом» - 3.

И это касается не только взаимодействий Паредеса с Кузяевым, но и вообще со всей атакующей группой. Влияние крайних защитников «Зенита», особенно Кришито, на проникновение вглубь чужой трети соперника у команды выше. Обозначается проблематика: Паредес не выполняет ключевой функции в организации игры, и более того, не является незаменимым игроком в комбинационной цепи позиционных атак «Зенита». С той же эффективностью связывать 2 фланговые зоны между собой способен у питерцев любой центральный полузащитник.

В пользу Паредеса могли бы говорить его умения обнаруживать перспективные для атаки варианты в дальних зонах поля (например, диагональные развороты с фланга на фланг) и обострять игру. Если бы не два «но».

Качество длинных передач Паредеса недостаточно высокое (69.3%; аналог в РФПЛ Фернандо – 75.3%), а качество обостряющих передач для футболиста с претензией на роль «реджисты» (управляющего игрой) и вовсе катастрофически низкое (35%; аналог в РФПЛ Фернандо – 50%). По выполненным в сезоне точным ключевым передачам у Паредеса в «Зените» только пятый результат (8). Он уступает Кришито, Кокорину, Дриусси и Дзюбе, и ненамного превосходит Ерохина (6) или Нобоа (7), который сыграл в этом сезоне в РФПЛ от силы полтора матча.

В чем причины? Нет движения между линий и заполнения зон

Нельзя сказать, что Паредес совсем не взаимодействует с атакующей группой «Зенита». Совокупно Кокорину и Дриусси Леандро в текущем сезоне выполнил 110 точных передач. Пас одному из них составляет 13.7% от объема всех передач аргентинца (например, в адрес Кришито – 13.6%). В то же время конкретно в позиционном типе атак взаимодействие Паредеса с форвардами эпизодическое.

Поскольку «Зенит» часто насыщает фланговые зоны, и может смещать туда сразу двоих нападающих, роль Паредеса заключается в коротком и среднем подыгрыше партнерам, когда команда уже проникла в глубину фланговой зоны на чужой половине. Паредес обеспечивает варианты для паса назад, чтобы впоследствии развернуть атаку из насыщенной фланговой зоны в свободную противоположную. От форвардов Паредес получает немногим меньше передач, чем им отдает (77 принятых пасов от Дриусси и Кокорина).

Лучшие качества Паредеса проявляются синхронно с лучшими качествами команды: при быстром выходе из обороны в атаку. В таких ситуациях он своевременно обеспечивает группу нападающих пасами на открытое пространство или в зоны между линий соперника (особенно хорошо работает в этом случае связка с Дриусси). Из последнего можно вспомнить пас на второй гол «Зенита» в игре против «Реал Сосьедада»: отбор команды и моментальный заброс вперед.

В итоге то, что Паредес не выделяется на фоне остальных в позиционной атаке своими яркими качествами, это не его проблема, но проблема концепции, а значит – тренерская. Возникает она как раз из-за жесткости структуры с четким разграничением игровых блоков и функций футболистов. Группа атаки преимущественно располагается по линии защиты соперника (для продольной, форсирующей игры), а из промежуточных зон заполняются только фланговые – крайними защитниками. «Зенит» крайне неохотно при позиционном розыгрыше заполняет пространства между линий соперника и коридоры для движения мяча вперед. Команда редко создает варианты Паредесу для паса через линии, а предлагаемые решения и реакция Паредеса на них не всегда оптимальны.

У Паредеса изначально всего два варианта для продолжения атаки – доставка мяча на левый фланг Кришито или Полозу, либо диагональ к центральной зоне для Ерохина. Команда не заполняет пространство между линий ни в центре, ни в полуфлангах.

Дриусси обозначает открывание между линий соперника в полу-фланге, но вариант такого паса от Паредеса читается защитником. В результате, после перехвата начинается контратака оппонента.
Для чего «Зениту» нужны вингеры?

В базовой схеме 4-4-2 у «Зенита» фактически только один игрок, который более-менее регулярно предлагает себя в пространстве между линий – Дриусси. При этом, он не диспетчер, не классическая десятка с креативным интеллектом, способным оценивать не только свою позицию, но и позицию партнеров относительно себя. Прямо скажем, это не Данни и даже не Жулиано.

