Рейтинг@Mail.ru
Аналитика
27 ноября 2018

РПЛ
15 тур
Дебют Кононова: первый эскиз красивого рисунка

Игорь Печерица
Красно-белые показали, пожалуй, лучший футбол с точки зрения атакующего разнообразия в текущем сезоне. Впрочем, соперник играл сам и позволял играть хозяевам. Во многом это позволило увидеть очертания той модели, которую планирует использовать в новой команде Олег Кононов. Аналитик InStat Игорь Печерица разбирался в ней
приблизительные позиции согласно тепловым картам футболистов
О принципах разнонаправленного движения в атаке

В период работы Курбана Бердыева в «Ростове» этот футбольный клуб заказывал у InStat расширенные аналитические материалы по игре своих соперников. Помимо основных данных о концепции игры оппонента такие материалы содержали небольшой рассказ об общей философии клуба и о личной философии тренера.
Мне доводилось их делать, и это был довольно увлекательный процесс: создавать портрет тренера по его цитатам.

Тренерский портрет Олега Кононова давно понятен: стилевая атакующая игра и поддержка инициативы через возврат мяча на чужой половине. Тренировочный процесс преимущественно через мяч и философия, близкая к философии Бескова, Романцева и Гвардиолы.

Помимо прочих идей в высказываниях Кононова, которые я тогда изучал, была одна интересная мысль. Не смогу ее привести дословно, но передам суть. Касается она непосредственно концепции того, как строится атакующий футбол.

Еще будучи тренером «Краснодара» Олег Кононов говорил, что стремится добиться того, чтобы каждый игрок в команде мог сам понимать момент, как ему создавать и когда ему следует использовать пространство. Будь то нападающий или центральный защитник. Обобщенно: это было описание и объяснение разнонаправленного движения.

Разнонаправленное движение – один из ключевых методов создания и использования пространства, как групповой, так и индивидуальный.

В сети давно есть видео с одной из тренировок Гвардиолы, где он ведет индивидуальную работу со Стерлингом в этом компоненте. На видео тренер показывает нападающему, как он должен двигаться в глубину, чтобы, уведя защитника, создать самому себе пространство для рывка. В этом же видео показан результат тренировочной работы из матча:
Здесь Стерлинг сам себе создал пространство, сначала уйдя вниз поля и открывшись между линиями, а затем он атаковал пространство за спиной защитника, двигаясь под ответный пас.

Качественное исполнение этих принципов на разных участках поля в разном (не только вертикальном, но и поперечном, диагональном) направлении обеспечивает необходимое ритмичное движение мяча вплоть до обострения ситуации.

Проблемы с разнонаправленным движением в игре «Спартака» во владении отмечались нами на протяжении сезона. В прежней схеме 4-3-3 команде не хватало такого движения и синхронности при взаимодействии во фланговых блоках. В частности, при активных рывках вперед центральных полузащитников («инсайдов» по Рианчо) крайние нападающие команды не всегда обеспечивали их необходимым пространством для таких рывков.

Игра «Спартака» в этом компоненте в дебютном матче Кононова во многом отличалась от всех предыдущих поединков текущего сезона. По сути, вся атакующая игра команды строилась на этих принципах, начиная с первой линии.

О роли центральных защитников «Спартака» при начале атак

Поскольку «Крылья» стремились очень компактно действовать в центральной зоне в среднем блоке, низко отодвигая линию нападения, опорные хавбеки «Спартака» Глушаков и Фернандо нередко были либо скованы опекой Корниленко и Шейдаева, либо «отрезаны» от центральных защитников.

В таких условиях много пространства для движения и начала атаки получали центральные защитники Джикия и Кутепов, двигаясь в ширину поля. Оба большинство действий совершили на флангах (Джикия – 53 ТТД слева, только 24 ТТД в центре; Кутепов – 56 ТТД справа, только 28 ТТД в центре). По количеству передач вперед их данные сопоставимы с показателями опорных (к примеру, у Кутепова 21 пас вперед, у Глушакова – 20).

Широкие перемещения центральных защитников «Спартака» требовали реакции от «Крыльев», и это был первый этап получения пространства для хозяев. Джикия и Кутепов могли «растягивать» нападающих соперника, в результате чего пространство для получения мяча получали опорные хавбеки.

