Рейтинг@Mail.ru
Аналитика
8 июля 2018

КУБОК МИРА
1/4 финала
«Давайте делать паузы в словах…»

После потрясающего матча сборных России и Хорватии в четвертьфинале Кубка Мира аналитик InStat Игорь Печерица рассуждает об эмоциях от выступления главной команды страны и немного – о футболе
Лирика,

Не могу знать, какие чувства вы испытываете сегодня, но во мне теснятся удовлетворенность и досада, и смесь их создает какое-то третье, неизвестное человеческой природе чувство. Вы когда-нибудь испытывали эйфорическую грусть? Мне кажется, мое сознание перевернулось, и я открыл в себе что-то новое.

С одной стороны, приятно осознавать тот результат, которого достигла сборная России. Команда, которая не создавала больших надежд и удивительным образом их подарила. Хотя удивительное здесь только то, что сам в это не верил. Все остальное – итог тяжелой работы тренера и команды.

С другой стороны, сборная России оставляет чувство разочарования. Разочарование оттого, что она не вышла в полуфинал. И только вдумайтесь, насколько прекрасно – испытывать чувство разочарования конкретно от этого факта.

Могла ли сборная России пройти Хорватию? Безусловно. Но на этот раз мы не уловили момент, когда надо было хватать удачу.

Возможно, этим моментом был сейв Акинфеева в послематчевой серии пенальти, и точный удар Фернандеса развивал бы другой сценарий. Возможно, этим моментом был недоведенный до удара выход один на один Смоловым. Возможно, этим моментом было попадание хорвата в штангу, когда судьба говорила – я дарю вам шанс, используйте его в своей атаке. И россияне его не использовали ровно в те секунды, когда Ерохин пробил чуть выше перекладины.

Слишком много «возможно», как по мне, раскрывают эту игру. С точки зрения тактики и организации она была равной, но одна из команд, как бывает в таких встречах, свою последнюю возможность использовала.

футбол,

Основной вопрос, который стоял перед игрой – кто будет управлять стратегией игры? Будет ли встреча аритмичной с переходами владения, либо же инициативу возьмет одна из команд.

Хорватия до четвертьфинала не выглядела командой, предпочитающей постепенное нападение. Им было очень удобно играть с Аргентиной, отдав владение, они смогли повторить тот же трюк с Данией. Но на этот раз им предстояло встречаться с командой, которая ни в одном матче не проводила длительных отрезков позиционного контроля.

Стартовые минуты игры показали, что Россия все-таки хочет побороться за инициативу в этой встречи. По крайней мере именно в начальной ее фазе. В пользу этой версии говорит высокий прессинг команды вплоть до чужой штрафной, поскольку успешный прессинг является предпосылкой к владению – действия соперника с мячом ограничиваются, что позволяет забирать контроль себе. За матч Россия предприняла 26 попыток командного прессинга (8 успешных). Для сравнения, Хорватия только 9 (3 успешных).

Однако сыграть через контроль у России не получилось. Здесь видятся две причины. Первая – аналогичный прессинг Хорватии, но ориентированный преимущественно на среднюю зону поля. Интересным моментом было то, что их организация обороны в среднем блоке имела схожую структуру с нашей, например, как из игры против Саудовской Аравии. Пара хорватских нападающих изолировала центральную зону, вынуждая начинать Россию атаки преимущественно через центр обороны и только с двумя доступными вариантами – фланг или длинный пас на Дзюбу.

Здесь отмечу два важных момента, на мой взгляд. Первый – наши центральные защитники редко испытывали индивидуальное давление со стороны Манджукича или Крамарича. Но при этом, создавая определенную ширину, и Кутепов, и Игнашевич располагались довольно глубоко (чаще всего метров на 10-15 глубже центральной линии поля) и практически не применяли рискованных ведений через открытое пространство полуфланга.

С одной стороны, это позволяло себя обезопасить и не допустить ситуаций, когда давление 1v1 все-таки бы создавалось, с другой – слишком растягивало команду по атакующей глубине. Поэтому смежному пасу предпочитался продольный (чаще от Кутепова по правому флангу) или диагональный (чаще от Игнашевича на правый фланг). В результате Игнашевич за матч выполнил только один точный пас Зобнину и ни разу не доставил мяч Кузяеву. Кутепов в свою очередь отметился одним пасом на Зобнина и тремя – на Кузяева.
Карта передач Кутепова. Видно, насколько глубокая позиция при начале атаки
Аналогичная карта Игнашевича
Второй момент – движение наших опорных. Попадая в пространство между форвардами и центральными полузащитниками Хорватии, они не особо-то и стремились из этого пространства выходить. Скажем, был минимум характерных для таких ситуаций открываний от опорных на свободные участки полуфланга и ни одной – с отходом в заднюю линию. Обычно такие маневры позволяют создавать формирующие тройки и разбивать ситуацию 3v2 (против пары прессингующего или изолирующего зоны центра нападения). И такие формирования обеспечивают мячу движение.

Если вы немного заблудились в потоке моих мыслей, то напомню, что мы говорим о причинах, почему у России не получилась игра через контроль. И выше был подробный анализ первой из них. Вторая – решения, принимаемые с мячом в условиях давления с учетом интенсивности матча и высокой плотности борьбы (210 единоборств).

Я не могу называть решения наших футболистов плохими. Я не игрок и не тренер, чтобы их оценивать. Но при получении владения в их решениях был определенный алгоритм, который не был направлен на установку контроля. Движение мяча у футболистов сборной России было направлено только вперед, и игроки оценивали поле исключительно с точки зрения возможности сыграть вперед (73 подготовительные, не развивающие атаку передачи за матч у России, 223 – у наших соперников).

