Рейтинг@Mail.ru
Аналитика
26 августа 2018

РПЛ
5 тур
Пять тактических деталей матча "Спартак" - "Динамо"

фото: С. Красильников, ТАСС
Аналитик InStat Игоря Печерица рассказывает о центральном поединке тура в РПЛ, в котором каждая из команд провела не похожие друг на друга таймы
Динамовцы сами загнали себя в ситуацию, приведшую к пенальти

Первое, что следует отметить – роль Соу при начальной стадии атак «Динамо» в первом тайме.

Когда команда готовилась выводить мяч из обороны, Самба поднимался слишком высоко по полю. До первого пропущенного гостями мяча я насчитал три таких ситуации и эта тенденция сохранялась и при счете 2:0 на протяжении всей первой половины встречи.

В чем заключалась идея – четко сказать сложно, поскольку реальной выгоды такие подъемы малийца динамовцам не давали. Можно только предположить на основе происходящего на поле. Динамовцы изначально планировали строить игру на длинных мячах и, поднимая одного из опорных выше по полю, банально получали лишнего в зоне подбора (например, против Фернандо или одного из крайних защитников). Как например, в этой ситуации:
Поскольку прессинг «Спартака» неминуемо вел к пространству между линиями, на исходе в случае успешного закрепления мяча на трети соперника гости могли получать атакующую ситуацию минимум с численным равенством против обороняющихся (четверка атакующих + Соу).

К тому же, такое поведение Соу периодически приводило к тому, что Глушаков у «Спартака» в момент командного прессинга оставался без игрока. Зобнин акцентировался на Шуньиче, Зе Луиш интенсивно перемещался между боснийцем и Рыковым и периодически отскакивал к Теттеху, на которого помимо этого мог по центральной зоне выдергиваться Фернандо. В итоге в ситуации, когда это происходило, высокая позиция Глушакова оказывалась бесполезной – он опекал воздух.

Такие недостатки в модели прессинга «Спартака» были скорректированы только во второй половине первого тайма. Зобнин и Зе Луиш прессинговали центральных защитников «Динамо» в ситуации 2v2, тогда как Глушаков стал опускаться глубже к Фернандо.

Манера игры Соу значительно усложняла «Динамо» попытки вывода мяча из обороны короткими и средними передачами. Команде не хватало числа, и в ситуации с пенальти это было наиболее заметно, когда в прессинге «Спартак» создал ситуацию 5v3 против динамовцев. В итоге Шуньич готовился выводить мяч вперед длинной передачей, но был внезапно атакован Зе Луишем из-за спины.

Помимо этого, одиночество опорного полузащитника «Динамо» перед защитой при начале атак давало «Спартаку» хорошие ситуации для прессинга 1v1. Так, по разу ошибались Теттех и Соу (в ситуации, когда они поменялись ролями) против Зобнина и Глушакова. С их овладеваний начинались потенциально выгодные быстрые атаки хозяев с чужой половины поля.

«Спартак» вновь качественно подготовил угловые

Если исключать гол с пенальти и второй гол Промеса, который был несправедливо не засчитан, то «Спартак» в этом сезоне забивает преимущественно с угловых, причем радует своих поклонников вариативностью: сочетание коротких розыгрышей с подачами на дальнюю, ближнюю или на 11 метров.

Прежде чем говорить о розыгрышах в игре с «Динамо», стоит отметить следующие статистические данные.

До игры со «Спартаком» против динамовцев чаще всего подавали к ближней штанге (9 подач), но только три подачи были точными и только одна доведена до удара. В свою очередь все 7 подач соперников на дальнюю штангу или в зону 11 метров оказывались точными, а 2 подачи были доведены до ударов.