При выполнении им функций оттянутого форварда, складывается впечатление, что Дриусси не совсем понимает, что от него требуется, когда команда играет против глубокой обороны соперника. Более того, его игровая мысль часто идет вразрез командной, что свидетельствует о недостаточном взаимопонимании и не до конца выстроенной атакующей модели «Зенита». В качестве примера показательный момент из игры с «Динамо».

Маммана продвигается с мячом по лево-центральной зоне, тогда как Дриусси только начинает движение из дальней части поля в сторону левого полуфланга. Не дождавшись предложения от партнера, Маммана разворачивает атаку к центру на Паредеса

В момент промежуточных взаимодействий между Паредесом и Ерохиным Дриусси начинает перемещение к центральной зоне. При этом Кокорин уже создал вариант для паса между линий в зоне расположения мяча. От Паредеса мяч переводится на Мамману, когда Дриусси уже покинул зону левого полуфланга. Как следствие, Маммана опять не имеет других вариантов, кроме как доставить мяч на левый фланг или вернуть Паредесу
Альтернативные предложения для паса в зоны между линий оппонента вполне могли бы исходить у «Зенита» от крайних полузащитников. Однако участие вингеров в комбинационном процессе при позиционной атаке, как и в случае с Паредесом, у «Зенита» опосредованное.

Здесь видятся сразу две проблемы. Первое – подбор игроков. Вингеры в прямом смысле «не те». По Ригони выводы делать рано, но в среде остальных футболистов «Зенита», используемых на флангах полузащиты, не хватает игроков, способных продуктивно сыграть на созидание. Например, за счет нестандартного дриблинга или кроссинга.

По среднему количеству попыток обводок «Зенит» в РФПЛ занимает только восьмое место. А в ТОП-20 игроков РФПЛ по количеству и качеству обводок от «Зенита» только Кокорин, который на 16 месте, и по количественной статистике он ниже таких персонажей как Данченко из «Анжи» или Соу из «Динамо». Понятно, что стоит учитывать ротацию (не играет постоянно Шатов, не играл Ригони), но тем не менее, момент показательный (постоянно играет Кокорин, в т.ч. на фланге; Кузяев).

По среднем числу кроссов «Зенит» вообще лидер с большим отрывом (в среднем 20 кроссов; у ближайших преследователей «Уфы» и «Урала» - по 14), но 2/3 кроссов выполняют крайние защитники (Кришито – лидер РФПЛ по общему числу навесов – 77), тогда как остальные подачи равномерно распределяются между вингерами и нападающими (даже Дзюба в среднем выполняет один навес или прострел в штрафную).

Вторая проблема – концептуальная. Задача вингеров «Зенита» вне зависимости от схемы видится в работе над созданием пространства для нападающих или крайних защитников. Жесткая структура «Зенита» предусматривает позиционирование вингеров строго по линии защиты оппонента и образную «привязку» к крайним защитникам соперника. Упрощенно смысл в том, чтобы связать опекой обороняющегося игрока. Несколько примеров того, как это выглядит и работает.

Шатов «связал» опекой флангового защитника соперника, что спровоцировало свободную зону. Дриусси среагировал на открытое пространство, создав потенциальный вариант для продольной передачи Кришито вперед

Ситуативно Дзюба в позиции правого вингера, он «связывает» опекой левого защитника соперника. После продольной передачи Мамманы на Дзюбу в освобожденную зону через Артема выводится Иванович

Полоз «связывает» опекой правого защитника соперника. В зону за его спиной рывок совершает Дзюба, открываясь под продольный пас Кришито. Это начало второй голевой атаки «Зенита» в игре с «Краснодаром». После закрепления на чужой половине поля в левом фланге питерцы поменяют направление на правый и выведут на результативный кросс Ивановича
В чем плюсы и минусы такой системы?

