Рейтинг@Mail.ru
Аналитика
5 октября 2018

ЛИГА ЕВРОПЫ
2 тур
"Спартак" провел с "Вильярреалом" хороший матч. Но не беспроблемный

Фото: Василий Пономарев / Эдгар Брещанов / Sportbox.ru
Игорь Печерица
Тактические детали зрелищной встречи «Спартака» и «Вильярреала» в рамках группового этапа Лиги Европы – в материале аналитика InStat Игоря Печерицы
приблизительные позиции согласно тепловым картам футболистов
После матча и Леонид Федун, и Массимо Каррера назвали игру лучшей для «Спартака» в этом сезоне. Мои эмоции после игры были схожими, а ощущения – равносильными эмоциям от победы.

Пропущенный мяч на последних минутах не расстроил. Скорее, он привел игру к логичному завершению. Эмоциональность и довольно неплохое содержание атакующей игры «Спартака» нивелировалось оборонительными проблемами. Если быть откровенным, в некоторых моментах хозяевам откровенно везло. Гости имели слишком много пространства и острых, не доведенных до завершения, подходов.

Впрочем, по части везения то же можно сказать и про испанцев. Качественными действиями они не отличались, поэтому именно такое количество голов в игре – закономерность.

Взаимодействие на правом фланге «Спартака»

После поражения от «Ростова» «Спартак» вновь вернулся к построению 4-3-3 и опять в новых сочетаниях. На правом фланге впервые в сезоне сформировалась тройка Рассказов – Игнатов – Ломовицкий. И в отличие от многих прошлых встреч правый фланг на этот раз по созданной остроте сыграл не хуже левого (по 3 ключевые передачи команды из левой и правой зон около штрафной).

Ключевым методом продвижения мяча к этой зоне были диагональные пасы Джикии (10 точных длинных передач в матче, лидер команды в этом компоненте) и переводы вперед партнерам от Рассказова (5 точных передач Игнатову, 6 – Ломовицкому). Также периодически ближе к правой зоне в глубине поля смещался Фернандо, поддерживая розыгрыш из глубины.

Диагонали Джикии были ориентированы на Ломовицкого (5 принятых передач в матче от партнера) под ситуацию 1v1 против Педраса. Создавать угрозу с обыгрыша у Александра получалось с переменным успехом: из 8 попыток обводки удачными стали только 3. Однако все удачные эпизоды – в непосредственной близости от штрафной.

Такой метод переводов позволял «Спартаку» отодвигать игру ближе к чужим воротам и продолжать комбинацию с формированием динамичной тройки. На первых минутах именно активность молодых футболистов хозяев была основным методом давления на «Вильярреал». Смело двигался вперед Рассказов, несколько раз перспективно открываясь в полуфланге, мобильностью выделялся и Игнатов.

В то же время, нельзя сказать, что взаимопонимание в сочетании было идеальным. Периодами сохранялась общая атакующая проблематика «Спартака», характерная прежде – отсутствие игрока между зонами. Каррера несколько раз на пресс-конференциях отмечал этот момент.

Связан он, на мой взгляд, с не всегда синхронным движением Ломовицкого и центрального полузащитника в этой зоне. Причем вне зависимости от сочетания. Это наблюдалось и в игре с «Ахматом», когда рядом с Ломовицким играл Зобнин, и в матче с испанскими гостями. Как пример:
Центральные полузащитники и Ломовицкий могут оказываться на одной горизонтальной линии, что с точки зрения преодоления чужой обороны не перспективно, поскольку структура защиты соперника не нарушается.

С учетом того, что «Спартак» очень редко в 4-3-3 заполняет возникающий промежуток между зонами (дальний центральный полузащитник не смещается, центральный форвард не опускается), блоки становятся изолированными друг от друга.

Единственным вариантом продолжения атаки в таком случае для крайнего защитника становится заброс мяча вперед, что влечет риск перехвата или проигрыш ситуации 1v1 вингером или высоко расположенным центральным полузащитником.

