Рейтинг@Mail.ru
Аналитика

ЛИГА ЧЕМПИОНОВ
Безразличие

Тактический аналитик InStat Игорь Печерица о матче «Спартака» в Лиге Чемпионов, который ничего не решал.

Сразу скажу – такие заголовок и первая мысль не для оправдания вчерашней игры «Спартака» и итогового результата. Без политкорректности – «Спартак» вчера обзырянился. В игре на своем поле против команды из чемпионата ниже рангом, намного хуже составом, проигравшей до этого остальным соперникам по группе со счетом 0-13 от «Спартака» ожидалось гораздо большее.

Не скажу, что красно-белые обязаны были побеждать, громить, выносить, но имели для этого все основания. Даже при не высоком качестве игры «Спартак» создал достаточно моментов, чтобы победить хотя бы с разницей в два мяча, что говорит об уровне сопротивления, которое он получал. Точнее – не получал его достаточно, чтобы в душе после этой ничьей не остался горький осадок.

Результат же этой игры не имеет никакого значения лишь по той причине, что как бы не был сыгран пятый тур в группе Е, все решает исключительно тур шестой. При любом исходе матча «Севильи» и «Ливерпуля». Выезд в Англию был бы решающим даже в борьбе за путевку в Лигу Европы (в случае поражения от «Марибора»), не говоря о борьбе за место в 1/8 Лиги Чемпионов.

Если, конечно, не тешить себя надеждой на проигрыш «Севильи» в Мариборе и не надеяться на других.

Через других на моей памяти у российского футбола получилось только дважды. И оба раза в один и тот же период. Когда «Зенит» «триумфально» вышел из группы Кубка УЕФА и затем его выиграл, и когда сборная России не менее «триумфально» пробилась на Чемпионат Европы, достигнув там своего лучшего результата.

В этой связи, если бы такое в теории случилось бы со «Спартаком», он выиграл бы Лигу Чемпионов. Но этого не случится.

В остальном, в анализе этой игры хотелось бы выделить три момента.

Нехватка остроты с флангов

Как по мне, «Спартак» в этом матче с максимальной самоотдачей сыграл от силы минут 20-25. В стартовый отрезок игры, когда очевидно была сделана ставка на быстрый гол, но не вышло. И после всех трех замены минуты с 75-й до гола, когда команда максимально взвинтила темп и показала наивысшую ударную активность в динамике встречи.

С точки зрения тактики словенцы сделали все, чтобы добиться того, чего добились. Дарко Миланич выбрал построение 4-1-4-1, максимально насытив середину. Логика была понятна – максимально уплотнить центр и полуфланги за счет компактного блока центральных полузащитников и поддержки со стороны фланговых полузащитников. На оборону у словенцев работал даже нападающий Тавареш, активно создававший помехи Фернандо и Пашаличу для нацеленных передач вперед перед своей третью.

При такой модели соперника у «Спартака» до перерыва просматривался чрезмерный акцент на атаки через центр. При этом проникнуть к опорной зоне из-за высокой плотности линий «Марибора» красно-белым было затруднительно. Как итог – из этой зоны москвичи выполнили всего одну неточную ключевую передачу, что является непривычно малым показателем для команды.

Показательно, что до перерыва Зе Луиш, который является одной из ключевых фигур команды в розыгрышах перед штрафной, не выполнил ни одного паса из ближайших к этой зоне областей. Форвард был изолирован, и как следствие – часто смещался на фланги в поисках мяча.
Карта передач Зе Луиша
В таких условиях использование флангов было стратегически важным для «Спартака». Именно фланговые атаки приводили к наиболее острым моментам команды после перерыва и в итоге – к забитому мячу.

Да и середину за счет флангов «Спартак» стал освобождать во втором тайме чаще. Чем, правда, не воспользовался из-за низкого качества передач в одно-два касания всей атакующей группы. Брак в передачах у Адриано 23%, у Промеса – 28%, а у Зе Луиша –катастрофические 46%.

