Рейтинг@Mail.ru
Аналитика
5 марта 2019

РПЛ
18 тур
"Спартак" и "Краснодар" поделили очки в главном матче первого после зимы тура в РПЛ

фото: Александр Федоров / "СЭ"
Игорь Печерица
Тренерский штаб "Спартака" оставил на лавке перед этой встречей Дениса Глушакова и Дмитрия Комбарова, сделав выбор в пользу новичков — Аяза Гулиева и Айртона Лукаса. Это решение было оправданным, игроки в целом не подвели. Краснодарцы же снова показали, что демонстрируют сегодня самый стабильный футбол в РПЛ. Ключевые детали противостояния рассмотрел аналитик InStat Игорь Печерица
приблизительные позиции согласно тепловым картам футболистов
Матч проходил с частой смены инициативы. Отрезки активности в постепенном нападении и в прессинге команды чередовали с откатом на свою половину большим числом игроков и тактикой сдерживания.

Такому характеру игры сопутствовала частая смена владения. Команды допустили 97 и 102 потери, соответственно (при среднем показателе по сезону для этих команд в 75 и 72 потери), а также совершили 91 и 92 возврата мяча (при среднем показателе по сезону 70 и 65, соответственно).

Как следствие, в матче было много быстрых атак. По данным InStat, «Спартак» провел 28 быстрых атак (5 ударов), «Краснодар» — 17 (4 удара).

Поскольку статистика оперирует понятием времени и скорости продвижения мяча к чужим воротам при определении быстрых атак, замечу, что, на мой взгляд, эпизодов быстрого нападения в игре было гораздо больше, и в целом именно быстрые переходы сказывались на остром открытом характере встречи.

В такой игре «Спартаку» не хватало реальной остроты в атаке. Из 17 ударов команда только два нанесла из пределов штрафной. Во многом это было связано с тем, что «Краснодар» при потерях, в т.ч. на своей половине, успевал перегруппировываться силами 4-5 игроков, откатываясь к штрафной и сокращая пространство по горизонтали.

«Спартак» же обычно продвигал атаку изначально в численном меньшинстве (в лучшем случае — в условии равенства) и к тому же лишался коридоров для перевода атаки в фазу завершения. В результате частым решением был удар с дистанции.

В свою очередь «Краснодар» чаще ловил соперника на несбалансированности (11 ударов из штрафной из 17) либо пользуясь возникавшими промежутками между защитниками на чужой трети, либо используя свободные зоны флангов на переходе со своей половине (особенно во второй части второго тайма).

Прессинг «Спартака». Значимость Гулиева и Зобнина для возврата владения

«Спартак» очень активно провел стартовые 20 минут. Команда воспрепятствовала постепенному нападению путем высокого прессинга и в целом была очень активна в этом компоненте на отдельных участках поля (например, в при борьбе за нейтральный мяч; в эпизодах, когда соперник выигрывает подбор и т.п.).

Аналогичную активность команда проявляла также во второй части второго тайма (по итогу «Спартак» совершил 39 возвратов мяча на чужой половине).

Общей идеей прессинга хозяев было создание закрытых ситуаций для футболистов «Краснодара», начинавших атаку (обычно центральные защитники и Каборе). Команда достигала этого путем перекрытия линий передач (продуктивно действовали Адриано и Зе Луиш) в сочетании с персональной опекой (очень часто — со стороны Зобнина и Гулиева против игроков центра поля «Краснодара»).

Уход от прессинга «Краснодар» осуществлял двумя путями. Первый — попытка доставки мяча длинной передачей от полевых игроков в адрес Классона. Этот путь был редко эффективным. Швед провел 14 совокупных единоборств против Боккетти и Джикии и выиграл только четыре эпизода.

Второй путь — через Сафонова. Интересно, что вратарь ни разу за матч не перебил среднюю линию поля. Могло создаться впечатление, что у него есть недостатки с дальним вводом. Однако, на мой взгляд, это была установка. «Спартак» допускал пространство между линиями, и целью кипера была доставка мяча нацеленной передачей партнеру в открытую зону (обычно на фланге).

Этот путь также не всегда был продуктивным для «Краснодара». Крайние защитники «Спартака» сосредотачивались на сближениях с оппонентами в момент приема, активно навязывая борьбу (особенно продуктивен был Айртон в противостоянии с Сулеймановым: 7 удачных единоборств из 10). В свою очередь опорные «Спартака» либо акцентировались на подборе, либо совершали перехваты мячей, которые шли через центральную зону.