В этом видится контратакующий вектор, безусловно. Но в условиях лимитированного пространства (например, соперник сзади имеет баланс, либо быстро ликвидирует зоны) развить качественную быструю атаку затруднительно, и в определенный момент она обязана перейти в позиционное русло.

В сети есть расписанные циклы владения, кажется, Бренданом Роджерсом, где отражены оптимальные решения игрока по фазам и ситуациям (от перехода владения до контратаки или до перехода атаки в позиционную). Я рекомендую вам с ними ознакомиться, чтобы четче понять, о чем я говорю.

Так вот, перевод атаки из быстрой в постепенную зависит от решения игрока и того, как он оценивает поле и ситуацию вокруг себя. Для таких переводов необходимо создание определенных пауз. Они могут создаваться как при ведении мяча за счет ловкости и координации игрока при смене направления движения, чтобы получить дополнительный обзор поля, так и через передачи – назад или поперек для вывода мяча из насыщенных зон в разреженные.

Игрока, который мог бы играть на паузах, в составе сборной России не оказалось (если не считать вышедшего в конце встречи Дзагоева). Ни Кузяев, ни Зобнин для управления ритмом не подходили, как и Головин свои лучшие качества проявлявший на этом турнире преимущественно за счет стремительного движения вперед.

В результате, команда недостаточно качественно ориентировалась в моментах, когда стоило бы развернуть атаку и вывести ее в другую зону. Покажем один из примеров, где на мой взгляд, возможны были иные решения, чтобы атака стала более четкой.
По причине не всегда удачной ориентации команда не получила должной продуктивности от быстрых атак (24 за матч, всего 2 удара), а позиционно использовала стабильно работающие элементы – Дзюба и забегающий Фернандес. Причем этого вполне могло хватить, используй сборная хоть раз ситуацию 2v1 во фланге Стринича (затем – Пиварича), которую создавал Фернандес.

Наличие игрока, определяющего ритм у соперника, определило стратегию хорватов в пользу владения, несмотря на наши активные попытки этому мешать. Этим игроком, конечно, оказался Лука Модрич.

еще футбол,

В отличие от Испании сборная Хорватии гораздо смелее действовала в построении атаки и не боялась сзади оставлять меньшее число игроков. Если испанцы слишком много игроков отводили в глубину и группировали их на обширном участке поля, где не оказывалось никакого давления, то хорваты для вывода мяча вперед использовали только трех игроков – центральных защитников и Ракитича, который фактически создавал с ними единую линию.

Таким образом, у них всегда был минимум один свободный игрок, который мог бы продвинуть мяч, поскольку ситуация в начале выглядела либо 3v1 (против Дзюбы) либо 3v2 (против Головина и Дзюбы). Причем система сохранялась, даже если наши футболисты применяли высокий прессинг. И вместо того, чтобы отводить назад лишнего игрока центра полузащиты или группы атаки, Хорватия могла просто использовать Субашича и упрощать вывод вперед (как в ситуации с первым голом).

Такая модель позволяла им и сохранять баланс сзади (три игрока страхуют пространство), и ритмично двигать мяч на фланги, используя там атакующих крайних защитников и быстро насыщая участки контроля.

Стоит сказать, что Хорватия стала единственной командой, кто против России равномерно использовал оба фланга и обоих крайних защитников в атаке. И это давало им сильное атакующее преимущество.

Поскольку наша команда всегда обороняется сверхкомпактно по горизонтали, такие забеги значительно усложняли применяемую модель обороны. Во-первых, регулярно использовалось само фланговое пространство, которое допускается, во-вторых, провоцировались дополнительные зоны. Они могли возникать как при широком выпаде крайнего защитника России с разрывом в полуфланге, который приходилось прикрывать одному из опорных, так и при слишком глубоком отходе вингера, что опять же приводило к разрывам в полуфланге и повышению нагрузки на опорных, которым приходилось покрывать слишком много пространства и «растягиваться».

Хорватия могла на подступах к штрафной получить свободную зону с неприкрытым игроком, чтобы изменить направление комбинации и продолжить давление непосредственно в чужой трети без возврата мяча назад (что часто делали испанцы), или завершить атаку на втором темпе (очень много ударов такого характера).
Во-многом усиление флангового давления хорватами за счет этого во втором тайме и потребовало изменений от Черчесова. Команда перестроилась на схему 4-5-1 в обороне, где Зобнин фактически стал выступать в роли второго опорного, а Головин составил пару в центре Кузяеву (до других замен). Совсем обезопасить себя от фланговых атак соперника это не помогло, но добавить больше контроля над пространством по ширине позволило.

и снова лирика…

На этом анализ основных, на мой взгляд, тактических нюансов матча завершен, как и завершено выступление сборной России на домашнем Кубке Мира. В завершении я не хотел бы красиво расписывать «спасибо» нашим парням – оно идет по умолчанию.

Вспоминая весь тот негатив, который был вокруг нашей сборной и ее тренера перед турниром, хочется закончить текст выдержками одной из любимых песен:

Давайте делать просто тишину –
***
И мы увидим в этой тишине,
Как далеко мы были друг от друга.
Как думали, что мчимся на коне,
А сами просто бегали по кругу.
А думали, что мчимся на коне.

Как верили, что главное придет,
Себя считали кем-то из немногих,
И ждали что вот-вот произойдет
Счастливый поворот твоей дороги,
Судьбы твоей счастливый поворот.

Но век уже как будто на исходе,
И скоро без сомнения пройдет
А с нами ничего не происходит,
И вряд ли что-нибудь произойдет.


С нами произошло многое. Парни, вы перевернули сознание!

В материале использована статистика компании InStat
Made on
Tilda