Рейтинг@Mail.ru
Аналитика
8 апреля 2019

РПЛ
22 тур
Кононов в тяжелом положении, но пока себя не исчерпал

Игорь Печерица
«Спартак» провел в дерби против ЦСКА два разных тайма, испытав проблемы со взломом обороны гостей после перерыва. Армейцы же воспользовались своими шансами и решили исход встречи в короткий промежуток времени. Аналитик InStat Игорь Печерица – о тактических деталях центральной встречи тура в РПЛ
приблизительные позиции согласно тепловым картам футболистов
Недавно прочитал то ли новое, то ли старое (в них можно заблудиться) высказывание Леонида Федуна. Темой был момент отставки тренера, а основной мыслью, что принятие такого решения у владельца «Спартака» всегда взвешенное и приходит только тогда, когда он понимает, что тренер себя исчерпал. Сложно предсказать, когда такое понимание придет к Леониду Арнольдовичу в очередной раз, но не хотелось бы, чтобы в скором времени.

Олег Кононов проиграл свой первый матч в чемпионате, серьезно усложнив решение поставленной задачи (попадание в Лигу Чемпионов), и, наверное, впервые за весь этап работы со «Спартаком» оказался в действительно стрессовой ситуации. Был проигран матч не только принципиальному сопернику, но и конкуренту в борьбе за высокие позиции, а впереди – встреча с хорошо организованным в защите «Ростовом».

И с тем учетом, что «Спартак» по-прежнему испытывает большие проблемы против глубокой обороны соперника, решение турнирной задачи после этой игры может стать тяжело выполнимым.

Тем не менее, надеюсь, руководству клуба хватит выдержки не принимать радикальные решения. Кононов в «Спартаке» себя еще не исчерпал. И нравится это кому-то, или нет, но руководство ему доверило управление командой, и наступает момент, когда это доверие проходит проверку на прочность. И единственно верным кажется решение дать тренеру поддержку и время.

Иной исход будет обозначать признание руководством (в очередной раз) собственных ошибок, а, значит, потребует более серьезных решений, чем просто увольнение очередного тренера, поскольку замена одной частицы на другую, без анализа работы всей системы, сама по себе станет бессмысленной и выведет «Спартак» на очередной заход по всем известному кругу.

Первый акцент – на позитив. ЦСКА немножечко повезло

В этот подзаголовок я вынес две непрямые цитаты. Первая принадлежит моему преподавателю из Академии тренерского мастерства, и ее суть проста. В анализе всегда важно первым сделать акцент на позитив – то, что команда проиграла, и так понятно. И давить на больное, по крайней мере в день игры и на следующий день бессмысленно (не тот эмоциональный фон).

Вторая цитата принадлежит Ивану Облякову, и в ней в общем-то суть происходившего в дерби. «Спартак» провел отличный первый тайм (с точки зрения острых ситуаций), а ЦСКА выиграл матч так, как подобные матчи обычно и выигрываются: перетерпев и хладнокровно реализовав свои шансы.

И если подводить эти цитаты под анализ деятельности Кононова (и вообще, и в конкретном матче), то они обе по сути правильные. «Спартак» не выглядел безнадежно. Хотя и мог проиграть совсем неприлично, забей свой момент Влашич (из идеальной для него позиции для удара с подкруткой в дальний угол) или отскочи мяч после удара Сигурдссона в пустой угол, а не в ногу завалившегося Селихова.

Хотя основная претензия к тренеру «Спартака» – в пресловутой игре и в обещаниях, какого-то смысла в постоянном напоминании об этом нет. Пора стать снисходительнее к наивному романтику! Тем более, когда Олег Георгиевич и сам все понимает: до совершенства еще далеко, напоминать об этом равносильно тому, как говорить футболистам (абстракция): вы проиграли, вы кривые и так далее. Они и без слов это знают. Делать-то что? В случае со «Спартаком» – ждать.

Тем более, быстрое нападение – тоже нападение, и вертикальные атаки – тоже атаки, и как сказал Кононов, футбол состоит из разных элементов, и сейчас один из них работает лучше, а второй (постепенное нападение) – потенциал для роста.

