Рейтинг@Mail.ru
Аналитика
29 июля 2018

РПЛ
1 тур
Вяло, да удало. "Спартак" начал сезон с победы

фото: Э. Брещанов/В. Пономарев, Sportbox/Матч ТВ
Аналитик InStat Игорь Печерица попытался найти хоть что-нибудь интересное в игре «Спартака» и «Оренбурга»
Честно скажу, мои ожидания от дебютного матча «Спартака» в сезоне остались моими проблемами. Взяв в свою фэнтези-команду Зе Луиша и Промеса, я наивно полагал, что они принесут достаточно очков, а игра получится яркой и результативной. И причина не в том, что я настолько не верил в «Оренбург» (не имел об этой команде представления), а в эмоциональной составляющей.

В последние годы «Спартак» приучил к тому, что его стартовые игры в чемпионате на «Открытие» получаются зрелищными. Это и победа над «Краснодаром» в прошлом сезоне, и вынос «Арсенала» в предпоследней игре Аленичева во главе «Спартака», и встреча с «Уфой» в дебютном сезоне того же Аленичева – хоть неудачная по результату (2-2), но одна из самых качественных с точки зрения атаки под его руководством.

Однако в матче с «Оренбургом» эмоций «Спартаку» хватило на 10 минут. Команда начала с хорошим ритмом, забила быстрый мяч и имела еще один момент, проведя острую атаку флангом Комбарова. В остальном – неторопливость и контроль без активных попыток «Оренбурга» этому помешать. И ощущение, что период подготовки продолжается, когда задача обрести игровой тонус важнее качества игры.

После игры Массимо Каррера сказал, что, конечно, можно играть лучше, но все зависит от соперника. «Оренбург» не допускал пространства для атак, хотя даже ведя в счете «Спартак» предпринимал попытки его найти, методично чередуя фланги.

Один из наиболее интересных вопросов, который задали тренеру москвичей, связан с его недовольством Боккетти. Мол, центральный защитник, часто начинал атаки через центр, хотя общая установка была играть флангами («действуя через центр, увеличиваешь риск получить контратаку»). Ответ Карреры и тактическая установка для команды подчеркивают стремление «Спартака» избегать ошибок прошлого сезона.

Не секрет, что в селекции при поиске центральных защитников клуб ориентирован на игроков с качественной первой передачей, поскольку они в системе Карреры выполняют важную вспомогательную роль для Фернандо при продвижении мяча. Центральные защитники не только координируют атаки в открытый фланг, но и часто развивают комбинации проникающими передачами.

При такой методике потеря для команды выглядит гораздо хуже, нежели проигрыш мяча во фланге. Просто потому, что при широкой расстановке «Спартак» слишком открыт и, теряя владение в центре, не всегда успевает сгруппироваться в зоне мяча, чтобы организовать контрпрессинг. Еще свежа в памяти неудачная проникающая передача Боккетти в нагруженную зону на Адриано в матче прошлого сезона с «Ахматом» на «Открытие», с потери которого грозненцы провели третью голевую атаку, окончательно похоронив надежды «Спартака» на чемпионство.

В то же время, когда такая передача проходит, отрезается средняя линия противника, и команда переводит атаку в фазу завершения с последующим розыгрышем мяча в касание «два на третьего» и прочими элементами футбольной красоты.

Вчера Боккетти выступал едва ли не ключевым организатором наступления «Спартака» в первом тайме. Идея красно-белых в построении атаки заключалась в создании тройки сзади из Фернандо и центральных защитников, где последние логично получали много пространства для движения через полуфланг при начале комбинаций. Единственный форвард «Оренбурга» Козлов был инертен в обороне (ни одной попытки отбора, всего 1 перехват) и практически не создавал помех для развития.