Причин высокой частоты подач против «Динамо» может быть несколько (от качества подающего до замысла соперника), поэтому не вижу смысла их анализировать. Но уделю внимание низкой эффективности таких подач до вчерашнего матча. Она исходит из особенности команды вести комбинированную оборону, где место в зоне ближней штанги чаще всего отводится Луценко. У форварда хорошая антропометрия (187 см роста) и прыгучесть, что позволяет качественно играть на этой территории и перехватывать мячи (в среднем 2 перехвата за матч).

К тому же, персонально играющим футболистам «Динамо» обычно проще контролировать рывки перед собой в ситуациях 1v1, нежели движение за спину. Так, например, очень редко приводят к острым моментам подачи на игрока, совершающего рывок перед Шуньичем – габаритный защитник снимает практически весь верх.

С учетом этих данных, розыгрыши «Спартака» с подачами в ближнюю в данном матче выглядят хорошо продуманными. Важную функцию в них выполнял Глушаков, занимавший позицию во вратарской на ближней штанге. Хотя формально его опекал Теттех, капитан команды за счет движения создавал активную помеху Луценко, выскакивая перед ним и мешая сыграть длинный мяч. Как следствие, освобождался ближний квадрат перед вратарской зоной, куда могли набегать адресаты подач.

Второй момент – персонально играющие динамовцы редко передают опеку и стараются доигрывать эпизод. В конкретном матче этот фактор выглядел негативным. «Спартак» группировал атакующих на ограниченном пространстве, сочетая блоки и разбегания, при которых доигрывать «своего» динамовцам было сложнее. В обоих случаях ударных атак «Спартака» при попытке доиграть гости создавали помеху друг другу на траектории движения, что приводило к беспрепятственному выходу на мяч Зе Луиша и Мельгарехо.

Фернандо сыграл самый яркий матч в сезоне

Неоднократно отмечалось снижение влияния Фернандо на атаки «Спартака» в новом сезоне. Количество выполняемых им передач значительно снизилось относительно средних показателей прошлого сезона (в среднем 66 точных пасов в сезоне 17/18, 53 точных паса в сезоне 18/19). При этом он нередко уступал в количестве атакующих передач и передач вперед центральным защитникам из-за изоляции, которую создавали соперники.

Этот матч для бразильца не был похож на другие. Он стал не только лидером команды по пасам, но и лидером по точным конструктивным (направленным на развитие атаки) передачам – 32. Причем фирменных длинных диагоналей Фернандо было непривычно много по сравнению с предыдущими – 10 точных.
Карта передач Фернандо
Особенно это было заметно в первом тайме, когда «Спартак» чаще атаковал позиционно, и Фернандо выводил в ситуации 1v1 против соперников Промеса и Самедова. В дальнейшем это приводило к логичным возможностям у крайних нападающих обыгрывать (7 попыток обводки у Промеса, 3 удачные, 5 у Самедова – 1 удачная), либо, вытягивая опеку крайнего защитника «Динамо» на себя, позволяло подключать в перспективные зоны Зобнина и Глушакова.

Ключевая причина такой свободы у Фернандо – недостаточно качественные взаимодействия между Луценко и Панченко в первой линии прессинга. Они чрезмерно акцентировались на прессинге центральных защитников, при этом растягиваясь и забывая про Фернандо. Ниже, чтобы его перекрыть, либо не оттягивался никто, либо это происходило с запозданием. Причем компенсирующие это высокие выпады в прессинг центральных полузащитников были для «Динамо» не характерны.

И вряд ли у «Динамо» была установка не опекать бразильца. Тот же Панченко несколько раз руками обозначал открытого опорного «Спартака»:
Роль Холмена. Ставка «Динамо» на пространство на левом фланге атаки

Понятно, что выход Холмена, во многом диктуемый травмой Козлова, был вынужденной мерой, но этот выбор также имел тактическую идею, о чем после матча сказал Хохлов (если верить напечатанному): «Мы выпускали игрока с пониманием, что он хоть немного сможет противостоять Промесу».