Кроме того, они же заставляли среднюю линию самарцев чрезмерно сужаться, что создавало возможности для взаимодействия центральных защитников «Спартака» с крайними: как в ближнем направлении, так и через дальнюю диагональ. Последний элемент был привычен в матче для Джикии с переводом мяча на правый фланг.
Карта передач Джикии. Видно, в какой широкой позиции Джикия начинал большинство атак
Пример разнонаправленного движения между центральными защитниками и опорными «Спартака» на видео ниже:
«Спартак» в атаке: розыгрыш между линиями

При организации атак из средней зоны общий позиционный акцент «Спартака» сводился к розыгрышу через левую часть поля (Комбаров стал лидером команды по конструктивным передачам – 54, 44 точно). Идея заключалась в доставке мяча между линиями соперника через Комбарова, Джикию или Глушакова в адрес Ханни. Для каждого из них вариант с пасом на алжирца был минимум третьим по популярности.

Роль Ханни заключалась в очень глубоких смещениях в полупространство с последующим созданием связок с нападающими (чаще Адриано – 5 пасов в его адрес) или открытием зоны для высокого подключения Комбарова (8 принятых пасов от Ханни, 3 навеса).

Индивидуально Софьян провел очень сильный матч. Помимо лидерства по числу передач на чужую треть (23, 13 точно) он отметился большим числом обводок (11, 9 удачно). В атаке он выиграл 10 единоборств (больше всех в матче), особенно удачно играя против противостоявшего ему опорного полузащитника «Крыльев» Антона (5 выигранных единоборств из 7).

Умение находить пространство и успешно играть под давлением вкупе с быстрым обостряющим принятием решений приводили к тому, что большинство острых комбинаций «Спартака», особенно в первом тайме, так или иначе проходили через Ханни (9/3 ключевых пасов, лидер команды).

Помимо Комбарова зону на левом фланге, которую оставлял алжирец, мог использовать Адриано. В такой момент он мог оказываться либо в ситуации 1v1 против Тигиева, либо атаковать пространство в центре по диагонали, если оно возникало в случае выхода на Ханни центрального защитника «Крыльев».
Конечным итогом большинства комбинаций «Спартака», начинавшихся через фланг, было проникновение к центральной зоне (8 из 13 ударов с игры с этого участка).

Большинство обостряющих и острых передач команда выполнила из центра третьей четверти соперника (12/5), а в общем итоге намного превзошла свои среднесезонные показатели ключевых передач (34 попытки обострения в матче, 14 точно при среднем по сезону – 13 передач, 6 точно).

Причем обостряющая фаза также строилась на принципах разнонаправленного движения: форварды могли создавать глубину и движением вниз поля «ломать» структуру «Крыльев», тогда как пространство атаковали партнеры с фланга (Ломовицкий, Мельгарехо).

Здесь стоит отметить, что обороне «Крыльев» удавалось прерывать много потенциально острых атак. Качественный матч провел центральный защитник Рохель (11 перехватов, лидер команды). Он прервал как минимум три атаки, в которых Ломовицкий мог получить качественный момент для завершения.

«Спартак» в обороне: горизонтальная компактность и концепция быстрых переходов

Большое число ТТД центральных защитников «Спартака» у флангов было связано не только с их атакующей активностью, но и с оборонительной особенностью игры команды. Большинство единоборств и перехватов мяча Джикия и Кутепов также провели во фланговых зонах.
Карта перехватов Кутепова в матче по зонам
Это было вызвано как действиями на переходах (страховка пространства за спинами крайних защитников), так и концепцией позиционной защиты.

Одним из базовых оборонительных принципов Кононова в «Краснодаре» была чрезмерная узость при обороне по мячу. Суть в том, что команда не нарушает общего построения на пространстве в 30 метров по горизонтали (обычно средняя ширина защиты – 40 метров), синхронно двигаясь по направлению мяча. В результате фланговые игроки дальней зоны располагаются на условной линии, разделяющей поле по полам. Собственно, этот принцип остался присущ «Краснодару» и при Шалимове, и сейчас при Мусаеве.

Плюс такой оборонительной системы: изолированная для соперника центральная зона для розыгрыша мяча; компактность при перемещении к флангу и высокая плотность борьбы («Спартак» выиграл 57% противоборств в обороне в данном матче) за счет близкого расположения игроков друг к другу; ликвидация большинства вертикальных и диагональных коридоров для движения мяча в зоне его расположения.
Карта оборонительных единоборств и перехватов «Спартака» в матче с самарцами. Видно, что большинство активных оборонительных действий москвичей – в правых зонах защиты, наиболее активной зоне атаки «Крыльев» (47 атак слева, 24 в центре, 20 справа у самарцев)
Недостаток очевидный: дальняя часть поля слишком открыта; из-за узкого расположения фланговых игроков им приходится быстро покрывать слишком большое расстояние; энергозатратность и повышенная требовательность к интенсивности: если футболисты несинхронно перемещаются фронтально, то возникают большие уязвимые промежутки.
Помимо защитных плюсов такой системы у нее есть атакующий. Это то самое нахождение дальнего флангового игрока атаки при обороне в центральной зоне. Такая позиция на смене владения позволяет быстро «изолировать» чужих опорных через поперечно-диагональные переводы и строить либо центральную атаку между линиями, либо «веерную» (по тому же принципу, как раскрывается веер) атаку со сменой фланга с активного в пассивный, где на переходе возникает много пространства.