Плюсы строгой продольно-диагональной модели игры «Зенита» очевидны:

- при продвижении мяча «отрезается» большое число игроков соперника (обычно 6-7, видно на изображениях);

- форварды «Зенита» оказываются в ситуациях 1 в 1 против страхующих фланг центральных защитников соперника. А это: 1) возможности для обводки с выходом на прострел, 2) перспектива индивидуального прессинга. Защитник соперника остается в изоляции и под прессингом сразу лишен вариантов зряче отдать пас своим партнерам. Лучшим вариантом в таком случае является аут – но и это стратегический перевод атаки к чужим воротам для «Зенита». Худшим – обрезаться под давлением. Форварды «Зенита» постоянно прессингуют до получения выгоды для команды;

- перспектива ситуаций 2 в 1 за счет игроков второго темпа и вбеганий из глубины. Эффективным игроком такой функции является моторный Кузяев, который лучше всех полузащитников «Зенита» работает на «подхвате» под форвардами команды: и вырывается на ударные позиции, и оказывается в зонах для острого продолжения игры

- возможность для крайних защитников и форвардов «Зенита» навешивать и простреливать в разреженную штрафную площадь. Пространство в штрафной возникает вследствие ухода в сторону фланга одного из страхующих центральных защитников или опорных хавбеков соперника.

В чем же недостатки? Первое – зависимость такой системы от индивидуальных физических качеств нападающих и выигрыша борьбы. Для версии «Зенита» с игрой в центре атаки Кокорина и Дриусси – это зависимость от их скорости и дриблинга. Показателен в этом плане матч со «Спартаком», где москвичи хоть и провалились по счету, в плане противостояния такой позиционной методике атак «Зенита» не ошиблись ни разу. Джикия и Боккетти своевременно реагировали на маневры Дриусси и Кокорина, смещаясь за ними в сторону фланга, и выиграли у нападающих «Зенита» практически всю борьбу, не позволяя продвигаться за счет скоростного ведения мяча.

Для версии «Зенита» с игрой Дзюбы на острие – зависимость от силовых качеств Артема. За счет физической мощи он становится опорой для вбегания партнеров из глубины. Ярким и показательным в этом плане был матч с «Уфой», где большинство острых моментов «Зенит» создавал за счет продольных передач на Дзюбу по флангу и быстрого вбегания под него Кокорина или Дриусси (Артем выполнил 4 точных ключевых паса в той игре – больше всех). Негативным примером является игра с «Анжи», где при правильной подстройке защитников соперника под Дзюбу форвард выиграл только 24% борьбы (при среднем показателе по сезону 36%).

Второе – зависимость атакующей системы «Зенита» от оборонительной модели соперника. Эффективнее всего атаки питерцев проходят против моделей ориентированных на прессинг и оборону высоким и средним блоком. В таких случаях увеличивается и пространство за спинами защитников соперника, и сама глубина обороняющейся команды, что повышает значимость вбеганий игроков «Зенита» со второго темпа. При обороне низким блоком эти возможности нивелируются, и «Зенит» рискует свести свою игру к не самой перспективной борьбе.

После игры с «Динамо» показательным было флеш-интервью Роберто Манчини, где он сказал, что его команде при атаках не хватало глубины. Т.е. той самой растянутости оппонента по полю, при которой можно эффективно проводить продольные атаки. «Зенит» не смог спровоцировать оппонента на то, чтобы его игровые линии поднимались высоко по полю, и расстояния между оборонительными линиями увеличивались.

Ерохин как олицетворение средней линии «Зенита»

«Покажите мне вашу полузащиту, и я скажу, что у вас за команда». Высказывание Маслова способно охарактеризовать еще одну проблему «Зенита». У питерцев нет атакующей продуктивности от игроков центра поля. В этой команде постоянно играет Александр Ерохин, атакующие функции которого четко не выражены и не влияют на комбинационный процесс. На мой взгляд, он является олицетворением всей полузащиты команды.

У Ерохина есть сильные стороны - стартовый рывок, умение ворваться из глубины в штрафную и продублировать форварда, умение сыграть вверху. Он отлично демонстрировал это в «Ростове». Но что эти качества дают для «Зенита» (всего 3 участия в голевых атаках при регулярной практике), и в чем игровая роль Ерохина? Так ли его нахождение на поле необходимо для комбинаций команды?

В базовой схеме «Зенита» 4-4-2 Ерохин обычно занимает позицию правее Паредеса и комбинирует либо с ним, либо со Смольниковым и Кузяевым. Когда атака команды продвигается вглубь правого фланга, Ерохин фактически выступает в роли страхующего игрока, который будет блокировать этот фланг при потере мяча. Таким образом, команда может безопасно для себя получать выгоду от высоких подключений в атаку Смольникова. Даже если допускается потеря в активной фазе игры, ниже линии мяча у «Зенита» остается 4-5 игроков. Как следствие, «Зенит» редко ловят на контратаках, а команда с быстрых атак не пропустила ни одного гола.