В связи с этим выбор мобильной пары Гулиев - Зобнин в центр можно считать оправданным. С точки зрения статистики оба выдали сумасшедший объем на подборах (13 и 16, соответственно, по 9 — на чужой половине) и в возврате мяча (10 и 16 всего, 6 и 12 — на чужой половине). Зобнин к тому же совершил 11 перехватов мяча выше средней линии. Плюс к этому, оба имели преимущество в борьбе над Каборе и Газинским.

Такая продуктивность определила частое развитие быстрого нападения «Спартаком» из высоких позиций, однако команде не хватало четкости в острой фазе (33% — точность ключевых пасов; 48% — точность аналогичных пасов у «Краснодара»).

Усиление линии атаки «Краснодара». Эффективный выход в быстрое нападение во втором тайме

Во второй части второго тайма, после замен, «Краснодар» гораздо продуктивнее справлялся с прессингом «Спартака», а также качественнее организовывал быстрое нападение со своей половины.

Во многом усилил игру гостей в этом компоненте Ари. Хотя формально он проиграл почти всю борьбу Боккетти (1/5, во многом из-за фолов — 3 нарушения), форвард за счет умелых открываний под передачу в недодачу способствовал продвижению гостей вперед. Такие маневры в последующем позволяли ему комбинировать в малых группах с Вандерсоном, Классоном или Олссоном, а команде за счет розыгрыша простых «стенок» — совершать прорыв за линию защиты «Спартака».

Продуктивная игра Ари позволяла «быкам» не только уходить от прессинга за счет длинной передачи через центр, но и использовать фланговые пустоты в контригре. В финальной четверти матча «Спартак» очень часто высоко продвигал обоих крайних защитников, что давало много пространства на краях для разгона игрокам «Краснодара». Характерно, что большинство конструктивных переводов центральный форвард гостей совершал на фланг или в полуфланг:
Карта передач Ари
Недостатки в обороне «Спартака» до перерыва

Поскольку «Спартак» стратегически распределял свой прессинг (минуты активности чередовались с паузами простоя), после стартовой активности команда откатилась глубже, дав «Краснодару» свободу в контроле над игрой (около 60% владения было зафиксировано с 15 по 60 минуты).

В позиционной защите до перерыва «Спартак» действовал в формации 4-4-2. Причем пара нападающих была фактически освобождена от активных оборонительных действий на своей половине, особенно в своей трети.

Это давало две выгоды. Первая — на смене владения у хозяев было минимум два адресата для быстрого вхождения в атаку как с уходом в свободную зону, так и с открыванием в недодачу (очень полезно в этом компоненте играл Зе Луиш в зоне Фьолусона).

Вторая – это заставляло «Краснодар» соизмерять риски при постепенном нападении и осторожно продвигать вперед крайних защитников (чтобы на смене владения не допустить явной ситуации 2v2 против недостаточно быстрых и ловких Мартыновича и Фьолусона).

Если сравнивать карту передач Рамиреса по таймам, то видно, что до перерыва в комбинациях на чужой трети он участвовал реже:
Карта передач Рамиреса
Карта передач Петрова

У него разница видна в передачах на подходе к чужой трети в зоне ответственности
С другой стороны, низкая вовлеченность в позиционную защиту форвардов «Спартака» повышала нагрузку на среднюю линию.

Из-за пассивности пары нападающих «Спартака» в обороне в среднем блоке во второй части первого тайма у красно-белых возникала буферная зона между группой атаки и полузащиты. На этом участке обычно действовал Каборе или отходивший глубоко назад Перейра.

Чтобы ликвидировать ситуации открытого мяча, от Зобнина и Гулиева требовались интенсивные сближения с оппонентами. При этом, с учетом характерно узкого расположения группы атаки «Краснодара», повышались требования и к фланговым игрокам «Спартака» Ханни и Ломовицкому/Мельгарехо. От них требовалось сужение пространства для ликвидации возникавших коридоров для движения мяча вперед.

Обе задачи средняя линия «Спартака» решала с переменным успехом. Так, тот же Ханни часто играл уже по мячу, и хотя совершил несколько перехватов (4 на своей половине), с которых мог начинать быстрое нападение, в целом не выглядел дисциплинированным.

Аналогично не всегда справлялись с подстраховкой партнеров в опорной зоне и игроки противоположного фланга.
Плюс к этому Зобнин и Гулиев не всегда своевременно перекрывали линию передач вперед
Как следствие, «Краснодар» часто остро проникал в последнюю треть, особенно через зоны полуфлангов, создавая в последующем ситуации 3v2 или 2v1 в активной зоне.

