Рейтинг@Mail.ru
Аналитика
3 декабря 2018

РПЛ
16 тур
"Спартак" - "Локомотив". Пять тактических деталей

фото: Станислав Красильников / ТАСС
Игорь Печерица
Роли Рассказова и Смолова в атаках своих команд, неудачная игра внизу со стороны центральных защитников гостей и важность Луиса Адриано для нынешнего «Спартака» – в материале аналитика InStat Игоря Печерицы, разбирающего один из самых ярких матчей сезона в РПЛ
приблизительные позиции согласно тепловым картам футболистов
Позиционный прессинг «Локомотива»

Защитная структура «Локомотива» в первом тайме при организации обороны в среднем блоке и на чужой трети выглядела как 4-1-4-1. Крыховяк создавал пару с Ал. Миранчуком в центре полузащиты, а Денисов располагался глубже.

Такая защитная модель позволяла гостям «зеркалить» атакующее построение соперника (4-2-3-1/4-4-2 в атакующей фазе у «Спартака») и организовывать позиционный прессинг. Замысел железнодорожников заключался в изоляции опорных «Спартака» Глушакова и Фернандо и сокращении числа вариантов для хозяев в продвижении мяча.

В условиях активного давления соперника (8 командных попыток прессинга у «Локомотива», 5 – в первом тайме) «Спартак» имел трудности с комбинационным выходом из обороны (всего 89 коротких передач и столько же передач, подготавливающих атаку).

«Спартак» чаще начинал атаки через правую сторону (22 точные развивающие атаку передачи у Кутепова, только 10 – у Джикии), где Кутепов почти не имел вариантов для решения. Центральный защитник практически не взаимодействовал с опорными (всего три паса Глушакову и один – Фернандо), а его попытки развивать атаку проникающим пасом сопрягались с активной игрой на перехватах защитников «Локо» против Адриано и Мельгарехо.

В случае успеха железнодорожников это оборачивалось их потенциально острыми контратаками, при которых спартаковские защитники располагались в рискованно высоких позициях.

Единственным стабильным вариантом для Кутепова были переводы на Рассказова (15 передач, 8 ответных – самая популярная связка у «Спартака»). При этом Илья часто тянул с решением, применяя ведение в сторону правого фланга и сокращая дистанцию с партнером, либо в последующем после паса слишком сближался с партнером.

Это упрощало «Локомотиву» последующий прессинг у фланга, при котором Ан. Миранчук перекрывал для Рассказова направление мяча вперед, а центральные полузащитники гостей в сочетании со Смоловым – возможности для возврата мяча к центру. При этом опорные «Спартака» часто были статичны, не создавая движением опций для партнеров, чтобы уйти от прессинга.

Как итог, Рассказов играл с большим процентом брака при попытках сыграть вперед (41% точность пасов вперед – худшая в «Спартаке»; общая точность паса 69% также худшая) и допускал много потерь (11, из них четыре на своей половине; общее число потерь выше только у Зе Луиша).

По сути, самому острому моменту «Локомотива» в первом тайме предшествовал неудачный розыгрыш «Спартаком» мяча через правую сторону с описанными выше тенденциями:
Роль Рассказова в атаках «Спартака»

Несмотря на большое число потерь и брак в передачах, которые были следствием не только индивидуальных огрехов Рассказова, но и нехваткой качественного командного движения у «Спартака», игру правого защитника хозяев вряд ли стоит оценивать критически.

В комбинациях, в которых Кутепов сразу играл шире, и не сближался с партнером, сокращая пространство, Николай на правом фланге оставался в ситуации 1v1 против Ан. Миранчука (что было следствием избранной защитной модели «Локомотива»). Такие моменты Рассказов решал уверенно (6 удачных обводок, столько же в матче только у Крыховяка). Он выиграл практически все эпизоды у оппонента (9 из 11 удачных единоборств против Антона).

В атаке это сопровождалось последующим пасом вперед или смещением Рассказова в свободный полуфланг. Поскольку Крыховяк и Ал. Миранчук играли высоко по опорным «Спартака», в модуле 4-1-4-1 у гостей этот участок был проблемным.
После таких маневров Рассказов один раз пробил (правда перетянул после вывода на левую, что привело к блоку и контратаке «Локо» через зону за спиной) и еще несколько раз создавал короткие связки с группой атаки.

