Рейтинг@Mail.ru
Аналитика
8 октября 2018

РПЛ
10 тур
"Зенит" переиграл ближайшего преследователя в РПЛ и увеличил отрыв от конкурентов

фото: "Спорт День за Днем" (Илья Смирнов)
Игорь Печерица
Главные тактические детали центрального матча 10 тура российского чемпионата с участием «Зенита» и «Краснодара» выделяет аналитик InStat Игорь Печерица
приблизительные позиции согласно тепловым картам футболистов
Состав «Краснодара». Снижение атакующего потенциала

Хотя нынешний «Краснодар» имеет привычную стилистику, основанную на атакующей компактности (обычно не более 30 метров по глубине атаки у команды и в пределах 40 метров по горизонтали у основной атакующей группы) и розыгрыше мяча короткими/средними передачами, южный коллектив стал более гибким.

Еще весной, когда команду возглавил Мурад Мусаев, изменения в игре были направлены на усиление флангового потенциала, а в новом сезоне это стало более очевидным.

Сравнительная статистика. Если при Кононове и Шалимове, играя с выраженным центральным акцентом, «Краснодар» из центра наносил около половины ударов в позиционных атаках, то в сезоне 18/19 «Краснодар» (первый полноценный для Мусаева) проводит всего 33% позиционных атак центром и наносит в них только 38% ударов, равномерно создавая остроту и с левого, и с правого фланга. Хотя голевая эффективность таких атак остается по-прежнему привычно высокой.

В связи с этим невозможность использовать с первых минут Рамиреса из-за лимита на легионеров серьезно сказалась на атакующем потенциале гостей. Левый защитник хорош не только в создании ширины и в исполнении внезапных хлестких передач с фланга, но также в способности к сильным ударам с дистанции и к разгону атаки ведением из глубины с применением обыгрыша. По эффективности обводки у него наряду со Стоцким второй-третий показатель в команде (17 и 18 удачных в сезоне, соответственно) после Вандерсона (44).

И если справа «Краснодар» способен компенсировать возникающую порой нехватку атакующей агрессии от флангового защитника (когда там играет Петров, а не Стоцкий) за счет новой роли Вандерсона, создающего ширину при обмене зонами с крайним защитником (уход Петрова/Стоцкого в полуфланг), то слева Классон играет в несколько иной манере (преимущественно открывания между зонами и уходы к центру атаки), а основная острота исходит от крайнего защитника.

Плюс к этому важно заметить, что Стоцкий — правша и наряду с Рамиресом в среднем в два раза чаще исполняет навесы в штрафную, чем Петров. Причем, даже неплохо владея левой и играя поочередно на разных флангах, количество его навесных передач с правого раза втрое выше, чем с левого.

Что касается Петрова, то он выделяется в «Краснодаре» больше как игрок подыгрыша, а значительная часть его ключевых пасов в текущем сезоне — короткий/средний пас через полуфланг или за спину вышедшего на него крайнего защитника соперника, нежели навес или прострел.

Второй серьезной потерей для атаки «Краснодара» стало отсутствие Ари. Формально его заменил Мамаев, который хоть порой и выполнял аналогичные функции (уходы в глубину, врывания за спины), но полностью компенсировать потерю бразильца не смог.

Полезность Ари для «Краснодара» не только в разноплановом и гибком движении (открывание между зонами, за спину по диагонали с разрывом чужой защитной линии), но и, что естественно для форварда, в силовой борьбе. Он способен создавать и силовую опору для розыгрышей низом перед штрафной, и выступать в качестве адресата передач верхом (как, например, со «Спартаком»), увеличивая атакующие опции команды.

Мамаев в силу специфики этих навыков лишен (выиграл только 2 из 13 единоборств в атаке против «Зенита», 10 из 11 проигранных единоборств — Нету и Ивановичу).

Защитная организация «Зенита». «Закрытый» характер игры для «Краснодара»

Непривычный выбор состава «Зенитом» можно объяснить решением двух задач. Первая – оборонительная. За счет перевода Ерохина в опорную зону и выхода Кузяева в позицию под нападающим, команда, вероятно, хотела повысить обороноспособность в центральной зоне.

Вторая – атакующая. Наличие еще одного мобильного игрока (Дриусси), помимо Мака, на фланге атаке могло дать дополнительную опцию скоростного развития игры через эти зоны, если учитывать высокую атакующую активность крайних защитников «Краснодара» и открытость их зон в переходный момент.

Обе задачи можно признать качественно решенными (у Дриусси лидерство по острым пасам в игре: 4 точных и 2 голевых паса, один из которых на быстром переходе).

С точки зрения защитной организации план «Зенита», вероятно, состоял в том, чтобы создать для «Краснодара» условия к закрытому характеру игры.

Поясню, что речь не о стратегии глубокой обороны и «ловле» на контратаках. Смысл в том, чтобы создавать ситуацию «закрытого мяча» для соперника. Либо через давление 1v1 (прессинг пасующего), либо путем закрытия пространства между зонами за счет компактной полузащиты, то есть — фактически перекрытия линии передач вперед.

В целом эта задача была решена хозяевами (из 21 удара «Краснодара» только 5 пришлись из штрафной зоны). В чужую штрафную гости имели очень мало острых проникновений.

В обороне «Зенит» применял вариации схемы 4-4-2 и 4-2-3-1 в зависимости от зон защиты. Как правило, если оборона шла в чужой трети, модель обретала вид 4-4-2 (за счет выходов Кузяева/Кокорина в прессинг одного из центральных защитников). Если это происходило в центральной зоне, схема приводилась к виду 4-4-1-1 за счет игры Кузяева/Кокорина по одному из опорных.