Также нельзя не отметить, что первый гол «Вильярреала» произошел после ошибки Игнатова и контратаки через зону за спиной Рассказова. Хотя формально «Спартак» успел перестроиться в позиционную защиту, сами позиции, очевидно, были заняты неправильно.

Диссонанс случился между Фернандо и Игнатовым. Бразилец указал партнеру зону, в которую ему необходимо возвращаться, и начал смещаться на свое основное место. Игнатов, видимо, указаний не понял, в результате чего возникла «дырка» в структуре:
Взаимодействие на левом фланге «Спартака»

Одна из проблем Ломовицкого (помимо технических) при расположении на правом фланге – он очень редко сужает и очень редко отходит для приема мяча ниже в недодачу. Как следствие, не всегда следует размен позициями с центральным полузащитником, и может не создаваться атакующая глубина, благодаря которой провоцируется разрыв в чужой обороне.

Этих недостатков был лишен левый фланг атаки команды. Здесь часто идея состояла в разнонаправленном движении между Мельгарехо и Зобниным. Парагваец отходил ниже, ориентируя на себя опеку Марио Гаспара, что давало диагональный разрыв в обороне соперника и пространство для рывка Зобнина под продольные пасы Комбарова.

С учетом довольно высокого расположения защиты соперника «Спартак» несколько раз таким образом «отрезал» группу игроков и выводил атаку в решающую фазу. Самая острая комбинация в таком взаимодействии случилась перед пенальти, когда Рассказов совершил подбор мяча после подачи с левого фланга и вывел на ударную позицию Зобнина.

Здесь же у команды проходили и комбинации в два на третьего, когда в свободную зону на фланге выводился Комбаров, а Зобнин, располагаясь глубже, выступал в качестве адресата предобостряющего перевода. Причем все так же строилось на разнонаправленном движении:
Усиление давления на левый фланг атаки во втором тайме

Во втором тайме «Спартак» осознано стал давить на зону правого фланга обороны «Вильярреала». Предпосылкой к тому, что с этого участка может возникнуть что-то перспективное, стал острый длинный навес из глубины полуфланга от Зобнина (3 всего / 2 точных навеса в матче), ориентированный на рывок за спины обороняющимся Ломовицкого.

В середине второго тайма «Спартак» пошел на первые изменения в игре, которые стали ключевыми для усиления игры в атаке: Ломовицкий и Мельгарехо поменялись позициями.

Слева Ломовицкому, как показалось, стало играть удобнее. Он несколько раз перспективно сужал зону для подключения Комбарова и в целом эффективно действовал в коротком подыгрыше ему и Зобнину (все передачи во втором тайме – точные).

Справа Мельгарехо и вовсе стал ключевым игроком. Фернандо на переходах ориентировал ему мяч, что продолжалось обыгрышем со смещением (один перспективный заброс за спины на Ломовицкого, перевод под удар Ханни) и открыванием зоны для подключений Рассказова, что давало ситуацию 2v1 против Педраса до возврата глубоко в оборону левого крайнего «Вильярреала». Такие уходы в глубину к центру, чтобы открыть бровку партнеру, были характерны для Мельгарехо и без мяча, и после смены схемы на 4-2-3-1.

Также футболист был одним из важнейших игроков завершения атаки с левого фланга, включаясь в штрафную зону. Ставка «Спартака» была на диагональные навесы в зону Руиза (выиграл только 1 из 6 единоборств вверху) или за спину ему. Адресатами выступали Зе Луиш, который либо смещался за спину оппонента, либо ориентировал на себя опеку, и Мельгарехо, который мог пользоваться этой ориентацией. Дополнительно в штрафную мог врываться центральный хавбек.

В конечном итоге ставка на такой метод обострения себя оправдала.