Логика была понятна. Ведя в счете, «Спартак» практически всегда меняет стратегию с инициативной на контратакующую, где Промес – ключевой игрок. Чтобы не допускать пространства для него, Холмен в большинстве атак «Динамо» оставался в середине поля (в отличие от Рауша).

С одной стороны, это давало гостям возможность отходить назад минимум тремя защитниками с наличием страховки наиболее опасной зоны «Спартака».

С другой – значительно ограничивало «Динамо» в вариативности атаки. Переведенный направо Жоаозиньо во втором тайме наиболее стабильный вариант для паса мог получать от Панченко, причем комбинировать им приходилось в условиях численного меньшинства.

Жоаозиньо провел 16 единоборств в атаке (показатель на уровне форвардов) и выиграл только 5. В итоге, самое частое что он делал – двигался поперек поля для прямых или через транзитного партнера переводов мяча в сторону левого фланга.
Карта передач Жоаозиньо
Переводы атак «Динамо» справа налево могли давать выгоду за счет высокой позиции Рауша (фланг слабеет при стянутости соперника к мячу в зоне противоположного фланга). Черных, отвлекая Рассказова и принимая длинные диагонали по его зоне (выиграл все 3 эпизода борьбы), давал партнеру дополнительное пространство (3 точных навеса Рауша).

В целом, ставка «Динамо» на левый фланг себя оправдала (5 из 6 ударов с игры). Хотя этому поспособствовал больше «разбитый» характер игры после перерыва.

Смысл в том, что, выбегая в контратаки во втором тайме, «Спартак» не поддерживал их большими силами (вперед редко подключались больше 4-5 игроков), чтобы в случае снижения темпа перевести игру в позиционное русло. В итоге, для контроля ситуации «Динамо» хватало отходящих назад сил (Холмен + центральные защитники + один-два опорных).

Восстанавливая владение, команда гостей быстро переводила мяч обратно – вперед, где имела достаточное число атакующих игроков, чтобы комбинировать и даже получать численный перевес. Обычно это происходило за счет поддержки Рауша и Черных со стороны Панченко и Луценко. И хотя «Динамо» создавало острые моменты с прострелов, они также могли получать выгоду от центральной зоны (когда к правому флангу обороны на страховку смещались Зобнин и Фернандо), но почему-то этим не пользовались.

Качественный матч Промеса и Зе Луиша

Хотя в роли Холмена у «Динамо» виделась понятная оборонительная цель, вряд ли идея сработала, даже несмотря на, в целом, негативную статистику обводок у Промеса (43% удачных) и позитивную статистику отборов у Холмена (57% удачных). Швед выиграл 8 из 10 единоборств у Промеса, хотя на атакующей активности голландца это никак не сказалось (6/4 ударов, 6/3 ключевых передач).

Здесь стоит отметить следующее. Во-первых, Холмен редко накрывал Промеса в высокой позиции на переходе «Динамо» к обороне и редко принимал попытки активно сыграть на перехвате мяча, направляемого к оппоненту. Стремление отступать, а не накрывать оппонента высоко, все равно давало Промесу пространство для разгона.

Во-вторых, правый защитник «Динамо» предпочитал выжидать сближения оппонента с собой перед штрафной, а не активно сыграть в мяч. Как следствие, выигрышные отборы Холмена – результат таких сближений с ним Промеса. Но в тех эпизодах, когда Промес за счет ловкости менял направления движения, не сближаясь, швед терял контроль над ситуацией, позволяя бить или выполнять передачу вдоль ворот.

В быстрых переходах «Спартака» помимо Промеса важно отметить роль Зе Луиша. Помимо того, что он качественно сыграл в борьбе против центральных защитников «Динамо» (35 единоборств в атаке, 15 удачных), форвард эффективно действовал между линиями, принимая передачи при выходе команды из обороны и подключая к атакам партнеров либо развивая комбинацию ведением мяча.

В материале использована статистика компании InStat
Made on
Tilda