Рейтинг@Mail.ru
Коротко
Англия

VAR как пример первого регресса в оценке правил "вне игры" в истории футбола

История с "офсайдом" Садио Мане в матче против "Эвертона", из-за которого "Ливерпуль" не смог победить в дерби, должна сигнализировать о том, что правило в нынешнем виде убивает игру.

Это не предвзятость, а широко распространенная некомпетентность со стороны функционеров, которые хотели быть футболистами, но раздражены тем, что так и не смогли стать ими.

За 150 лет существования правила о положении "вне игры" оно так и не стало совершенным, и, скорее всего, никогда не будет таковым.

Его первоначальной целью было предотвращение ситуаций, когда нападающие бы просто стояли возле вратаря в ожидании передачи.

С самых первых дней правило было корректным и отчасти либеральным, пусть и редактировалось, хотя не в сторону упрощения. Но в любом случае правило офсайда трактовалось в пользу атаки, оно поощряло активность нападающих.

То, как сейчас положение "вне игры" трактуется при помощи VAR, является первым регрессивным изменением в этом правиле. Официальные лица активно охотятся за любой возможностью отменить гол в таких ситуациях, и речь не об устранении ошибок, а об их постоянном поиске.

Офсайд есть офсайд? Нет, это не так. Технология, которая позволяет оценить, пересек ли мяч линию ворот полностью, имеет двоичную трактовку: либо да, либо нет. Камеры фиксируют это, и мы понимаем все отчетливо. Это понимает и рефери. Матч идет своим чередом.

Оценивать положение "вне игры" с помощью такой бинарной системы нельзя, потому что здесь нет ничего очевидного. Слишком много переменных, слишком много вариаций в рамках правила, чтобы окончательно сказать есть офсайд или его нет, просто проведя линию на экране.


Во-первых, сама технология имеет встроенный диапазон погрешностей от 13 до 30 см – захват экрана просто не настолько быстрый, чтобы предложить что-то лучшее. Офсайды, например, Стерлинга или Сона в недавних матчах (иллюстрация второго – выше) были в буквальном смысле миллиметровыми. По этой причине даже для самых привередливых из нас эксперимент уже считался бы неудачным.

Более того, определение "когда выполняется передача" прекрасно и нормально, если используется в реальном времени при помощи человеческих глаз (хотя на протяжении многих лет мы с радостью принимаем, как лайнсмены пытаются одновременно смотреть на момент паса и на позицию нападающего, что почти физически невозможно), но это правило никогда не разменивалось на те мелочи, с которыми его энергично применяют сегодня.

Момент касания мяча игроком, адресующим его в сторону партнера в офсайде, зависит исключительно от частоты кадров, скорости, с которой пишет VAR-камера, и оценки отдельно взятого видеоассистента, поэтому невозможно точно постоянно определять, когда футболист коснулся мяча при передаче.

Так что Марк Клаттенбург, заявивший Daily Mail, что "для определения офсайда у нас есть лучшая из технологий, которые имеются на данный момент", просто сказал глупость. Ситуация с передачей футболиста партнеру, который может находиться "вне игры", требует человеческой интерпретации, и хотя следует приветствовать то, что технология должна помочь незадачливым рефери на линии в их трудной задаче, это означает, что правило теперь нужно переписать.

Если оценивать все спорные моменты, накопившиеся за последние месяцы хотя бы в АПЛ (Мане, Сон, Айю, Стерлинг), с точки зрения невооруженного глаза, объективно, то мы не сможем утверждать о явном офсайде. Составители правил не учитывали технологии, которые теперь позволяют трактовать их доктрину.

VAR всегда предназначался для исправления "явных и очевидных ошибок". Если судьи тратят почти три минуты на расшифровку "правильного" решения, то по определению оно не является ни явным, ни очевидным. Но сейчас, когда прецедент создан, вряд ли они смогут все откатить. Даже если использование VAR при офсайдах будет иным, менее активным, любители игры начнут беспощадно отмечать каждый инцидент, который они видят и который технически все еще является "офсайдом".

Никто – ни тренеры, ни футболисты – не застрахован от того, что глупые решения больно ударят по их карьерам.


Правило игры рукой тоже далеко от совершенства, оно редактируется людьми, которые далеки от понимания того, как работает футбол, но даже в этом хаосе, наконец, проглядывается некая последовательность.

Но с правилом "вне игры" ничего не попишешь, нельзя отредактировать его так, чтобы оно помогло нападающему. Футболисты не перемещаются на миллиметры, по которым оценивают их положение. Получается, что они должны находиться на уровне плеча последнего защитника, а это уже выгодная ситуация для обороняющихся, и все это ведет к снижению числа разрезающих передач. И все из-за 150-летнего правила, которое не могут обновить в условиях внедрения высоких технологий.

И проблема глубже, чем просто преимущество одной из сторон. Это нонсенс, это неправильно, сама по себе концепция офсайда становится одной медвежьей услугой. И если вы хотите, чтобы это правило применялось с преимуществом для одной из сторон, то быстрый взгляд на матчи ЧМ-90 в Италии, когда форварды не были "вне игры", даже находясь за спинами защитников, покажет, как раньше выглядела игра в атаке.

Спойлер: это было не очень хорошо. Прим. "Реджиста": До сих пор любители футбола называют тот мировой чемпионат самым скучным за всю историю, и даже сборная Бразилии удивила всех, играя стартовые матчи в пять защитников.