Рейтинг@Mail.ru
Аналитика

ЛИГА ЕВРОПЫ
«Спартак»: утешенное самолюбие

Сезон чемпиона России в европейских турнирах выдался неоднозначным. Матч «Спартака» на стадионе «Сан-Мамес» в Бильбао стал последним в нынешних еврокубках. Аналитик InStat Игорь Печерица выделил ключевые моменты ответной встречи с участием «Атлетика» и «Спартака»
«Спартак» опасался контратак «Атлетика»

Выбор состава Карреры на матч с «Атлетиком» вновь остался не до конца понятным. По сравнению с игрой в Москве тренер сделал сразу 4 изменения. Главный вопрос возник по переформатированному центру поля, где перестановки были наиболее глобальными: как в зоне под нападающим, так и в опорном блоке. Сменились все, что удивительно, поскольку в сочетании Глушаков – Пашалич – Ханни «Спартак» не играл ни разу. Даже на сборах.

Не зная всех факторов, приведших к такому решению, сложно его анализировать. Возможно, Каррере понадобились одновременно два мобильных игрока в центр поля с навыками креатива. Зобнин при должной работоспособности и скорости все-таки уступает Пашаличу и Глушакову в созидательных навыках. Фернандо в свою очередь не отличается энергичностью. Об одном можно сказать уверенно: выбрав такое сочетание перед линией защиты и оставив Фернандо в запасе, «Спартак» не планировал доминировать в этой встрече и действовать инициативно через владение.

Один из принципов разделения ролей в привычной паре Фернандо – Глушаков в центре полузащиты в этом матче у «Спартака» отсутствовал. Его суть в возложении созидательных обязанностей в глубине на бразильца и допущение полной свободы перемещений для Глушакова в чужой трети.

В этой игре в созидании и подключении функции Пашалича и Глушакова фактически были разделены поровну. При этом обоим не хватало выразительности ни в одном из компонентов. Глушаков и Пашалич выполнили 20 и 30 конструктивных передач соответственно, что обычно совокупно исполняет только один Фернандо, а в чужой трети появлялись эпизодически (всего 15 и 11 ТТД на этом участке поля).

И это главный фактор, по которому можно судить о стремлении «Спартака», прежде всего, обезопасить себя, а не бросаться вперед большими силами со стремлением забить как можно больше во чтобы то не стало.

Если, играя инициативно, «Спартак» обычно перегружает чужую треть силами 7-8 игроков, стремясь создавать численный перевес и использовать пространство в любой из вертикальных зон, то на этот раз москвичи сыграли со строгим разделением и сохранением баланса сзади. Команда не перенасыщала зоны на подступах к чужой штрафной, стремясь помимо центральных защитников оставлять ниже чужой трети еще минимум 2-3 дополнительных игрока.

Обычно остающимися были одновременно Пашалич и Глушаков, если Ещенко и Комбаров занимали активные позиции. В результате, когда «Спартак» атаковал флангом, это приводило к тому, что, во-первых, в зоне мяча москвичи были преимущественно в численном меньшинстве из-за дисциплинированной игры в защите «Атлетика» всех линий, во-вторых утрачивали возможность использовать возникающее пространство в центре, если пара опорных полузащитников «Атлетика» была смещена к флангу. «Спартак» в итоге значительно терял в своем атакующем потенциале.
Второй момент. Если вперед все-таки выдвигался кто-то из пары Глушаков – Пашалич, это приводило к снижению атакующей активности кого-то из крайних защитников. Либо Комбаров, либо Ещенко оставались глубоко и смещались ближе к центру, чтобы у «Спартака» на случай потери владения на этом участке оставалось как минимум 2 игрока. И в результате этого, опять же, команда теряла в атакующем потенциале – например, в ширине.
При этом очевидная выгода, которую получил «Спартак» в результате такой модели, – безопасность против быстрых атак «Атлетика». Хозяева провели таковых всего 15, но главное – имели только один путь: на фланг. И здесь даже если возникала свободная зона, она страховалась у москвичей либо центральным защитником, либо одним из полузащитников, тогда как в центре команда в любом случае сохраняла необходимое число игроков, чтобы отступать к своим воротам с численным преимуществом.