Игра со «Спартаком». Атака «Зенита» продвигается вглубь правого фланга. Ниже линии мяча остаются 5 футболистов команды. Негативный момент – атака малым числом в условиях плотной обороны оппонента находится в проигрышном положении. Смещение дополнительного игрока в сторону мяча на фланг (в данном случае Дриусси), лишает команду возможности сыграть через центр, если зона будет освобождена вследствие перенасыщения активного фланга. Дальний вингер (Шатов) также не перемещается к центру. В результате, если атака на правом фланге захлебнется, есть только один вариант ее продолжить – разворачивать назад и менять фланг
В схеме 4-5-1 функция Ерохина может видоизменяться, но без повышения его влияния на комбинационный процесс. Александр в фазе атаки может выдвигаться высоко вперед, что деформирует схему в 4-4-2 (видно на некоторых изображениях прежде). Он дублирует центрального нападающего или играет под ним, при этом не выступая транзитом между центральными полузащитниками и группой атаки.

К примеру, в матче с «Анжи» Паредес и Краневиттер в совокупности отдали Ерохину всего 6 передач, в игре с «Краснодаром» Краневиттер и Кузяев – 4, в поединке с «Уфой» Нобоа и Краневиттер – 3. Это крайне мало. Вроде как – Ерохин на поле есть, а на самом деле его нет.

И это касается всего центра полузащиты «Зенита» – он прямо не работает над созиданием команды. Не работает ни над продвижением мяча, ни над созданием численного перевеса в зоне мяча, ни над заполнением пустых зон, которые могут появиться вследствие «перегруза» (насыщения) зоны мяча.

После перевода атаки на фланг или в чужую треть центральные полузащитники «Зенита» чаще всего считают свою функцию выполненной. Они остаются ниже линии мяча или в «пассивных» зонах. Наблюдается малое число атакующих перемещений с их стороны. Не хватает активности в открываниях между линий и заполнения атакующих зон для увеличения вариантов для продвижения мяча.

И если для схемы 4-4-2 такая осторожность понятна (центр поля может «провиснуть» при малом числе игроков в линии полузащиты), то для схем 4-4-1-1 и 4-5-1 не совсем. Как минимум два, а то и все три центральных полузащитника команды редко вовлекаются в активную фазу атаки вне зависимости от счета. В результате фланговые игроки и игроки нападения «Зенита» нередко оказываются в изоляции и ограничены в вариантах для паса. Несколько примеров.

Игра со «Спартаком». Атака «Зенита» продвигается через левый фланг Кришито. Зона полуфланга не заполняется. Только два варианта у Кришито – сыграть продольно через Шатова, или забросить вперед нападающим. В случае, если будет выбран первый вариант на Шатова, тот без подыгрывающего в полуфланге рискует потерять мяч под групповым прессингом соперника, если не выиграет борьбу 1 в 1 или успешно не пройдет оппонента на дриблинге

Игра с «Уфой». Аналогичный момент: у Кришито всего два варианта для продвижения мяча – продольный пас Дриусси или заброс Дзюбе. В обоих случаях атакующие игроки «Зенита» без поддержки окажутся в изоляции. В данном случае Кришито выполнил пас Дзюбе. После приема мяча форвардом сразу три игрока «Уфы» вступили в прессинг против него (опекающий защитник и два полузащитника)

Схожая ситуация. Сразу пять игроков «Зенита» ниже линии мяча в активной фазе атаки. Однако в пользу такой манеры игры в данном случае говорит преимущество в счете над «Уфой»

Ситуация из матча с «Анжи» при равном счете. Три центральных полузащитника заполняют одну и ту же зону (центральный квадрат), располагаясь на узком пространстве. Мячу некуда двигаться вперед. Только на фланг. У Кришито всего один вариант – продольный заброс Полозу. Примечательно, что в РФПЛ в ТОП-20 игроков по длинным пасам в сезоне входят всего два полевых – Семенов из «Ахмата» и Кришито

«Зенит» поменял фланг развития атаки. Ни один из центральных полузащитников не сместился в сторону мяча, чтобы «связать» линии при продвижении атаки. Иванович может либо забросить вперед, либо вернуть назад Паредесу. При этом хавбек не получит вариантов продолжения атаки кроме как через заброс или разворот на другой фланг