Много остроты гости создавали в левой зоне. Ключевой их идеей была провокация разрывов в центре защиты «Спартака» за счет движений к флангу одного-двух игроков атаки. В таких комбинациях важную роль выполнял Классон, отвлекая на себя опеку центральных защитников «Спартака» и фактически провоцируя разрыв в центре обороны или с Айртоном.

По сути, гол Перейры стоит считать наигранным и реализацией тактического плана.
Подобные комбинации «Краснодар» проводил как до гола, так и после него
Изменение модели обороны «Спартака» во втором тайме. Усиление фланговой активности «Краснодара»

В начале второго тайма «Спартак» изменил модель защиты. Команда откатилась еще глубже, начав фактически оборону в низком блоке, при этом действуя в системе 4-4-1-1. Адриано выполнял роль «единички» перед Зобниным и Гулиевым, что позволило уплотнить центральную зону.

При этом «Краснодару» не имело смысла оставлять глубоко больше одного игрока (ниже располагался Каборе, плюс два центральных защитника действовали по Зе Луишу). Это определило возросшую фланговую активность «Краснодара» в постепенном нападении в стартовые 15 минут второго тайма за счет высоких подключений Рамиреса и Петрова. Почти все острые ситуации гости в начале второго тайма создавали вследствие групповых комбинаций на флангах, а также используя обводку в этих зонах.

Кроме того, слишком низкое расположении линий «Спартака» в обороне усложняло команде выход в быструю атаку. Попытки выйти вперед не через длинную передачу блокировались гостями, что приводило к ответной атаке или возможности продолжать постепенное нападение. Одна из потерь хозяев в эти минуты на своей трети едва не привела к голу Классона.

Усиление фланговой активности «Спартака» во второй части второго тайма

После отката «Краснодара» на свою половину к активным действиям в постепенном нападении перешел уже «Спартак». При этом команда делала аналогичную ставку на фланги, особенно левый (46 атак этой зоной, 7 ударов — наиболее популярная зона активности «Спартака»).

Ключевую роль в продвижении мяча на этом участке сыграл Айртон. Он и до перерыва успешно справлялся с индивидуальным прессингом Сулейманова, и во втором тайме качественно продвигал мяч ведением с применением обводки против него и позже — Классона (6 удачных обводок в матче). В последующем бразилец создавал связки с Гулиевым и Ханни/Мелкадзе. В результате групповых взаимодействий Айртон выводился в зону для подачи (4 успешных / 0 точных навесов, 5/2 передач в штрафную).

Кроме того, за счет взаимодействия этой тройки «Спартак» часто выигрывал пространство в опорной зоне соперника. Обычно один из опорных «Краснодара» выдергивался широко на фланг, второй смещался в полуфланг для страховки, в результате чего у «Спартака» появлялись перспективные варианты к центру или для прострела во второй темп. Так несколько раз под потенциально острый пас в зоне открывался Адриано, однако предложение игнорировалось партнерами.

Резюме по игре опорных полузащитников «Спартака»

Концовка матча прошла во взаимных атаках (по 5 ударов), но «Краснодар» выглядел острее. Команда создала как минимум два острых момента (с невыходом Олссона 1v1, с ударом Олссона по пустому створу и с ударом в перекладину).

Во многом эти моменты возникали из-за недостаточно верных, на мой взгляд, решений опорных полузащитников «Спартака» в обороне. В целом, это характеризовало всю их игру, несмотря на большой объем ТТД.

Первое, что я бы отметил — «волнообразная» игра Зобнина. Минуты активности он сочетал с пассивными отрезками, когда откровенно выпадал из защитных действий, как правило, не восстанавливая позицию после прессинга. Показалось, что футболисту в начале сезона не хватает кондиций. Дважды его запоздалый возврат назад приводил к опасным ситуациям у ворот «Спартака» — футболист банально не включался в эпизод, когда оказывался выше линии мяча.

Второй момент — это не всегда рациональные решения по передаче опеки оппонентов защитникам со стороны Гулиева и Зобнина.

Одним из вариантов тактики «Краснодара» в атаке было продвижение в переднюю линию Газинского. Передача опеки в такой момент опорными «Спартака» выглядела рискованной, поскольку «Краснодар» в таком случае «перегружал» линию нападению и защитники оказывались в ситуациях 1v1 против оппонентов.
Во многом недоработки опорных полузащитников «Спартака» приводили к острым ситуациям у «Краснодара» в последней 15-минутке матча.

В материале использованы данные InStat
Подпишись на наш канал в телеграме
Читайте также
Больше текстов про "Спартак"
Made on
Tilda