Рейтинг@Mail.ru
Аналитика
26 июня 2018

КУБОК МИРА
Сборная России не заслуживает критики. Несмотря на счет

Аналитик InStat Игорь Печерица рассуждает о матче России и Уругвая, в котором решалась судьба первого места в группе
Основная проблема в анализе футбольных матчей – и речь не только о людях, занимающихся этим профессионально, но и о простых болельщиках – результат надо как-то объяснить. Но футбол слишком сложная игра, и результат в ней могут определять разные факторы – будь то самоотдача, тактика или удача. По этой причине сделать верный вывод часто затруднительно и даже невозможно.

По той же причине возникает желание искать какие-то незримые стратегические детали, чтобы дать объяснение тактической победе одного соперника над другим, или недостатки в физической готовности, чтобы объяснить пропущенный в концовке гол, исключив, например, элемент удачи.

Понятно, когда одна команда проигрывает другой 0-3, у этого есть причины, и нелепо называть такое поражение незаслуженным. Однако это не всегда повод для обоснованной критики. Собственно, как и в оценке побеждающих – не повод для восхвалений с ярлыками. Хотя переходы из крайности в крайность типичны для массового футбольного анализа.

Мое мнение о поражении сборной России от Уругвая – оно не было следствием командных недостатков. По крайней мере, команда не была дезорганизованной и безразличной. Свою роль сыграли индивидуальные ошибки, за которую соперник очень быстро наказал, получив перевес в счете и численное преимущество еще до перерыва.

Сборная России в обороне

Уругвай – единственная команда в нашей группе, с возможностями которой я был знаком еще до турнира: довелось анализировать их осенние матчи в 2017 году, и впечатления, которые тогда оставила эта команда, с началом Кубка Мира не изменились. Кратко – не впечатляет.

В атаке Уругвай использует популярную в Южной Америке схему 4-4-2 с узким расположением полузащиты. В их случае это часто выглядит как 4-2-2-2 с узкими фланговыми полузащитниками, или 4-3-1-2, когда они используют Де Арраскуэту в качестве «десятки» (на основе отборочных матчей).

Их недостаток для этой схемы – нехватка качества в определенных зонах. Если, конечно, для верхней планки качества брать силу форвардов, которыми они обладают. У них нет столь же классных опорных, которые бы умело продвигали мяч вперед и делали бы большой оборонительный объем. За исключением, пожалуй, Торрейры, который хорошо показал себя в клубе, но в сборной пока не является ключевым игроком. Также очевидна ограниченность в выборе латералей, чье значение в этой схеме даже выше, чем значение форвардов.

В результате эта команда не выглядит сбалансированной и имеет трудности с созиданием, а их основное сильное качество – оборонительная (часто чрезмерно компактная) организация и атака на пространстве, либо за счет творчества индивидуально сильных форвардов.

Если вы имеете доступ к InStat Scout и посмотрите эпизоды позиционной атаки Уругвая из разных матчей, вы не увидите там слаженного позиционного нападения и четких цепочек создания голевых ситуаций (не продвижения мяча). Большинство атак будут выглядеть стихийно, а их непременными участниками будут Суарес и Кавани, использующие очевидный дисбаланс в обороне соперника, или создающие голевой эпизод за счет техники и творчества (удары издали, «стеночки», обводки и прочее).

Нехватка интересных комбинационных командных ходов, собственно, и проявляется на этом турнире – отсутствие голов с игры является значимым показателем. Нельзя сказать, что они совсем не создают моментов с игры, но то, что у этой команды есть недостаточный объем таких моментов, было очевидно еще по первым двум матчам.

По этой причине для меня лично досадно, что сборная России проиграла Уругваю именно с таким счетом. Это был соперник, с которым в случае идеальной организации игры мы могли рассчитывать на иной результат.

Если оценивать игру 11 на 11, то Россия в тактическом плане показала себя командой, вновь подготовленной к сопернику. В конкретном матче уругвайцы применяли атакующую систему 4-3-1-2 (с Бентанкуром в качестве «десятки»), и это было удобно для России. За счет привычно компактной средней линии подопечным Черчесова удавалось контролировать основные маневры и перемещения оппонента и усложнять ему путь продвижения мяча, привычно изолировав середину.
В таких условиях у Уругвая было два пути – упрощать игру через длинный пас от центральных защитников или выводить мяч на крайних защитников. Причем последние, с учетом узкого формирования полузащиты Уругвая, сразу не имели поддержки на фланге, а пространство для движения вперед им ликвидировали наши крайние защитники. При этом в задней линии Россия всегда имела ситуацию 3 в 2 против Суареса и Кавани.
При таком характере позиционной игры стоит отметить эффективные действия Кутепова и Игнашевича в ситуациях 1v1 против нападающих Уругвая (Кавани, например, проиграл все единоборства нашим защитникам) и не очень эффективную игру Смольникова против Лаксальта, индивидуальные решения которого и предопределили удаление нашего игрока.

Об индивидуальных ошибках России

Стоит сказать, что в начале игры Уругвай также качественно перекрывал для нас наступательные зоны. Сборная России начала встречу с явным акцентом на правый фланг, где упомянутый Лаксальт своевременно ликвидировал пространство для Самедова.

Интересным моментом было то, что в отличие от прошлых матчей россияне гораздо активнее использовали атакующие перемещения опорных полузащитников (подробнее – позже). Так, Газинский совершал подъемы на правый фланг для создания связок с Самедовым и Смольниковым. Однако розыгрыш мяча на участке проходил в условиях равенства в зоне – Миранчук инертно по ходу матча с позиции «десятки» смещался в широкие зоны, чтобы оказать помощь партнерам.
В результате отсутствия пространства на поле игра изначально обрела характер, про который говорят – «до ошибки». И случилась она с нашей стороны в ситуации, когда соперник за счет грамотных оборонительных действий изолировал Газинского от партнеров. Его разворот назад на Кутепова изначально был плохим решением, а неточность в передаче только усугубила ситуацию, которую хавбек и постарался спасти фолом.