Но до перерыва фланговой активности не хватало. И причин несколько.

Первая – общая нехватка ширины. Середина становилась перенасыщенной из-за сужений с флангов Промеса и Попова и выдвижений вперед Пашалича. На локальном участке перед штрафной могло группироваться 5-6 спартаковцев. Это перебор.

Разбегаться к флангам атакующие футболисты команды активно начали, наверное, только после 30-й минуты. В остальном ширину обеспечивать необходимо было крайним защитниками. И качество их игры – это вторая причина, по которой «Спартак» был невнятен.

Здесь стоит разделить два момента. Первая – крайне низкое качество передач в фазе продвижения мяча. В больше степени это касается Комбарова, через которого продвижение шло чаще. Он выполнил 33 передачи в финальную треть или непосредственно в ней. Но его частая небрежность, особенно при игре в касание, при направлении мяча по диагонали в зоны между линиями соперника приводила к большому проценту брака. И это один из факторов того, что достаточно продолжительный отрезок в середине первого тайма «Спартак» банально не мог закрепить владение в чужой трети.
Карта передач Комбарова.
Очень много неточных передач, направленных по диагонали к зонам между линиями соперника. Неточные пасы выделены белым
Второе – это нехватка своевременных и резких подач в штрафную, что является важным компонентом против команд с низким блоком обороны. Эффективность кроссинга в таких условиях обычно является следствием двух элементов – это либо выигрыш мяча в борьбе 1 в 1 непосредственно в штрафной, либо острая адресация мяча в эту зону до того, как соперник отошел глубоко к вратарской.

По первому элементу показателен в первом тайме потенциально опасный сброс Зе Луиша на Пашалича, когда последнего оттеснили от мяча сразу два словенских защитника внутри вратарской и не дали пробить.

И если передачи в насыщенную штрафную хоть как-то «цеплял» Зе Луиш, то острые резкие подачи с фланга отсутствовали совсем. И здесь претензия к Петковичу. Линия нападения «Спартака» всегда создавала перспективный темп силами 3-4 игроков, но практически не получала передач. Серб предпочитал заниматься самолюбованием (5 попыток обводки, без перспектив и эффективности), нежели доставлять мяч в штрафную. То что он сделал во втором тайме, когда на ворота после прострела выходил Глушаков, требовало регулярности.
Петкович получил диагональный перевод вглубь фланга от Кутепова.
Зе Луиш и Адриано составляют первый темп атаки, открываясь под потенциальный кросс на рывке. Промес обеспечивает второй темп. До уплотнения оборонительной линии соперника в штрафной это - выгодный момент для хлесткой передачи. Например, такую же по логике передачу результативно сделал Кирилл Комбаров в игре «Зенита» и «Арсенала» в РФПЛ. Петкович же в данной ситуации долго работает с мячом и применяет ненужную обводку, замедляя темп атаки
Хотя причины такой игры серба вполне объяснимы. В России он столкнулся не только с малым игровым временем в команде, но и с необоснованной травлей извне. Отсюда и чрезмерное желание проявить себя.

Быстрые переходы и возврат владения

Что еще не получалось у «Спартака» на протяжении игры, так это быстрые переходы из обороны в атаку. Команда привычно встречала атаки соперника преимущественно в среднем блоке, часто позволяя словенцам долгое владение и проникновение вглубь своей трети, но так и не смогла этим спровоцировать пространство для фирменных ответных скоростных атак.

И это еще одна причина хвалить словенцев за тактический план. Их фланговые защитники в фазе владения подключались вперед непривычно мало. И если и делали это, то осторожно и в основном поочередно.
Таким образом, в момент потери словенцы отступали обычно имея 4-5 игроков сзади. В лучшем случае «Спартак» на быстром переходе в таких условиях оказывался в численном равенстве. Но чаще всего – в численном меньшинстве
При такой стратегии соперника «взрывать» игру у «Спартака» получалось только контрпрессингом и быстрым возвратом мяча после потери в чужой трети. На чужой половине команда за матч совершила 15 перехватов, 15 овладеваний, а соперник в свою очередь допустил в своей зоне 17 потерь. В результате большинство острых моментов у «Спартака» возникало именно при быстрой смене владения, когда словенцы оказывались несбалансированными, и появлялись локальные зоны.

