Рейтинг@Mail.ru
Аналитика

СБОРНАЯ РОССИИ
Достойно. Но

Тактический аналитик InStat Игорь Печерица делится двоякими впечатлениями об игре сборной России против Аргентины.

Для меня стал откровением выбор агрессивной схемы Черчесовым на этот матч – 5-2-2-1 против 3-1-4-2 аргентинцев. Как и стратегические ориентиры российской команды – неожиданно смелый и агрессивный прессинг. Давление не было постоянным, но было строго ориентировано на движение мяча. Каждая передача аргентинцев назад сопрягалась с выдвижением наших линий вперед и прессингом вплоть до чужой штрафной.

Выбранная тренером российской команды схема оказалась удобной для реализации стратегии.
В чужой трети атакующая тройка россиян Полоз – Смолов – Кокорин перекрывала центральных защитников аргентинцев, а Глушаков или Кузяев выдвигались на опорного полузащитника Краневиттера. При этом контроль над серединой поля у сборной России обеспечивали второй центральный полузащитник, латерали, игравшие зеркально по своим оппонентам на флангах, Кудряшов и Джикия.
Эффективный, но бесполезный прессинг

В указанной игре Россия эффективно добивалась изоляции линий аргентинцев друг от друга, усложняя сопернику продвижения мяча. На чужой половине хозяева совершили 19 перехватов, 12 попыток отбора (треть от общего числа) и 17 овладеваний. Этим наша команда добилась 20 потерь Аргентины до центральной линии (35% от общего числа).

Как следствие – наша команда получала много возможностей для развития ответных атак из высоких позиций. Но из-за низкого качества комбинаций прессинг сборной России в итоге оказался бесполезным. При ускорении игры команда допускала слишком много брака (36% в передачах вперед), не компенсируя это попытками продвигаться вперед за счет скорости и дриблинга. «Легковесное» нападение россиян сыграло не слишком убедительно. Точность передач вперед у форвардов стартового состава составила всего 30%, а на троих Полоз, Кокорин и Смолов совершили всего четыре удачные обводки.

В результате команда не воспользовалась огромным потенциалом от эффективного прессинга и зонами, которые возникали у аргентинцев в переходных фазах игры. Более того, отмечался моментальный возврат аргентинцев в оборонительную форму и организация коллективного отбора против наших форвардов, владевших мячом.

Резюмируя: наши футболисты слишком долго думали и оказались технически неубедительными на фоне соперника.

Низкая оборонительная эффективность центральных полузащитников

Наблюдалось превосходство аргентинцев в общекомандной скорости в ключевых моментах игры: на переходах владения от одной команды к другой. Аргентинцы быстрее группировались в зоне отбора, быстрее продвигали мяч через дриблинг, быстрее и четче играли в пас, используя пространство. Они были сильнее во всех компонентах – в качестве отбора мяча, в успешности единоборств, эффективности обводок, точности и скорости паса.

Хотя с точки зрения организации наша команда четко придерживалась персональных ориентировок при прессинге, индивидуальное превосходство аргентинцев в ряде моментов приводило к провалам в обороне россиян и возникновению огромного пространства для атаки соперника.

Главным недостатком, который периодически проявлялся при прессинге у команды России, была нехватка цепкости и, самое главное, жесткости отборов (всего 12 фолов за игру при 9 у аргентинцев).

Провальной по качеству отборов была игра центральных полузащитников Кузяева и Глушакова, а также группы атаки. Стартовая тройка форвардов осуществила 9 попыток отборов – ни одного удачного. Показатели Кузяева – 7/1, Глушакова – 9/2. Наблюдалась неспособность наших футболистов остановить оппонента отбором со спины, когда аргентинцы применяли дриблинг и устремлялись в атакующий прорыв. При этом провалы в игре 1 в 1 не компенсировались необходимыми в таких случаях тактическими фолами команды.

В плане отборов и единоборств в центре поля нашей команде удалось улучшить ситуацию с выходом Ерохина во втором тайме (все три отбора – удачные). Он эффективно действовал в кооперации с Кудряшовым, Раушем и Дзагоевым в левой части поля. В этой зоне на половине соперника мы чаще всего овладевали мячом – 8 раз (7 после перерыва). В результате, в последние 15 минут хозяева даже смогли передвинуть игру на половину соперника с долгим владением мяча.

Структурная оборона, но

Несмотря на невысокое качество отборов, Россия в целом продемонстрировала высокий уровень надежности в оборонительной игре. В позиционной защите это было достигнуто за счет четко выдерживаемой структуры команды. Команда лишила соперника пространства в центральной зоне за счет формирования прочного блока между инсайдами и центральными полузащитниками. При этом зоны между линиями контролировали центральные защитники.
Четверка Полоз-Глушаков-Кузяев-Кокорин формирует узкий блок в центре, сокращая коридоры для продвижения мяча. Васин персонально выдвигается на Месси, уменьшая вертикальное пространство между линиями сборной России
В таких условиях продвижение Аргентины шло преимущественно по флангам. Структурными элементами их игры были смещения в широкие позиции Переcа и Ло Сельсо, что позволяло формировать двойки с латералями – Сальвио и Ди Марией.

