Рейтинг@Mail.ru
Аналитика
4 сентября 2019

РПЛ
8 тур
"Спартак" – "Зенит". Тренерская победа, тренерское поражение

фото: Владимир Песня, РИА Новости
Кирилл Алексеев, Вячеслав Залевский
Матч «Спартак» и «Зенита» закрывал первую часть сезона Российской Премьер-Лиги перед сентябрьской международной паузой. Летнюю часть, полную интересных тактических находок, красивых голов, ярких матчей. Учитывая это, а также статус противостояния, от игры двух топ-команд ждали накала эмоций. «Спартак» только вылетел из Лиги Европы, и победа над принципиальным соперником могла немного подсластить пилюлю. «Зенит» же на фоне ничьи с «Ахматом» и поражения от «Уфы» растерял преимущество перед конкурентами. Подливали масла в огонь и прошлые встречи
приблизительные позиции согласно тепловым картам футболистов
Игра все же не порадовала насыщенностью, но дала несколько интересных наблюдений.

Движение и расстановка

Начавший «перестройку» «Спартак» со старта сезона испытывает определенные кадровые проблемы, подкрепленные «бизнесом» нового генерального директора клуба Томаса Цорна, отдавшего Фернандо в Китай и позволившего Зе Луишу вернуться в Португалию. В самих этих трансферах нет ничего необычного, клуб получил хорошие деньги, которые, вполне вероятно, никто бы не дал за футболистов, откажись Цорн от сделки здесь и сейчас.

Вот только своевременных трансферов на вход на эти позиции не последовало, и «Спартак», вылетевший с треском из еврокубков в середине недели, к воскресенью подошел все с той же проблемной опорной зоной, Шюррле в виде центрального нападающего и Понсе на скамейке запасных, травмированным Мирзовым, которого, как оказалось, Кононов использовал в предыдущих встречах с травмой, и запущенной дезинформацией о недомогании Айртона.

Тем интереснее стало решение тренерского штаба «Зенита» впервые за сезон с первых минут отказаться от идеи с полузащитником, лишь номинально выходящим на фланге, помогающим создавать дополнительное давление в центре и играющим между линий, в пользу чистого классического вингера. С сочетанием Сантос – Жирков «Зенит» уже выходил на игру с Тамбовом, само по себе оно не стало откровением, и при желании укрепить зону левого фланга имело право на жизнь. Вот только и справа на поле появился «игрок во фланг» Ригони, имевший, как оказалось позже, к тому вечеру уже почти подписанный договор с «Сампдорией» на руках.

После матча Олег Кононов говорил о большом количестве проведенных матчей за последний месяц, недвусмысленно намекая на неудовлетворительную физическую форму своих подопечных: «Спартак» был лучше «Зенита» по ударам и владению. Сказались 9 матчей за 30 дней».

Но даже не возвращаясь к теме трансферов на выход, из хода встречи можно сделать вывод, что эти слова противоречат движению команды, продемонстрированному на поле.

Рассмотрим общекомандное движение на примере открываний, разделив поле на своеобразные зоны с различными коэффициентами, ранжированные по нарастанию от зон в защитной трети до атакующей трети. Для выборки берутся все открывания, включая те, которые происходят без получения мяча игроком, но только в активной фазе игры.
Разделение поля на зоны открываний
В случае со «Спартаком» открывается интересная картина. Столичная команда много владела мячом (62% игрового времени), отдала почти на 150 передач больше (467 при 85% точных против 319 при 74% точных у соперника), и футболисты красно-белых активнее открывались под передачи партнеров.
Карта открываний футболистов. Коэффициенты: В зону — 0,3. Перед — 0,5. За спину — 0,9
И вопреки всему этому победа «Зенита» далеко не случайна. Подавляющее большинство открываний игроков московской команды имело хаотичный, совсем не системный характер. Гус Тиль, набивший наибольшую цифру в этой таблице, был адресатом для передачи 20 раз за встречу, но ни разу не встретился с мячом в штрафной.
Полученные Тилем передачи
Кроме того, он не так уж часто получал мяч в пределах 14-й зоны. Для подобного числа попыток открыться столь малое количество полученных мячей говорит об отсутствии сыгранности или нехватке идеи. Как в первое, так и во второе охотно верится, учитывая выход в старте сразу четырех новичков.

То же самое подтверждается и моментами, возникавшими по ходу матча.

Вот почти патовая ситуация для позиционной атаки «Спартака», которая могла бы закончиться ударом только из-за ошибки защиты в финальной фазе эпизода (да, так и произошло).
Мяч находится под левой ногой у Джикии. Возможные адресаты – Айртон и Бакаев, оба на левом фланге, оба находятся в широкой позиции, но близко друг к другу. В тот же самый момент сразу 4 спартаковца в центре, кроме того, Рассказов и Ларссон отрезаны от возможной передачи
Другой пример — Джордан Ларссон
Шведу не откажешь в желании, открывался он очень старательно, делая многочисленные забегания по флангу. Но матч провалил, партнеры не снабжали мячом убегающего полузащитника, а в позиционных атаках Джордан совершал много потерь, не обострял, за исключением одной передачи под удар, который оказался дальним, шел в обводку крайне неудачно.