Индивидуальные маневры Рассказова в сочетании с насыщением зоны правого фланга и полуфланга партнерами вынуждали Денисова смещаться шире на страховку, что открывало пространство в центральной зоне «Локо», которое «Спартак» часто использовал для смены направления атаки справа налево.
Второй гол красно-белых – результат этих тенденций игры.

Оборонительные риски «Локомотива»


Оборонительная модель «Локомотива» предусматривала большое число ситуаций 1v1 и индивидуального прессинга. С учетом стремления железнодорожников вести высокую оборону, такая система имела как минимум два оборонительных риска.
Первый – пространство между зонами могло быть слишком большим. Чем глубже находились опорные «Спартака», тем логичнее выше были Крыховяк и Ал. Миранчук.

Контроль пространства между зонами формально осуществлял только Денисов. По понятным причинам он не был способен охватывать всю ширину поля и в результате в большинстве ситуаций «выпадал» из активных оборонительных действий команды. За сыгранный отрезок он совершил только одну попытку отбора (неудачно) и в целом всего два единоборства в защите (один удачно).

Второй риск – высокая игра защитников «Локомотива», которые для поддержки Денисова в контроле пространства между линиями активно реагировали на отскоки в глубину атакующих игроков «Спартака» (приблизительно как в первом разбираемом моменте в ситуации Чорлука – Мельгарехо).

С одной стороны, такая модель позволяла прерывать пасы спартаковцев атакующей группе под открывания в недодачу. С другой – проигрыш эпизодов 1v1 защитниками «Локомотива» позволял хозяевам закрепляться в пространстве между линиями и комбинировать в связках с ускорением игры на трети соперника.

Здесь стоит отметить, что в единоборствах атакующая группа «Спартака» провела качественный матч. За исключением Зе Луиша, который выиграл только 29% борьбы в атаке, показатели остальных игроков атаки составляют 50% и выше (Адриано – 50%, Мельгарехо – 63%, Ханни – 70%).

Это соотносится с преимущественно неудачной борьбой внизу защитников «Локомотива». Чорлука и Кверквелия выиграли лишь 50% борьбы внизу (для центральных защитников – низкий показатель, обычно – от 65%). Игнатьев накопил только 25% удачной борьбы внизу. Приемлемые показатели только у Рыбуса (67%) и Крыковяка, который последнюю треть матча провел в центре защиты (67%).

Нехватка плотности между линиями была свойственна «Локомотиву» не только при высокой обороне, но и на переходах (опять же, из-за высокой позиции Крыховяка в атаке). По этой причине, считаю, перевод Адриано глубже относительно его позиции в первом тайме во втором тайме для «Спартака» имел не только защитный, но и атакующий смысл.

До удаления Рассказова бразилец качественно использовал пустоты между зонами «Локомотива», осуществляя связь между защитной и атакующей группами. После перерыва возросло число его конструктивных передач (7 точных в первом, 11 – во втором), а по итогу матча у него второй наряду с Зе Луишем показатель в команде по числу точных передач на чужую треть (по 9, больше только у Ханни – 11).

«Локомотив» в атаке. Роль Смолова

Аналогично «Спартаку» у «Локомотива» в первом тайме не всегда получался комбинационный выход из обороны. Нападающие гостей активно сближались с собственными центральными защитниками, создавая помехи для промежуточных взаимодействий с Денисовым (всего 9 точных передач за тайм).

Это подкреплялось прессингом Ханни и Мельгарехо по крайним защитникам соперника. При таком давлении «Локомотив» также мало использовал подготовительных передач (всего 52), полагаясь на продольные пасы (в основном вдоль фланга: у Игнатьева 24 паса вперед, лидер команды).

С учетом нехватки промежуточных взаимодействий (тот же гол Глушакова пришел после ошибочного паса Кверквелии через линии), атаки «Локомотива» в первом тайме характеризовала динамика (в целом, очень активная игра в быстром нападении: 20 быстрых атак, пять ударов).

Даже позиционное закрепление на трети соперника гости организовывали преимущественно за счет смены владения. Важную роль в таком продвижении выполнял Смолов. С точки зрения завершения атаки он, безусловно, провел слабый матч (нереализованный пенальти, серия незавершенных острых моментов, пять ударов, только два в створ). Но с точки зрения конструктивного развития игры он был полезен для команды.