При этом движение латералей гостей без мяча было разным. Если первый нагружал в основном зону Рауша вертикальными рывками, то второй был больше ориентирован на смещения по диагонали в полупозиции между Джикией и Фернандесом/Смольниковым. Впрочем, ни то, ни другое какой-то ощутимой выгоды для гостей не принесло.
Общий план атакующей структуры Аргентины и оборонительной структуры России
Главное разочарование, которое оставила Аргентина в Москве – это не самое высокое для топ-сборной качество командной игры. Именно системы – наличия продуманных выстроенных вариативных перемещений при комбинациях. Для того, чтобы перекрывать основные пути продвижения мяча аргентинцев, хозяевам хватало строгого выдерживания линий и персональных ориентировок.

Гости редко перегружали зону мяча, чтобы открыть для себя пространство в трети соперника. Их атакующим перемещениям не хватало системности. Агуэро и Месси не были привязаны к позициям, перемещались много и в разных направлениях, но при этом командой Сампаоли часто не выполнялся один из важнейших принципов атаки – принцип восполнения зон.

Замечались комбинации, при которых ниже линии мяча у Аргентины могли располагаться чуть ли не все полевые футболисты – без акцентированного заполнения зон в чужой трети. Либо же наблюдалась группировка аргентинцев на узком пространстве в одной зоне, что лишало пасующих в команде опций для передач.
Месси с мячом. Три его партнера в активных атакующих позициях, но в изоляции для паса из-за нахождения на узком пространстве в зоне численного перевеса оппонента. Еще 4 игрока Аргентины ниже линии мяча. При такой структуре комбинация не имеет перспектив
В таких условиях обороняться россиянам даже с учетом низкой эффективности отборов (28%) и единоборств (32% в обороне) было комфортно.

Однако все менялось, когда в игру «включался» Месси. Точнее даже – когда Месси «включал» игру. Следовало это обычно по одному алгоритму.

Лионель отходил назад для приема паса, разыгрывал «стеночку» с партнером и резко ускорялся. Это индивидуальное ускорение становилось сигналом для ускорения команды. Аргентинцы быстро заполняли атакующую треть, а наш, казалось, крепкий оборонительный фундамент разваливался с той же скоростью, с которой гости продвигались к воротам. Тут и сказывалась невысокая эффективность командных отборов россиян в динамичных эпизодах.

Нужен ли сборной габаритный нападающий?

Станислав Черчесов в одном из интервью сказал, что тренерский штаб национальной команды пока находится в раздумьях о необходимости для сборной физически крепкого и высокорослого форварда. Матч с Аргентиной, как видится, должен подтолкнуть к положительному итогу этих раздумий: такой форвард сборной нужен. И конкретнее – сборной нужен Дзюба как форвард не только габаритный, умеющий «цеплять верх» и создавать силовой заслон, удерживая мяч, но и форвард комбинационный.

Очевидно, что ставка на мобильное нападение в отчетной игре для России не оправдалась. Быстрый выход из обороны у команды не был качественным по тем же причинам, что и атаки после овладевания мячом в высоких позициях: низкая эффективность паса в свободные зоны и малое количество индивидуальных «взрывов». Кроме того, это сопрягалось с отменной игрой на опережение центральных защитников аргентинцев. Наши нападающие, даже при продуманных комбинационных ходах могли терять владение уже на третьей-четвертой передаче. С точки зрения прогнозирования эпизодов гости сыграли изумительно. Особенно понравился защитник Песселья, совершивший 9 перехватов мяча (лидер команды).

Не выходила у сборной России качественной и позиционная атака. Единственной атакующей идеей, которая запомнилась у наших, был прямой выход вперед через Кудряшова и разнонаправленное движение футболистов на левом фланге. До перерыва это обеспечивали Полоз и Рауш. Первый уходил в глубину, чтобы спровоцировать разрыв в обороне соперника, второй пытался вбежать в пространство. После перерыва – Дзагоев и Рауш либо Смолов. Было все то же самое, только помимо Рауша добавились попытки врываться в пространство от Смолова.

Тем не менее, все это обычно заканчивалось игрой 1 в 1 против Песселья или Маскерано и отсутствием всяких перспектив для передач в штрафную.

При очевидных проблемах с продвижением мяча и в контратаках, и в позиционной игре, сборной вполне пригодился бы форвард таранного типа, способный ориентировать атаку на себя и компенсировать неточность в передачах за счет выигрыша борьбы и удержания мяча под давлением до выдвижения вперед основных атакующих сил. В противном случае без устранения проблем, которые есть, команде будет сложно отодвигать игру от своих ворот и приводить контраргументы более мастеровитым в техническом плане командам.

В материале использовались статистика и инструменты анализам компании InStat
970*90
320*50
468*60
Made on
Tilda