Мевля направил атаку на левый фланг Кришито. У итальянца нет вариантов взаимодействий кроме Кузяева. В зоне мяча питерцы в численном меньшинстве
Выводы

Как и положено у итальянских тренеров, Роберто Манчини начал строительство «нового» «Зенита» с базиса – построения прочной обороны. На данном этапе развития в Санкт-Петербурге выстроена строгая дисциплинированная контратакующая команда, проведена успешная работа в данном направлении. Об этом свидетельствуют как матчи РФПЛ (пропущено всего 3 мяча; оборону «Зенита» очень трудно «вскрыть»), так и матчи в Лиге Европы.

Однако с точки зрения построения атаки «Зениту» есть куда развиваться. В обывательском понимании она не выстроена и сочетание «нет игры» подходит для сине-бело-голубых. В комбинациях «Зенита» при позиционных атаках ощущается дефицит не только импровизации, но и созидательных идей. Чрезмерный упор на фланги и индивидуальные физические качества игроков атаки (сила, выносливость и рывковая работа) делают команду предсказуемой. Уже можно считать тенденцией неспособность «Зенита» играть против так называемых «автобусов». Одинаковыми по качеству и сложности были игры с «Рубином», «Ростовом», «Динамо», «Анжи». Наблюдается уязвимость команды к потере очков в таких играх при невысоком уровне созидательности (проследить динамику создаваемых моментов и ожидаемых голов (xG) можно на этом сайте: ссылка).

Из топ-команд РФПЛ «Зенит» реже всех выполняет острые передачи (в среднем 18/9 за матч – пятый показатель в турнире, хуже, чем у ЦСКА, «Спартака», «Локомотива» и «Краснодара»), но самое главное – питерцы игнорируют потенциал центральной зоны.

Из «зоны 14» (центральная зона в непосредственной близости от штрафной площади соперника, откуда по статистике выполняется большинство голевых передач в футболе) «Зенит» в сезоне выполнил только 8 точных ключевых передач («Краснодар» - 45, ЦСКА и «Спартак» - 28, «Локомотив» - 27). Бывают эпизодические элементы импровизации (вроде мягкой навесной передачи Нобоа на Кокорина в игре с «Ростовом» или голевого паса Краневиттера на Дриусси в игре с «Уфой»), но в целом у «Зенита» нет четкой методики проникновения к этой зоне и вариантов ее использования.

В этом плане команда является заложником своей жесткой структуры и стремления сохранять баланс (атака малым числом, ниже линии мяча 4-5 игроков). Для сравнения: «чемпионский» «Спартак» в чужую треть продвигал до 8 игроков, а ниже линии мяча оставлял двоих (центральные защитники), реже троих (+Фернандо) игроков.

Безусловно, пока есть результат, эти проблемы не будут очевидными. Однако в долгосрочной перспективе при нехватке атакующих идей потеря очков с командами ниже статусом может стать регулярной (эта тенденция уже прослеживается). Более того, у команды, где в основу поставлен физический компонент как в обороне (прессинг и контрпрессинг, энергичные перемещения игроков по зонам с сохранением компактности основаны не только на тактике, но и на «физике»), так и в атаке (рывковая работа нападающих, фланговых защитников и игроков второго темпа) может возникнуть прямая зависимость результатов от физического состояния. Если команда не начнет прогрессировать с точки зрения построения атаки.

Также стоит сказать, что не только «Зенит» является заложником жесткой структуры Манчини, но и сам Роберто – заложник клубной «перестройки». Как бы смешно не звучали слова Манчини, но его команде действительно нужны еще футболисты, поскольку, даже практически полностью сменив состав и имея неплохую глубину, «Зенит» не является укомплектованным.

У команды дефицит ярких футболистов, склонных к импровизации и нестандартным решениям. А такие игроки у «Зенита» были всегда – Зырянов, Широков, Данни, Халк, Витсель… И с точки зрения созидания и импровизации потеря в летнее трансферное окно Данни и Жулиано оказалась преждевременной и болезненной для команды. Сейчас «Зенит» – это команда, состоящая из выносливых, быстрых и дисциплинированных игроков, но лишенная ярких красок.

В материале использованы данные InStat
Made on
Tilda