Прессинг «Атлетика». Шансы «Спартака»

При избранной модели и в отсутствие Фернандо против вертикальной модели «Атлетика» у «Спатака» не получилось установить контроль над игрой. Матч был перенасыщен единоборствами (205), фолами (18 у спартаковцев) и, как обычно говорят тренеры, разбился на микроэпизоды.

Здесь стоит сказать, что план «Атлетика» был более рискованным по сравнению с первой игрой. Если в Москве баски демонстрировали стратегию сдерживания соперника на флангах, обороняясь низко, то в домашней встрече избрали стратегию давления на фланги и полуфланги за счет коллективного прессинга. Принцип басков заключался в создании численного перевеса в зоне мяча при владении крайним защитником или центральным полузащитником «Спартака». Важную роль у хозяев исполняли Уильямс и Гарсия, которые в кооперации с фланговыми полузащитниками и парой опорных хавбеков обеспечивали команде необходимою плотность.
В итоге у «Спартака» не был достаточно удачным ни один из путей вывода мяча вперед – ни через фланги, ни через Пашалича с Глушаковым. Команда часто упрощала игру, действуя в удобной для соперника манере, что и сказалось на повышенном числе единоборств в матче и «рваном» ритме игры.

В то же время, стратегия «Атлетика» имела существенный недостаток, которым гости успешно пользовались до перерыва. Смещая большие силы к зоне давления, «Атлетик» ослаблял свой дальний фланг, что позволяло «Спартаку» остро выводить мяч вперед с использованием диагоналей. Чаще всего это было справа налево на подключение Комбарова (28 ТТД в чужой трети, больше – только Промес). Одна из таких комбинаций «Спартака» завершилась голом. Будь Комбаров точнее в исполнении (только 1 удачный кросс из 5), а команда – эффективнее в создании вариантов для адресации, шансов у «Спартака» для использования этой уязвимости «Атлетика» могло бы быть больше.

Второй тайм за «Атлетиком». Очередной удачный выход Зе Луиша

Второй тайм получился более вязким. «Спартак» так и не смог наладить контроль и сильно «просел» по владению вначале половины (только 30%). Игра стала более прямолинейной, в ней Глушаков и Пашалич не имели влияния. Показательно, что количество исполненных передач у хорвата сократилось вдвое по сравнению с первой половиной (24 и 12, «пропущенные» после замены последние 12 минут встречи не сильно повлияли на статистику). У Глушакова – аналогично (30 и 13).
Карта передач Пашалича в матче
Карта передач Глушакова в матче
В таких условиях выход Зе Луиша был разумным решением, даже если бы «Спартак» не пропустил. С его появлением и перестроением схемы с 4-4-1-1 на 4-4-2 команда окончательно подстроилась под стратегию «Атлетика» и перешла на прямые переводы к чужой штрафной. Как и в Москве, Зе отлично вошел в игру, выиграл 55% борьбы в атаке (больше всех в команде) и своим отбором начал голевую атаку, которую и завершил пасом на Мельгарехо.

Плохо то, что это был единственный значимый момент «Спартака» после перерыва (упало число позиционных атак: с 45 до 37, значительно снизилось число ударов: с 8 до 3). Хотя арбитр добавил 4 минуты, москвичи не имели шансов на финальный штурм. Как и вся встреча, игра в конце разбивалась на отрезки и практически была лишена чистого «игрового» времени.

В материале использована статистика компании InStat
970*90
320*50
468*60
ПРЕДЫДУЩИЙ МАТЕРИАЛ

ЛИГА ЧЕМПИОНОВ
Made on
Tilda