План ЦСКА на прессинг в целом был неудачным

ЦСКА выбрал очень рискованную стратегию на матч: высокий прессинг, направленный на изоляцию центральной зоны «Спартака». Действуя в системе 5-2-2-1 до перерыва, гости за счет пары Обляков – Ахметов перекрывали Глушакова и Зобнина, тогда как Влашич и Сигурдссон были нацелены на сближения с крайними защитниками «Спартака». Если мяч выводился во фланг, ЦСКА бросал дальнюю зону (инсайд перемещался ближе к опорным) и получал в зоне владения «Спартаком» численное преимущество.

В первые 5 минут «Спартак» пару раз попытался преодолеть такой прессинг через пас (по флангу Айртона), но, столкнувшись с потерями, бросил эту затею, перейдя на игру длинными мячами.

Самое интересное, что под прессингом «Спартак» вообще не стремился использовать потенциал дальнего фланга (который армейцы бросали), разворачивая атаки по ширине через Селихова, свободного центрального защитника с выводом на дальнего крайнего защитника.

Общий смысл был в вертикальной доставке мяча Зе Луишу или Адриано. Это было просто, но эффективно. Оба форварда выиграли по 10 единоборств в атаке (с 53% и 63% эффективности, соответственно), цеплялись и в последующем доставляли мяч партнерам в активные позиции. Здесь стоит отметить Зе Луиша, который очень качественно выполнял передачи на ход (89% точных передач вперед), выводя партнеров в острые позиции.

Идея в развитии и завершении тоже была простой – «дергать» одного из центральных защитников ЦСКА в глубину и использовать свободный коридор за спиной либо через центральных нападающих, либо через узко игравших Ханни и Мельгарехо. Все свои моменты хозяева создали, эффективно доставляя мяч за спину защитников ЦСКА.

Дополнительно хочется отметить Ханни. Поскольку Селихов вводил мяч преимущественно в левую часть поля (видимо, расчет «Спартака» был в продавливании Набабкина – наименее рослого среди центральных защитников ЦСКА), важным в близи этих зон становился подбор. Его обеспечивал Ханни (5 на чужой половине), в последующем либо адресуя мяч партнерам на ход, либо доставляя его к центральной зоне одному из форвардов (7 и 8 передач Зе Луишу и Адриано – больше только Айртону).
Направление передач Селихова
Длинные передачи Акинфеева – просто топ

За счет прессинга ЦСКА часто возвращал владение, но, как и «Спартак», имел трудности с позиционным нападением. Причины схожие – хозяева качественно построили модель прессинга, изолировав Ахметова и Облякова, что вынуждало ЦСКА прямо строить атаку. Чалов при этом действовал значительно хуже, чем его коллеги из «Спартака» (эффективность единоборств в атаке составила 22%).

При построении атак длинными передачами важную роль у ЦСКА играл Акинфеев. Поставленный удар – то, чем он всегда выделялся – позволил не только переводить игру на треть соперника в моменте с голом, но и на протяжении всего матча.
Передачи Акинфеева. Почти все - близко к чужой трети
При этом его длинный пас (и не только в моменте с голом) нередко был направлен под движение Чалова в активную позицию. Еще в первом тайме принимались две такие попытки, с которыми хозяева за счет своевременного отхода справлялись: верх снимал Джикия.

Однако в моменте с голом ЦСКА «поймал» противника на противоходе: защитная линия поднималась, и в этот момент пошел пас за спину. Такие внезапные передачи всегда сложны для обороны: быстро среагировать и перестроиться практически нереально.

Далее же эпизод для ЦСКА выиграли Чалов и Сигурдссон, пойдя до конца, и создав стрессовую ситуацию для Жиго. Можно обвинить Селихова в несогласованном выходе, однако момент был сложный как для защитника, так и для вратаря. Не оставь вратарь створ, Жиго бы все равно с большой вероятностью проиграл бы эпизод и вряд ли бы отвел мяч далеко от створа – под такой отскок ему было очень сложно подстроиться.

Ширина ЦСКА за счет Фернандеса. Смещения Влашича в зону инсайда

Быстрые эпизоды у ЦСКА также не получались. На переходах команда стремилась сразу направлять мяч группе нападения. Однако если владение возвращалось в средней зоне, то «Спартак» узкой четверкой защищающихся отходил к воротам. и ЦСКА просто не хватало числа (3 на 4 до ухода в низкий блок, 1 в 2 после ухода в низкий блок и перестроения на очевидные 5-4-1) и свободного коридора, чтобы остро развить эпизод.

Если владение возвращалось армейцами в своей трети, то «Спартак» перестраивался в основном за счет помех, которые создавал Зобнин, либо также отходил назад четверкой защищающихся, когда Роман по ситуации страховал одного из защитников (обычно – Айртона).