Форвард активно искал пространство между линиями или смещениями на фланги (43 ТТД в этих зонах, в центре только 13), используя зоны за спинами Рассказова или Комбарова, застревавших впереди на переходе или вовлеченных в прессинг.
В результате своей двигательной активности Смолов часто избегал борьбы (всего 8 единоборств в атаке, для сравнения, у Зе Луиша и Адриано – вдвое больше) и создавал короткие связки с партнерами (12 точных передач на чужой трети).

Чаще он успешно примыкал к левому флангу для розыгрыша с Миранчуками (9 точных пасов в их адрес). Именно с этой зоны «Локомотив» преимущественно и создавал остроту (4 точные ключевые передачи из левой атакующей части поля – максимальный показатель для гостей). Причем в острую фазу нередко атаку переводил сам Смолов (5/2 ключевых пасов, больше только у Ал. Миранчука – 6/3).

«Локомотив» в атаке. Усиление давления во втором тайме

Позитивно закончившийся для «Спартака» первый тайм определил стратегию игры во втором. Хозяева стали обороняться преимущественно низко, что определило позиционное давление «Локомотива» (половина владений закончилась проникновением на треть «Спартака»).

Плюс к этому у хозяев редко получался выход из обороны в ответную атаку. С начала второго тайма «Спартак» значительно уступал сопернику в борьбе (61% выигранных единоборств «Локомотивом» в период с 45-й по 60-ю минуты).
Как следствие (плюс сыграло роль удаление Рассказова), число ударных атаках хозяев после перерыва сократилось втрое.

«Локомотив» использовал территорию, оказывая давление на флангах. Основной акцент они делали на создание разрывов в полуфлангах «Спартака» за счет отводов в ширину крайних защитников (преимущественно в зоне Комбарова) и использовании забеганий через открытый коридор.

Такие маневры обычно сопровождались опорными «Спартака» и редко приводили к остроте непосредственно на фланге. Максимум, что получал «Локомотив» – выигрыш опорной зоны.

Поскольку опорные «Спартака» ситуативно оказывались слишком глубоко (один страховал полуфланг, второй – центральных защитников при их выходе на мяч), «Локомотив» использовал этот участок для завершения атак (2/1 острых паса из чужой опорной зоны, 9 ударов). Заработанному пенальти предшествовал розыгрыш мяча через опорную зону с последующим острым пасом Ал. Миранчука на Смолова.

Проникновение к центральной зоне «Локомотив» также осуществлял за счет насыщения фланга и смены направления. Поскольку «Спартак» до удаления оборонялся преимущественно в схеме 4-2-3-1 (видимо, для желания организовывать быстрые переходы за счет выдвинутых краев атаки), проблематичной становилась страховка зон за спинами опорных. Они смещались к мячу парой и если располагались линейно, а не диагонально (со взаимостраховкой), либо недостаточно компактно, оппонент отыгрывал их передачами за спины:
При такой модели поведения в защите краев атаки «Спартака» (нет дополнительной страховки у опорных из-за их высокого положения), повышались требования в единоборствах 1v1 для Глушакова и Тимофеева. Когда оппонент переводил мяч в оголенную зону, им требовалось быстро реагировать и активно создавать помехи. Оба сыграли с невысоким качеством.

Глушаков совершил только две удачные попытки отбора из четырех, Тимофеев – одну из пяти. И поскольку «Локомотив» чаще комбинировал справа налево (39 атак справа, 28 слева), проигрыш единоборств последним мог иметь негативные последствия для «Спартака». В частности, на эпизоде выше «Локо» находится в острой фазе с возможностью обострения у Ал. Миранчука на Смолова.

Здесь же хотел бы отметить неудачное решение Рассказова. Поскольку центральные защитники «Спартака» приступили к активной обороне по мячу, и линия защиты логично стала ломанной, крайним в таких ситуациях обычно выгоднее сужать пространство и по ситуации переходить на персональную опеку. Николай же мечется между решениями, стараясь реагировать еще и на «широкого» игрока соперника, который в данной ситуации не представляет угрозы.

В материале использована статистика компании InStat
Читайте также
Made on
Tilda