В первом пропущенном мяче большое внимание уделялось действиям Игнашевича, и многим его решение казалось нелогичным. Однако с моей точки зрения наш защитник эпизод отыграл идеально.

Сформировав собственную «стенку» из двух игроков, Уругвай создал очевидные проблемы для Акинфеева при контроле линии мяча. Действия Кавани и его партнера в момент удара могли быть любыми. Они могли как продолжать закрывать обзор при ударе Суареса верхом, так и подпрыгнуть над мячом или совершить разбег в последний момент при ударе низом. Во всех ситуациях элемент внезапности удара был бы высоким. Игнашевич эту внезапность исключил, оттеснив Кавани и по инерции его партнера и открыв обзор Акинфееву. К сожалению, вратарь неудачно сыграл при контроле ближнего угла.

Это был не лучший матч нашего капитана. Второй мяч, даже с учетом рикошета, схожая ситуация, в которой также, считаю, неудачно сыграл голкипер при контроле ближнего угла. Помимо этого, запомнилась его ошибка с низким выводом мяча через центральную зону, после которой Кавани в контратаке вышел 1 на 1.

Не обошлось без ошибок и в случае с третьим голом Уругвая, где Зобнин, почему-то отвечавший за Година, некачественно сыграл ситуацию, передав его Дзюбе в последний момент (хотя мог, например, сыграть плотнее и создать блок на пути движения).

Впрочем, не обходилось без индивидуальных ошибок и во многих других острых ситуациях Уругвая (перевод Кутепова через поле и т.п.). Их частота – тот основной фактор, который делает поражение России заслуженным и объяснимым.

Об атакующих действиях сборной России

Говоря об атакующих действиях сборной России, начать стоит того, что наша команда, как и в игре с Египтом, была лишена возможностей на быстрые и острые атаки (всего 10 быстрых подходов в игре).

Если вы не читали Романа Пилипчука на «Чемпионате», обязательно это сделайте, потому что профессиональным аналитиком там хорошо показаны причины такого футбола. Основная мысль: «наступая, думаем об обороне».

Сохранение оборонительной стабильности сборной Уругвая достигается за счет сбалансированности «крыльев» атаки. Если слева они используют остроатакующего Лаксальта, то справа – осторожного Касереса (который номинально вообще центральный защитник). Это несколько ограничивает их в атаке, но при потерях мяча позволяет сохранять трех защитных игроков сзади, перекрывая зоны на своей половине. Вследствие этого россияне практически не имели зон для разгона (ни через пас, ни через ведение).
Россия использовала Дзюбу в качестве игрока, которых я по аналогии с мини-футболом называю «пивотами» (создающими опору). Он «застревал» в пространстве между линиями, удерживая мяч и выжидая движения в переднюю линию, однако те ускорения, которые делали партнеры, проходили в условиях контроля зон уругвайцами. Чаще Дзюба пытался выводить в движение Черышева (3 паса за сыгранное время вместе), но Денис в лучшем случае получал на входе в чужую треть ситуацию 1v1.

Гораздо лучше дела в плане подходов (с ударами и острыми ситуациями, понятно, все плохо) было в позиционном нападении. Идея читалась в растягивании сверхкомпактной средней линии Уругвая через фланги.

Здесь стоит сказать, что основная оборонительная сила компактности полузащиты южноамериканской команды проявляется в ситуациях, когда они оказывают давление на мяч. В тех случаях, когда они играют низко без прессинга, им не удается сохранять аналогичную компактность, и полузащита выглядит чрезмерно растянутой. Одна из причин, на мой взгляд, и ее мы обозначили в начале текста, – отсутствие «объемного» опорного. Вторая – неспособность полуфланговых полузащитников Уругвая своевременно покрывать пространство по горизонтали.
Растянутости соперника наша команда добивалась за счет широких маневров Зобнина и Газинского (даже в меньшинстве – Кузяева) и высоких позиций Кудряшова и Смольникова. Смысл был в том, что один из участвовавших в комбинациях россиян уводил широко крайнего защитника Уругвая (в зависимости от фланга) и кого-то из пары Весино/Нандес. Это делалось таким образом, что у соперника возникали огромные дыры за спиной латералей или в полуфланге перед штрафной.
В использовании этих дыр, думаю, важную роль должен был играть Миранчук. Однако в позиции «десятки» игра у него не получилась. По ощущениям, он дал меньший атакующий объем, чем давал Головин (в перемещениях на фланги и в свободные зоны) и был слишком инертен в движении перед чужой штрафной. Правда, справедливости ради, были и эпизоды, где он находился в острой позиции, но не получал мяча.

Вместо вывода

Вероятно, через неделю сборная России закончит свое выступление на домашнем Кубке Мира. Обыграть Испанию будет чудом, а матч с Уругваем показал, что для чудес необходимо нечто большее, чем командная организация (удача и отсутствие индивидуальных ошибок). Тем не менее, как бы не сложилась следующая игра, есть уверенность в одном – мы вновь увидим команду, качественно подготовившуюся к сопернику, играющую с самоотдачей и дисциплиной. И за это уже сейчас вспоминая все, что было до турнира (от «отсутствия тренерской руки» до «слабейшей сборной в истории»), хочется сказать ей спасибо. Россия достойно сыграла на турнире.

В материале использована статистика компании InStat
Made on
Tilda