Что касается «Зенита» – ситуация диаметрально противоположная. Тренерский штаб намеренно отдал мяч «Спартаку», лишив красно-белых возможности контратаковать. Всего лишь 38% владения мячом. За последний год владение действующих чемпионов в рамках отдельно взятого матча опускалось ниже 40% только дважды: с «Краснодаром» в Петербурге в октябре 2018-го и в минувшее воскресенье. Что характерно, в новом сезоне сине-бело-голубые впервые владели мячом менее 49% времени (ровно столько было во встрече с московским «Динамо»)!
«Зенит», играя максимально компактно, не позволил «Спартаку» создать у своих ворот ничего опасного из штрафной площади
Линия полузащиты действовало значительно уже, чем обычно, плюс сохраняла вертикальную компактность обороны. Таким образом, провалов и коридоров в опорной зоне было значительно меньше, чем обычно.
Карта открываний футболистов. Коэффициенты: В зону — 0,3. Перед — 0,5. За спину — 0,9
Меньшее владение мячом предполагает меньшее количество открываний, поэтому в данном контексте невысокие цифры не вызывают удивление. А вот измененная роль Артема Дзюбы здесь отчетливо видна – один из ходов тренерского штаба, позволивший навязать борьбу «Спартаку» на флангах. И если во встрече с «Уфой» Дзюба был одним из самых «закрытых» на поле, то в игре со «Спартаком» в это показателе стал безоговорочно лучшим. Особенно стоит обратить внимание на зоны 0,5. Опускаясь низко, нападающий Зенита либо стягивал с собой Жиго с Джикией, либо оказывался против Айртона и Рассказова.
Карта единоборств Дзюбы
Дзюба, вступив в единоборства 51 раз, выиграл лишь треть, но и этого оказалось достаточно для реализации тренерской задумки. В подотчетном матче форвард был чрезвычайно полезен в подыгрыше, к чему мы вернемся позже.

Несколько других важных наблюдений по движению команды.

Выход Ригони с чемоданным настроением на поле – крайне спорное решение (с точки зрения игры, а не предпродажной подготовки). За исключением момента для Дзюбы, который, вероятно, был бы дополнительно рассмотрен VAR на предмет игры рукой, аргентинец не создал ничего и чуть не стал одним из соавторов гола в ворота «Зенита» – на 30-й минуте Эмилиано упустил Айртона за спину, а после ударил по ногам Бакаева в необязательной ситуации.

Конечно, здесь можно говорить о кадровых проблемах. Малком и Дриусси в лазарете, Мак, как и Ригони, до конца трансферного окна подыскивал себе новый клуб. Но ведь есть Сутормин, чьей сильной стороной является игра на разряженных пространствах на скорости. Где как не в игре с минимальным владением мячом могло бы пригодиться умение Алексея?

Выделим и то, как Смольников набрал форму, а также провел добротный матч. Несмотря на противостояние с Бакаевым, самым креативным игроком красно-белых в этой игре, с Айртоном и Шюррле, который в первом тайме эпизодически смещался на левый фланг, а во втором перешел туда полноценно, Игорь успевал отрабатывать не только в обороне (4 перехвата, 12 единоборств в обороне, второй показатель после Оздоева), но и вносить свой вклад впереди.
Например, одно из открываний за спину закончилось ключевой передачей под удар Оздоеву
Что интересно, Смольников, убегая вперед, не делал навесов (как и Ригони). На пару у них ровно ноль кроссов с игры. На фоне двух предшествовавших игр с 74 кроссами в сумме на всю команду, 7 подач со «Спартаком» выбиваются из ряда.

К слову, о подачах.

Входы в штрафную

Немаловажным фактором, коррелирующим с владением и ударами, являются входы в штрафную.

Петербургская команда ранее делала заметный упор на вход в штрафную через навесы. Напомним, еще неделей ранее в игре с «Уфой» не было ни одного входа через дриблинг, и почти половина от всех попыток шла через кросс.
Сплошная линия — дриблинг. Пунктирная светлая линия — пас. Пунктирная темная линия — навес
В воскресенье ситуация сильно изменилась, что и диктовал ход игры. «Зенит» трижды входил в штрафную через дриблинг, один момент должен был заканчиваться голом – Магомед Оздоев не сумел переиграть Максименко после выхода один на один под самый занавес матча.