В результате, основным вариантом армейцев был увод атаки во фланг, обычно направо, где ширину создавал Фернандес. Именно с его зоны команда чаще всего создавала ударные моменты, что в конечном итоге привело к голу.

Но если до перерыва спартаковцы дисциплинированно оборонялись перед штрафной, активно создавая помехи ударам со второго темпа армейцев (7 заблокированных ударов в матче), то во втором тайме при втором голе дисциплина уже отсутствовала. Опорным «Спартака» в решающий момент не хватило поддержки по ширине (конкретно от Мельгарехо в острой фазе, Ханни – в фазе развития атаки ЦСКА), а центральные защитники не сориентировались, играя по зонам.

Возможно, выгоднее было бы переходить на персоналку (конкретно Жиго), поскольку контролировавший второй темп Глушаков ни при каких обстоятельствах не смог бы помочь команде. Он находился в ситуации двойного решения: либо играть по Влашичу в зоне мяча (что и делал), либо идти на 11 метров (куда смотрел три раза, но так и не решился бросать зону). Один из игроков ЦСКА во втором темпе в любом случае вышел бы на удар.

При этом первое решение оказалось в итоге тактически неудачным по той причине, что опаснее всегда игрок, который ближе к створу. Считаю, Влашича надо было «бросать».

Что касается остальных эпизодов, то замена Глушакова была их следствием. К 60-й минуте опорный полузащитник стал хуже страховать партнеров, дважды пропустив в зону инсайда Влашича, в одном из эпизодов откровенно проигнорировав борьбу.

«Спартак» не использовал потенциал Рассказова до перерыва. Айртон играл прямолинейно

При построении атаки через пас «Спартак» почти не использовал правую часть поля в первой трети. Показательно, что Жиго за матч выполнил только 8 передач вправо, тогда как влево и вперед – 22 и 21, соответственно. Француз только в конце игры, когда ЦСКА ушел в низкий блок, стал на регулярной основе взаимодействовать с партнером на фланге. В остальном он либо играл на Джикию, либо упрощал.
Карта передач Жиго. Отчетливо видно, что в первом тайме при выходе из первой трети француз игнорировал правый фланг
Как следствие, «Спартак» становился очень ограниченным в решениях в фазе развития. Действуя по большей части через Айртона (80 передач – лидер команды), «Спартак» очень часто терял владение в левой части средней зоны (17 потерь; в центре – 9, справа – 10). Сам Айртон допустил 6 потерь на своей половине поля (больше всех в команде).

Такое стремление хозяев играть через него понятно. Он быстрее Рассказова (вероятно, вообще быстрее всех крайних защитников в РПЛ) и очень эффективен в применении обводки, что является важным тактическим элементом под прессингом (5 удачных в этом матче – больше только у Зе Луиша).

Однако за тот отрезок, что он уже сыграл в РПЛ, его манера игры стала очевидной. Бразилец почти не смотрит середину (если только это не связующий партнер между ним и Ханни) и почти не разворачивает атаку к центру или назад под прессингом. Он либо упрощает, либо отдает вперед с последующим забеганием под «стенку» и развитием атаки скоростным ведением.

ЦСКА к такой манере бразильца оказался готов, и если допускал скоростной эпизод для него, то впускал его только в середину, где он находил только ближайшее решение. Любопытно, что из пяти удачных обводок Айртона, две InStat посчитал вообще ближе к правой части поля.

Что касается Рассказова, то акцент на его фланг команда сделала только во втором тайме. Причем Николай сыграл достаточно продуктивно. Пару раз он открылся в зоне инсайда за спину дальнему опорному ЦСКА (один раз это было с обострением ситуации передачей за спины защитников), а также неплохо продвигал мяч с широкой позиции (в т.ч. с доставкой по диагонали в зону инсайда между линиями ЦСКА).
«Спартак» часто отыгрывал Облякова и Ахметова

Использование зоны за спиной дальнего опорного ЦСКА в принципе было перспективной идеей для «Спартака». В системе 5-2-2-1 этот участок у армейцев очень уязвим. К примеру, можно вспомнить, как в Лиге Чемпионов в Риме им забивала «Рома».

За счет компактности между опорными и инсайдом в зоне мяча ЦСКА блокирует проникающие передачи в активной зоне (во втором тайме они качественно это делали в правой зоне атаки «Спартака»), но допускает диагональные разрывы между дальним опорным и инсайдом.