Не секрет, что после ухода Промеса «Спартак» утратил в контратакующей активности (одна из худших команд РПЛ по числу ударов в быстром нападении в текущем сезоне). Команда, во-первых, потеряла ключевую опцию для быстрых переходов «Фернандо - Промес», во-вторых, практически не использовала своих прежних плюсов в вертикальном развитии атаки через силового форварда или через вовлечения форварда между линиями.

Здесь уже причина в том, что, играя в модуле 4-3-3 и фактически обороняясь модулем 4-5-1/4-1-4-1, «Спартак» терял дополнительную единицу под форвардом, выступавшую в роли игрока «на подхвате» на быстром переходе (это мог быть как второй форвард в паре Зе/Адриано, так и атакующий хав).

В матче с «Крыльями» активность «Спартака» в быстром нападении была очень высокой (27 быстрых атак, 5 ударов при среднем показателе по сезону: 15 быстрых атак и менее 2 ударов). Команда использовала как прямой выход через нападающих с последующим проникающим развитием либо сменой фланга, так и «веерный» выход со сменой направления после возврата мяча в центр или к дальнему флангу.

При этом, в зависимости от зоны возврата мяча, комбинации строились по-разному. При возврате мяча на правом фланге, где очень активен в отборе был Ломовицкий (6 попыток, 3 удачные), команда стремилась сводить игру в зону между линиями через Ханни с последующим вертикальным обострением или переводом нападающим между зонами.

При возврате мяча на левом фланге команда сочетала вертикальный выход, вовлечение Ханни в полуфланге (с переводом в центр или на подключение Комбарова) с «веерными» атаками со сменой флангов. Один из примеров быстрого перехода:
«Веерные» атаки «Спартака» на скорости также включали в себя принципы разнонаправленного движения. Ломовицкий с правого фланга часто сужал пространство, создавая больше ширины для подключений Ещенко, Ханни мог создавать аналогичную опцию для Комбарова.

Характерной особенностью фланговых атак на скорости также было стремление команды свести игру к центру перед штрафной на розыгрыш в «два на третьего». Интересной особенностью были подключения вперед опорных Глушакова (имел ударный момент в таком типе атаки в начале игры) и Фернандо, которые действовали разнонаправленно с вертикальным движением форвардов.

Вместо вывода

С точки зрения атакующих возможностей опционал «Спартака» стал шире по сравнению с любой игрой текущего сезона. Команда выглядела вариативной как при позиционном наступлении, так и в быстром нападении (второй и третий голы стали результатами контратак). Причем, по третьему мячу можно смело утверждать, что его алгоритм наигран в тренировочном процессе («веерная» атака с отбора мяча на фланге и с быстрой сменой направления с фланга к центру).

Даже если учитывать неназначенный пенальти в пользу «Крыльев» после руки Зе Луиша и теоретические 0-2, которые могли сильно ударить психологически по команде, первый матч «Спартака» при Кононове даже при негативном исходе можно было бы назвать качественным по части атакующих действий. Команда значительно превзошла оппонента в созидательной активности как по общей статистике (5-2 соотношение ударов в створ из штрафной площади, 14-5 соотношение обостряющих и острых передач, 8-1 по созданным голевым моментам), так и по xG (2.34 против 0.47 по данным Understat).

Однако стоит отметить, что «Спартаку» противостоял соперник, тренер которого проповедует схожую философию «сексуального» футбола. «Крылья» не оборонялись низко и давали красно-белым много пространства, которое можно было атаковать.

Как себя проявит команда против очевидно глубокой защиты – покажет время.

В материале использована статистика компании InStat
КОММЕНТАРИИ (1)

КБНН

Ещё отметил бы комбинацию при первом забитом голе, когда Адриано отыгрался в стеночку с ЗеЛуишем и отдал пас на Ханни. Показалось, что комбинация наиграна на тренировках.
Читайте также
Made on
Tilda