Лишь один вход в штрафную был совершен через подачу (здесь и далее намеренно не включены стандартные), что в очередной раз подчеркивает подготовку тренерского штаба к игре. Дзюба опускался ниже для подыгрыша, а Азмун совершал большое количество рывков за спины защитников. Учитывая компактность построений, а также большую задействованность нападающих сине-бело-голубых при обороне своих ворот, кроссы перестали быть самым эффективным средством для доставки мяча в штрафную.

Мяч был забит иным способом – дальним ударом после стандарта, но «Зенит» создал три полноценных опасных момента из пределов штрафной.

Что же до «Спартака»:
Сплошная линия — дриблинг. Пунктирная светлая линия — пас. Пунктирная темная линия — навес
Ни одного опасного входа в штрафную. Совокупность из 20 ударов не дала даже одного полноценного ожидаемого гола – 0,74 xG (по данным WyScout). Итого: 42 позиционные атаки, 10 ударов, 8 ударов со штрафных, два удара с угловых.

Очень похоже, что команда просто не знала, что делать. И в этом есть как большая заслуга тренерского штаба «Зенита», так и просчет Кононова.

Андрей Лунев действительно может испытывать определенные сложности с дальними ударами, но для этого необходимы определенные вводные. Например, исполнитель такого дальнего удара.

Ранее «Зенит» уже встречал соперников, предпочитающих использовать сугубо дальние удары для взятия ворот. Ярким примером является пражская «Славия», попавшая с петербуржцами в одну группу Лиги Европы в сезоне 18/19. В первом, гостевом матче, чехи нанесли 25 ударов, при этом половина пришлась в створ! Во втором матче «Славия» пробила по воротам меньше, но смогла забить из-за пределов штрафной. В случае с москвичами точность ударов составила только 15%, за исключением штрафных, удары были неподготовленными и с не самых удачных позиций.

Не обошлось и без ложки дегтя для «Зенита»:
Гулиев очень часто оставался один на подступах к штрафной площади. «Спартак» неумело доставлял мяч в 14-ю зону или вовсе игнорировал открывания Аяза, однако этого может не простить другой соперник.
Packing – число игроков соперника, оставленное за линией мяча передачей.
PackingUP – то же самое, под давлением.
PackingDR – количество игроков соперника, оставленное за линией мяча дриблингом.
PackingFT – packing в финальной трети.
Impect – считаются только «отрезанные» защитники.
На ход – packing на ход партнеру, после которого не замедляется атака (считается в количестве передач, а не отрезанных игроках).
Прием – обратный packing, сумма игроков, «отрезанных» пасом у принимающего.
Прием на ход — обратно «на ход», считается количество передач, принятых на ход
Возвращаясь к роли Дзюбы. Феноменальная вовлеченность. Крайне полезен на приеме, конвертирует его в продвижение мяча дальше, но уже под давлением. В том числе речь о передачах на ход. Неоднократно говорилось о том, что из-за проблем с подбором игроков опция использования нападающего сборной на позиции ниже может принести больше пользы.

Да, Дзюба по своей средней позиции располагался на поле выше Азмуна, но, во-первых, в этом матче все игроки были больше задействованы при обороне, во-вторых, многие действия Артема на флангах приводили к сохранению мяча и выходу в контрнаступление. Его же пас пяткой с левого фланга в центр поля на 92-й минуте должен был становиться голевым.

«Зенит», к слову, вновь почти не задействовал дриблинг для атак. Среди всех игроков, «отрезавших» соперников дриблингом, только Дзюба отметился в финальной трети. Отдельно стоит выделить, что была задача тащить мяч на фирменном дриблинге «жонглированием» у Жиркова, но он пытался это применить не во фланговых зонах финальной трети (как обычно), а значительно глубже, такие попытки легко пресекались обороной «Спартака» за счет блоков и работы корпусом. Хозяева к Жиркову явно готовились.

Выход Ерохина на поле не изменил ход игры, но добавил сине-бело-голубым объема. Дежурная фраза, но именно это и было необходимо. Вместо инертного аргентинца на поле появился цепкий полузащитник, помогавший прикрывать центральную ось.