Для соперника продвижения Боккетти вперед становились негативным фактором. Им приходилось нарушать линейную структуру защитной системы 5-4-1, выдвигая для прессинга Поповича, что неминуемо вело к свободному диагональному коридору на фланг Комбарова. Первая голевая комбинация «Спартака» с игры как раз была организована через такой коридор.

Левый защитник «Спартака» очень эффективно использовал пространство и ситуацию 1v1 против латераля «Оренбурга», став лидером команды по удачным обводкам (5, наряду с Зобниным) и кроссам в штрафную (5, из которых 2 – точно).

Собственно, активность левого фланга была основной атакующей идеей «Спартака» (6 ударов после атак этой зоной). И здесь стоит отметить еще несколько интересных моментов. Первый – роль Глушакова.

Как было сказано Каррерой после матча, Боккетти не робот, а потому его попытки играть проникающе были логичны. Важную роль в создании каналов для проникающей передачи как раз выполнял капитан команды. В первом тайме он совершал много глубоких смещений в центральную зону.

С одной стороны, это отнимало часть пространства у Фернандо (выполнил в первом тайме 41 конструктивную передачу, Боккетти – 37, что говорит о незаметности роли опорного полузащитника; во втором тайме превосходство бразильца в конструктивных передачах над партнером увеличилось вдвое).

С другой стороны, расположение Глушакова в полупозиции между Чиркиным и Афониным требовало внимательности и узкой игры от обоих, что сказывалось на появлении достаточно большого коридора у «Оренбурга» в их правом полуфланге и давало свободу в движении Промесу. Афонин, к тому же, вынужден был метаться между контролем двух полупозиций (Чиркин и Попович), что непременно делало одну из зон для передачи перспективной:
Помимо этого, также мог возникать прямой коридор для перевода мяча непосредственно в штрафную (одна из попыток Боккетти была направлена на рывок Зе Луиша за спины обороняющимся).

В целом Денис и в других эпизодах очень качественно определял для себя игровое пространство. До перерыва интересной была задумка с обменом позиций между ним и Промесом. Голландец мог сдваивать центр нападения с Зе Луишем, и в таком случае Глушаков понимал необходимость занять пространство в широкой зоне, выступая едва ли не в роли левого хавбека.
Каких-то атакующих выгод «Спартаку» такие маневры не приносили, но это определенно то, за чем стоит наблюдать в последующем для выявления атакующих тенденций команды.

Во втором тайме функции Глушакова несколько изменились, что сказалось на снижении вовлеченности Боккетти в развитие атак (всего 18 конструктивных передач). Денис фактически стал выступать в роли опорного игрока в зоне левого полуфланга, что позволяло Комбарову проникать вглубь чужого фланга уже на ранней стадии атаки.
Карта передач Глушакова по таймам.

Очевидно смещение во второй половине ближе к левому флангу
Второй момент, который стоит отметить в действиях левого фланга «Спартака», связан с Промесом. Его позиция по-прежнему остается ключевой для направления контратак, и голландец периодически остается в выдвинутой позиции (во втором тайме он и вовсе часто сдваивал нападение с Зе Луишем при обороне). Но этот фактор скорее негативный (пока).

Расчет понятен – ставка делается на умение Квинси играть на пространстве. Но отсутствие других контратакующих векторов делает команду прогнозируемой (разгон Промеса «Оренбург» часто старался блокировать сближением в середине поля Андреева), к тому же прогнозируемым стал сам Промес.

Массимо Каррера после матча сказал, что голландец имел мало пространства, чтобы себя проявить, однако это недостаточно откровенно. Зоны для разгона в переходный момент у Квинси появлялись (хоть и не часто), но его маневры со смещением под правую не создавали трудностей даже для упомянутого Андреева, медлительного в силу возраста, не говоря о мобильном Сутормине, которому Промес проиграл 5 из 7 единоборств. Итого: 36% удачных обводок при 11 попытках (чаще остальных) – показатель очень слабый для флангового нападающего.