Выход Ханни. Изменение схемы

С выходом Ханни команда перестроилась на 4-2-3-1. В атаке это позволяло численно насыщать зону левого фланга с участием четверых игроков (Ханни половину действий совершил на левом фланге) и усилить давление на нее, а в обороне – создать больше давления в прессинге на центральных защитников (за счет пары игроков атаки) и уплотнить зону между линиями (за счет пары опорных). Цепкость Ханни при прессинге создала предысторию первого гола, а его смещение на левый фланг – предысторию второго.

Причем перед вторым голом «Спартак» едва ли не впервые в матче создал локальный численный перевес в зоне за спиной Марио Гаспара на быстром переходе. В схеме 4-3-3 таких возможностей у «Спартака» было меньше. Причины две – низкое расположение в обороне и вингеров, и центральных полузащитников.

В схеме 4-2-3-1 более выдвинутому игроку сразу использовать пустые пространства на флангах проще, не дожидаясь выдвижения вперед вингеров. У того же «Вильярреала» такие «завалы» на пустой край часто совершал Пабло Форнальс, игравший под нападающим. Чаще всего происходило смещение налево в атаке в зону за спиной Рассказова (37 ТТД в этой зоне у Форнальса – максимальная активность в матче).

Проблемы «Спартака» при прессинге и на переходах

Основные проблемы «Спартака» в защите заключались как раз в не самом удачном контроле пространства между зонами, что регулярно использовал «Вильярреал» как при выходе из-под прессинга, так и при быстрых переходах (нанесли 8 ударов из 11 с игры в атаках через центр). Несколько раз это оборачивалось «потерями» зон Боккетти и Джикией. Защитники слишком высоко выбрасывались на оппонента, не всегда успевали сыграть на опережение или вступить в отбор и в итоге открывали пространство за спиной.

У «Вильярреала» было сразу несколько вариантов ухода от прессинга «Спартака» и все они были с применением одного метода: открыванием в глубину под пас в недодачу и быстрым разворотом на свободного партнера.

В центральной оси испанцы ниже располагали одного из опорных (обычно Ману Тригероса), и это при ориентации Зе Луиша на мяч приводило к тому, что гости выводили его передачей в зону между форвардом и центральными хавбеками «Спартака».

Зобнин и Игнатов не всегда ориентировались, кто должен выдвигаться на Ману (и должен ли вообще?), в результате чего опорный хав свободно выводил мяч из обороны. Показательно, что за матч полузащитник гостей всего четырежды вступал в единоборства в атаке. В свою очередь и Зобнин, и Игнатов очень мало вступали в отбор (всего 2 и 3 попытки, соответственно) и играли на перехватах (по 3).

Второй метод испанцев: использование флангов. Здесь либо шло открывание в недодачу против Комбарова и Рассказова, которые не успевали создавать помехи в высоких позициях (у каждого ни одной попытки отбора в средней зоне поля), либо вытягивание их с позиций ложным открыванием. Зоны за спинами в таком случае рывком использовали форвард или атакующий полузащитник «Вильярреала».

Помимо фланговой атаки, гости могли переводить мяч с фланга в пустое пространство между линиями «Спартака».

Эффективнее всего они стали использовать разрывы у «Спартака» после перерыва. Фернандо располагался слишком высоко при прессинге и на переходах. Причем, если он выбрасывался на оппонента, то это также шло без активного контакта, как и у его партнеров (всего 3 попытки отбора).

Что касается переходной позиции бразильца, то здесь видятся и плюсы, и минусы. Плюс – способность контролировать второй темп и подбирать мяч после неудачных атак команды (8 подборов на чужой половине – лидер матча). Несколько раз это позволило «Спартаку» сохранить мяч в атаке и продолжить атаку, причем с ускорением комбинации (обычно разворотом на открытый фланг).

Минус – центральные защитники были слишком далеко от партнеров, и, если подбор проигрывался, либо Фернандо жестко не вступал в борьбу (а он не вступал), от обороны изолировалось сразу 8 игроков (крайние защитники шли вперед преимущественно одновременно). На благо «Спартака» ни одну острую быструю атаку «Вильярреал» не довел до удара.

В материале использована статистика компании InStat
Made on
Tilda