«Спартак» с начала матча включил высокий прессинг и до самого конца продолжал действовать в таком ключе. Поведя в счете, «Зенит» начал закрываться и в конце перешел на низкий блок обороны. Отсюда высокие цифры packing под давлением. В половине случаев игроки встречали давление при попытке отдать передачу.
Packing – число игроков соперника, оставленное за линией мяча передачей.
PackingUP – то же самое, под давлением.
PackingDR – количество игроков соперника, оставленное за линией мяча дриблингом.
PackingFT – packing в финальной трети.
Impect – считаются только «отрезанные» защитники.
На ход – packing на ход партнеру, после которого не замедляется атака (считается в количестве передач, а не отрезанных игроках).
Прием – обратный packing, сумма игроков, «отрезанных» пасом у принимающего.
Прием на ход — обратно «на ход», считается количество передач, принятых на ход
Безобразное распоряжение ресурсами подчеркивает показатель передач «на ход». Лишь 6 подобных передач. Все остальные совершались в статике, почти не влияя на продвижение мяча. Возвращаясь к открываниям, в частности, к открываниям Ларссона, стоит отметить, что он не получил ни одной передачи, «отрезающей» соперников, на ход! В связке с картой открываний очень ярко видны проблемы. И они вовсе не в неудаче и не в VAR, как сетовал Кононов.
Это момент сразу после момента с участием Айртона и Смольникова. Игорь не может подняться, москвичи продолжают атаку. В импровизированную карусель входят шесть футболистов. Айртон и Рассказов в эпизоде не участвуют. Мяч у Ларссона, под номер 5 — Шюррле, именно в этой зоне не хватает Смольникова и именно здесь недорабатывает Ригони
Вместо того, чтобы использовать эту зону, красно-белые пытаются заработать штрафной
Ряд наблюдений по матчу:

- впечатляющие показатели дриблинга. Айртон всегда очень охотно идет в дриблинг, и игра нынешнего «Спартака» располагает к этому. Бразилец без тени сомнения пускается в обыгрыш, если не видит рядом партнеров. Часто это приводит к потерям (в матче с «Зенитом» у него накопилось 15 потерь, 4 из которых – на своей половине поля). Партнеры Айртона тоже при отсутствии адресатов не чураются попытаться обыграть соперника;

- «Зенит» почти не создавал давления на защитников «Спартака», за исключением тех эпизодов, когда они подходили к штрафной петербуржцев;

- Понсе вышел на замену и занял позицию центрального нападающего. За полчаса он проиграл все 10 своих единоборств: по четыре – центральным защитникам и паре опорников, по одному – Шатову и Ерохину. В условиях плотной компактной обороны Понсе бесполезен, а эти условия будут часто встречаться «Спартаку» в РПЛ из-за статуса;

- Ларссон тоже неожиданно отыграл слабо в борьбе, например, проиграл на своем фланге Сантосу 8 из 10 дуэлей. Швед проиграл абсолютно все свои единоборства в атаке внизу, но забрал 4 воздуха из 5. За 69 минут – всего одна передача в финальную треть. Из всех 22 передач только три оказались вперед, из них лишь одна точная. Понятно, что это во многом заслуга Сантоса, но околонулевой вклад в атаку данный факт не оправдывает. У Понсе и Ларссона также по 0 касаний в штрафной, 0 успешных обводок и так далее;

- ни одна из замен Кононова не сыграла. План на игру провален. Шюррле, вышедший изначально на позиции нападающего, действовал по всему полю, но на острие оказывался крайне редко. Тиль, призванный поддерживать атаку, так и не сумел найти взаимопонимание с партнерами по ходу встречи и растворился на поле в своих попытках открыться. Большой объем действий, который никто не увидел.

Итог

Часто говорят об играх «Зенита» в разрезе грядущей Лиги Чемпионов. Этот матч не станет исключением. Команда Семака опробовала закрытый формат игры, применимый к соперникам, любящим владеть мячом. В прошлом году в Лиге Европы «Зенит» из шести поединков только два провел с владением, превышающим 50%, поэтому можно смело предположить, что и в грядущей ЛЧ петербуржцы будут играть от обороны. Учитывая выстроенность последних редутов (в чемпионате пропущено всего три мяча, в том числе автогол и одна ошибка Лунева), такая игра может помочь в выходе из группы.

Определенные вопросы, накопившиеся по ходу сезона, безусловно остаются. Например, будут ли одновременно появляться на поле Малком и Дриусси, не нарушая баланс игры. Но это вопросы общие, не применимые к частной игре.

Семак сыграл прагматично и победил.

«Спартак» провел крайне слабую игру с полным отсутствием идей. На поле вышли игроки, мало представляющие, чего можно ожидать друг от друга. Каждый пытался играть в свой футбол, в любой непонятной ситуации нанося удар издали, изредка пытаясь найти фол около штрафной. В совокупности у этих игроков есть потенциал, но для его реализации необходимо объединение вокруг тренерской мысли.

В воскресенье у Кононова не было плана «Б». Получив мяч от Семака, он так и не нашел способа взломать оборону «Зенита», не создал ни одного по-настоящему опасного момента. Впереди время подумать, найти баланс и встроить в систему привезенного опорника Крала. Хватит ли времени у Кононова?

Группы автора в ВК и телеграме
Подпишись на наши каналы в Telegram и в Яндекс.Дзен
Вы можете поддержать наш проект. Все средства направляются авторам материалов
Читайте также
Больше текстов про РПЛ
Made on
Tilda