Что касается правого фланга атаки «Спартака», то команда и атаковала им реже, и моменты создавала нечасто. Ключевая причина нехватки остроты с этой зоны – меньшая активность в обыгрыше на фланге в ситуациях 1 в 1 (слева 17 попыток обводки команды, справа – 6). Этот элемент был очень важен, поскольку против системы 5-4-1 у соперника «Спартак» применял 4-3-3 в довольно жесткой структуре.

Если в прошлом сезоне Каррера использовал форвардов как «маятников» (реже – форварда и атакующего хава), перемещение к флангам которых позволяло перегружать эти зоны, то в игре с «Оренбургом» команда комбинировала в четко обозначенных тройках, а попытки насытить участок дополнительным смещением (например, Зобнина и Глушакова в сторону противоположной зоны) были минимальными. В результате гости уверенно контролировали фланговые перемещения «Спартака» 1v1, и помочь нарушить их защитный баланс мог только обыгрыш.

Либо Зе Луиш, который в активной стадии атаки должен был стать ключевым игроком пред-обостряющей фазы, но провел неудачный матч. Он активно перемещался вдоль штрафной, что позволяло команде пасом на него «отрезать» групповые блоки соперника численностью в 2-3 игрока, но не смог стать опорой для партнеров. На приеме центральные защитники гостей быстро блокировали форварда (всего 5 выигранных единоборств из 18 в атаке), что оборачивалось большим числом потерь для команды.

Единственный момент, который «Спартак» создал с вовлечением Зе Луиша в подыгрыш (сброс головой под удар Промесу), стал следствием грубых тактических ошибок Ойеволе и Бегича, неудачно выбравших ориентиры для опеки и нарушивших защитную структуру.
Карта потерь «Спартака».

Большинство комбинаций в чужой трети прекращались на Зе Луише (№9)
Благо, выгоды из этих потерь «Оренбург» не извлек. За матч гости провели всего 10 быстрых атак («Спартак» – 17), что стало следствием, во-первых, малого риска в игре москвичей и отсутствия необоснованных потерь в ситуациях, когда команда открыта и не способна организовать контрпрессинг (тот же Боккетти после перерыва напрочь отказался от идеи развивать атаку проникающе).

Второй причиной стала четкость структуры «Спартака» – команда чаще всего чувствовала момент потери (у качественных команд он всегда прогнозируется еще на стадии развития атаки) и быстро сокращала пространство в зоне мяча, организуя контрпрессинг. Один из примеров:
В результате, шансы «Оренбург» мог получать только в позиционном наступлении, и действовать таким образом «Спартак» позволял сопернику довольно часто (соотношение позиционных атак 71-60), привычно отказавшись от высокого позиционного прессинга и ведя оборону преимущественно в среднем блоке.

И здесь стоит сказать, что тактический выбор Карреры 4-5-1/4-3-3 вместо 4-2-3-1/4-4-2 против схемы 5-4-1/5-2-2-1 соперника стал оправданным.

Во-первых, тройка центральных полузащитников «Спартака» определила численный перевес команды в центре и позволила изолировать эту зону. Во-вторых, когда «Оренбург» направлял атаку на фланг, при низких позиция Ломовицкого и Промеса это давало ему только ситуацию 2v2, а быстрое перемещение к зоне флангов Глушакова и Зобнина и вовсе приводило к ситуации численного меньшинства для гостей, что максимально усложняло проникновение.
Попытки же продвигать в атаку одного из опорных (особенно во второй половине второго тайма), чтобы получить больше адресации на чужой трети, для «Оренбурга» заканчивались появлением огромного пространства в центре на переходе, чем «Спартак» несколько раз мог воспользоваться в связке Промеса и Зе Луиша. Перевод голландца в фазе игры без мяча ближе к центру атаки во втором тайме также можно назвать позитивным тактическим решением для команды, хоть и прямо не повлиявшим на результат.

В материале использована статистика компании InStat
Made on
Tilda