При этом, если один из опорных «Краснодара» вставал широко для начала атаки, либо в глубину для организации уходил Перейра (с обменом зонами с одним из опорных), и на них не создавалось давление, это компенсировалось компактностью в зоне мяча нижнего блока полузащиты. За счет перемещения в сторону одного из флангов Ерохин/Кузяев и Паредес перекрывали путь мяча в уязвимое пространство между линиями. Подстройка также шла и со стороны выдвинутых игроков (Кузяев/Кокорин).

Аналогичным образом команда подстраивалась, когда «Краснодар» вовлекал центральных защитников в организацию. Общая цель также состояла в перекрытии развития атаки пасом между зонами или усложнении такого паса.
Второй гол «Зенита» стал следствием контратаки после потери «Краснодара» в приблизительно такой же ситуации, как выше.

Контроль фланговых зон «Зенитом». Уязвимость в зоне Чернова

Компактность позволяла питерцам вести оборону большим числом и при попытках короткого розыгрыша «Краснодара» быстро получать страховку как по вертикали, так и по горизонтали, организуя коллективное давление на владеющего.

При узости обороны хозяев логично уязвимыми были широкие зоны. Широкий выпад на фланг обороняющихся у «Зенита» происходил по ситуации. Если «Краснодар» применял диагональный разворот в пустую зону, смещение на игрока могли совершать как Смольников/Чернов (тогда крайние полузащитники отходили глубже и прикрывали открытый полуфланг), так и Дриусси/Мак. Последние в большей степени ориентировались на крайних защитников гостей.

В целом при такой манере обороны «Зенит» контролировал фланговое развитие атаки соперником (Стоцкий 3 навеса /2 точных, Петров и Вандерсон — по 1/0).

Но зональное расположение крайних полузащитников «Зенита» и их переход на персональную ориентацию только по мячу (когда передача уже пошла на оппонента следовало быстрое сближение с ним) или по глубокому подключению (выход крайнего защитника «Краснодара» на линию защиты соперника сопровождался отходом в линию обороны крайнего полузащитника «Зенита») и отсутствие дополнительной ширины в обороне было основной уязвимостью хозяев в матче.

Наиболее острые ситуации в разных сочетаниях и комбинациях «Краснодар» создавал, используя зону за спиной Чернова.

Вне зависимости от того, какие сочетания применялись, общая тенденция была следующей. Один из атакующих располагался в полупозиции (между Нету и Черновым), что заставляло российского защитника «Зенита» либо играть уже, либо персонально реагировать, тогда как открывшееся пространство за спиной использовал партнер.

Таким образом были проведены комбинации с открываниями Вандерсона (в обоих таймах) и комбинация с попаданием Классона в штангу.

Атака «Зенита». Роль Дзюбы

Атакующая идея «Зенита» виделась в использовании пространства за спинами высоко расположенных защитников «Краснодара». Причем это касалось как переходных моментов (зоны за спинами крайних защитников), так и позиционных атак (зоны за спинами крайних и центральных защитников). Оба гола команды стали следствием использования привычных недостатков в обороне соперника. Хотелось бы остановиться на позиционной организации высокой обороны краснодарцев.

Главной особенностью команды при игре высокой линией является стремление контролировать движение оппонентов путем персональной ориентации. Защитники «Краснодара» часто реагируют даже на ложные маневры.

На флангах это приводит к большому разрыву между крайними и центральными защитниками, в центре — к зонам за спинами Мартыновича или Спайича, либо к разрыву между ними, когда один смещается за оппонентом широко на фланг.

Чаще всего моменты создаются соперниками путем создания ситуаций с «ломаной» защитной линией «Краснодара» и использованием вбеганий за спины:
Причем соперниками используются как длинные пасы, так и переводы в зону перед защитниками с последующим созданием скоростного эпизода 2v1 за счет поддержки.

Для ситуаций 1v1 наиболее уязвимое место у команды — в зоне Спайича. По сезону он хуже Мартыновича действует в отборе (57% и 76%) и в борьбе (69% и 74% в обороне). К тому же, оба демонстрируют сравнительно невысокие показатели эффективности верховой борьбы для центральных защитников (64%-65%).

У того же «Динамо» одним из вариантов организации нападения против «Краснодара» было вытягивание в глубину Рамиреса (с получением зоны за спиной), переводы в зону Спайича и создание ситуации 2v1, в результате которой использовалось возникшее пространство в зоне крайнего защитника «Краснодара».

Хотя ниже демонстрируется быстрый переход «Зенита», суть, когда «Краснодар» позиционно прессингует, приблизительно такая же:
Подобная ставка была реализована «Зениом» за счет Дзюбы, который чаще действовал в зоне Спайича (8 выигранных единоборств из 20), нежели против Мартыновича (4 выигранных их 10). Форвард либо способствовал продвижению партнеров в свободные зоны, либо сам пару раз выигрывая ситуацию у серба выходил на навес (2 всего / 1 точный).

Его успешная игра против центральных защитников гостей (конкретно против Мартыновича) и эффективное открывание (против Спайича в зону за спиной Мартыновича) определило развитие первой голевой комбинации команды.

В материале использована статистика компании InStat
ПРЕДЫДУЩИЙ МАТЕРИАЛ

ЛИГА ЧЕМПИОНОВ
Made on
Tilda