В этот уязвимый участок «Спартак» чаще всего доставлял мяч под отскоки в глубину одного из центральных нападающих (реже под узкие смещения крайних). В последующем акцент также (как и в случае с атаками длинным мячом) был направлен на передачи за спины центральных защитников армейцев.

При этом Обляков и Ахметов, оказавшись в отыгранном положении, с невысокой эффективностью в этом матче накрывали форвардов «Спартака» со спины, что позволяло хозяевам создавать скоростные эпизоды. Так, Адриано выиграл единственное единоборство у Ахметова и 3 из 5 у Облякова, а Зе Луиш – все 3 у Облякова и 2 из 3 у Ахметова.

В последней трети матча «Спартак» также оказывал давление именно на центральный участок (несмотря на то, что гости очевидно ушли в низкий блок). Фланги в основном использовались командой для растягивания оппонента с использованием малого количества подач (всего 8 навесов, ни одного точного), что с учетом насыщенной защиты ЦСКА (пятерка в линию) было неудачным тактическим решением.

Даже если «Спартак» создавал перспективный коридор или проводил скоростной эпизод, довести атаку до удара было почти нереально – при подстраховке игроков команды хозяев очень быстро накрывали в штрафной и вынуждали на ведении уходить от створа.

«Спартак» нуждается в Фернандо

Интересно, что «Спартак» до конца игры так и не перешел в навал, что было, например, с «Уралом», когда команда в последние полчаса перестроилась на своеобразную схему 3-2-5 в атаке, где первую тройку формировали крайние защитники с Боккетти, а Джикия был отправлен спасать команду, цепляясь наряду с форвардами за забросы впереди.

В этой игре «Спартак» до конца терпеливо искал возможность разыграть мяч, фактически лишившись завершающей фазы в конце игры (всего 1 удар в последние 15 минут). Даже если и делалась длинная передача в штрафную, то направлялась она под диагональный рывок (обычно крайнего нападающего «Спартака») за спины, но при этом всегда сопровождалась внимательными латералями ЦСКА или Акинфеевым.

При чрезмерном акценте на игру центром «Спартак» очень редко «вскрывал» ЦСКА на чужой трети вертикальным пасом (а не по диагонали, отыгрывая опорных), что было еще одной причиной позиционных сложностей (помимо неудачных попыток пройти частокол армейских ног на периметре штрафной через короткий пас). В активной фазе атак хозяевам очевидно не хватало своевременных и внезапных передач от опорных полузащитников группе нападения.

Подобные попытки пару раз проходили у Гулиева, и то чаще – с последующим отыгрышем в стенку без продвижения вперед (обратный пас от принимающего шел, по сути, на ту же линию, где и находился Аяз изначально). В остальном, ни он, ни Глушаков с Зобниным не смогли обеспечить важного элемента – внезапности и своевременности проникающих передач.

Роман – хороший разгонщик с плохим видением поля, Глушаков же традиционно лучше себя проявляет, когда пасует не он, а ему в активную позицию.

Глушаков в основном выбирал фланговое направление, а попытка играть вперед чаще всего была неточной (44% брака), Зобнин хоть и чаще отрезал чужих опорных, также играл с большим процентом брака при передачах вперед (аналогичный показатель), по привычке не всегда имея решение на приеме и часто перетягивая эпизод ведением.

В связи с этим возвращение в строй Фернандо – тот потенциал, которым обладает «Спартак», и та причина, по которой еще рано делать вывод по Кононову. Напомню, Олег Георгиевич почти не имел возможности использовать этого полузащитника: он провел всего один полноценный матч с «Крыльями» и меньше тайма с «Локомотивом».

Возможно, бразилец и является тем недостающим элементом в позиционной атаке «Спартака», которая пока не получается. Причем, видение Кононова вряд ли ограничивается использованием Фернандо только в опорной зоне. Поскольку с «Крыльями» тренер пошел на интересный эксперимент, до выхода Попова используя бразильца как центрального атакующего полузащитника в схеме 4-2-3-1.

Как минимум это говорит о том, что у него есть идеи, которым только предстоит дать реализацию. И пусть для этого потребуется очевидно больше времени, чем обещанные 4 месяца.

В материале использована статистика компании InStat
Подпишись на наш канал в телеграме
Читайте также
Больше текстов про "Спартак"
Made on
Tilda