Не получалась контратакующая игра у «Спартака» и в конце матча. Зоны для этого появляться стали, но выходить в них стало уже некому. В финале встречи «Спартак» стал обороняться непривычно низко, отодвинув Промеса и Мельгарехо в помощь Зобнину и Комбарову, а Зе Луиша – в линию полузащиты для помощи Глушакову и Фернандо. Впереди же оставался только Адриано. И выход вперед в 2-3 игрока в итоге из низких позиций выглядел не столь привлекательно, чем выход в 4-5 игроков из продвинутых зон, согласитесь. Да и локальные моменты, которые возникали в основном по зоне Промеса, «Спартак» не использовал.

Оборона в низком блоке не для «Спартака»

Переход на оборону в низком блоке и игра на удержание по привычке у «Спартака» не получились. Кажется, когда людям надоест считать рекорды Акинфеева, начнется подсчет рекордов красно-белых по пропущенным мячам в последние 15 минут.

Говорить долго об этом не имеет смысла, ибо порвалось там, где тонко, где обычно рвется.

Чтобы создавать прочный оборонительный низкий блок нужно два элемента – хладнокровие и умение. То и другое часто у «Спартака» пропадает. Причем по поводу умения сам Масссимо Каррера неоднократно говорил, что «мы не умеем так играть». Не понятно только: почему не учатся, либо почему из раза в раз «садятся», если знают, что не умеют.

Поскольку низкий блок обороны направлен на максимальное сужение линий (обычно ширина команды 40 метров по линии штрафной) для уплотнения центральной зоны, которая обычно считается наиболее опасной для атак, главная задача обороняющихся – уметь в таких условиях своевременно переместиться к флангу для контроля боковых зон и препятствования подачам. Ну и делать это синхронно и слаженно, не допуская разрывов между игроками по горизонтали, что позволяет оппоненту высвобождать середину.

Что касается подач, то если нет своевременного воспрепятствования кроссу, остается надеяться на защитников внутри штрафной. С тем учетом, что у «Спартака» уже несколько лет при любом тренере одна и та же проблема на флангах защиты – такие надежды наивны. Проход по флангу – передача на дальнюю – гол.
Ключевой момент атаки «Марибора».
Соперник проник к боковым границам штрафной и готов к подаче. В такой ситуации обороняющимся важно качественно перейти на персональную опеку. В данном случае Кутепов и Глушаков реагируют на опеку одного и того же игрока, который открывается в полу-позицию между Комбаровым и Кутеповым. Очевидна несогласованность. Формально Глушаков действует логично – контролируя вбегание игрока соперника из глубины, что является обычным делом для опорных полузащитников. Но и Кутепов реагирует на опеку именно того игрока, которого видит
Факт в том, что в этой ситуации в идеале должна быть игра 1 в 1 против словенцев. Как должна быть распределена опека между Глушаковым и Кутеповым, и почему между футболистами не было взаимного подсказа и быстрого ориентирования, и как следствие, почему были ошибки в решениях – это уже вопрос и к игрокам, и, главное, к тренеру.

В итоге кончилось тем, что Таски по цепочке, страхуя партнеров, бросил опеку своего игрока (забившего гол), а Зобнин ее не перенял.

Хотя в голевом эпизоде был допущено сразу несколько ошибок со стороны разных футболистов (по словам Карреры), эта цепочка событий эффективна против «Спартака». Так было и на этот раз, так было и в игре с «Динамо» в первом туре, так было и в матче с ЦСКА.

Кажется, так будет всегда. Ведь это – часть «Спартака».

При подготовке материала были использованы статистика и инструменты анализа компании InStat
КОММЕНТАРИИ (1)

Александр

Все так и было
970*90
320*50
468*60
Made on
Tilda