Рейтинг@Mail.ru
Аналитика

КУБОК МИРА
У сборной России временные тактические трудности.
Пока это трудности

Мы уже пытались использовать лексикон Станислава Черчесова, который посоветовал журналистам не использовать слово "проблема", заменив его менее тяжелым для чуткого слуха главного тренера сборной России синонимом. На этот раз трудности в игре главной команды страны - тактические - ищет аналитик InStat Игорь Печерица
Сразу оговорюсь, что мысль, вынесенная в заголовок, не направлена на критику общекомандных тактических тенденций, скажем так, рисунка игры.

Здесь у сборной России все отчетливо – прослеживается и философия, и логика подбора состава под эту философию. И я сейчас про общее, а не частное – почему приезжает сидеть на лавку Габулов или не вызывается Денисов. Это локальная проблематика. Глобально, за исключением линии центральных защитников, где в России в принципе выбор ограничен, состав подобран мобильный, а во многих позициях и техничный.

Поэтому тот стиль, который прививается команде Черчесовым, сопоставим с возможностями вызываемых игроков и четко очерчен – это прессинг и быстрое развитие активной фазы атаки, даже если она строится позиционно.

Конечно, командные механизмы не отлажены идеально, что с учетом постоянных коротких циклов подготовки и пауз между ними объяснимо. Но позитивные моменты есть – это и созидательность (ни Бразилия, ни Франция не остались без острых моментов у своих ворот), и основное – прессинг. Пожалуй, это самый отлаженный элемент нынешней команды. Россия наименее уязвима в обороне в ситуациях, когда мяч перекрыт коллективным давлением в высоких позициях. Прослеживается понимание игроками выбора позиций и ориентиров для опеки, когда организуется общекомандный прессинг.

Конкретно в игре с Францией за счет этого элемента нашей команде удалось сократить количество коротких и средних взаимодействий соперника и проникновений на собственную часть поля именно такой методикой. Продолжительные отрезки игры французы не имели устойчивого владения (всего 16 владений с продолжительностью 20-45 секунд, у Росси – 23). Показательно, что в треть хозяев гости совершили всего 28% проникновений от общего числа владений (показатель сборной России – 32%). Это говорит о динамичном характере матча, о игре со сменой инициативы, что не в последнюю очередь связано с качествами футболистов команды Черчесова.

В этой связи, говоря о тактических трудностях, я выделяю только некоторые элементы конкретных фаз игры, но не все командные взаимодействия целиком.

Первый негативный момент – слабость нашей команды в индивидуальном отборе в момент повышения интенсивности игры. Обычно это заметно на смене владения либо в фазе командных перестроений. Например, когда соперник меняет направление атаки переводом с фланга на фланг, и вследствие горизонтальных перестроений появляется так называемый разброс между игроками и ситуативное нарушение компактности.

Коллективно Россия действовала агрессивно – 52 попытки отбора против 30 французских. Но качество исполнения, игра 1 в 1 были не самыми высокими – 48% эффективности всех отборов при 60% эффективности чужого дриблинга. И здесь хочется отметить не сам процент отборов как таковой, а показатель отбора мяча с фолом – 21 нарушение.

Это вряд ли характеризует замысел на тактические фолы, потому что было много ситуаций, когда футболисты средней линии сборной России находились в ситуации 1 в 1 в не самый критический для команды момент и могли отбирать без фола, но в силу технической оснащенности оппонента делать это оказывались не в состоянии. Тот же фол Ерохина (всего 5 нарушений, больше всех) перед голом Погба не выглядел обязательным и при качественной опеке и достаточном уровне исполнения отбора нарушения теоретически можно было избежать.

В разговоре про отборы сразу можно вспомнить Денисова и задаться надоевшим вопросом. Но есть момент – игравший вчера опорного полузащитника Головин совершил только 2 удачных отбора при 7 попытках. Большинство из них – в ситуациях против скоростного ведения оппонента. И это игрок, который в нынешней команде является одним из самых быстрых (если не самым). То есть очевидно, что проблема противостояния технически оснащенным и быстрым игрокам соперника вряд ли могла решиться гипотетическим наличием Денисова.

Здесь, как кажется, трудности надо рассматривать глубже в части коллективного реагирования на ликвидацию ситуации 1 в 1. Банально – в части подстраховки. Во-первых, выбор средней линии на матч явно не способствовал качественному отбору – ни один из четверки полузащитников (Головин, Ерохин, Дзагоев и игравший выше Миранчук) не отличается эффективностью в этом компоненте. Во-вторых, осуществление страховки, конечно, не гарант повышения качества отборов. Перед тем же голом Погба соперники сначала ускользнули от Головина, а следом оказывавший страховку Ерохин несколько секунд не мог подобраться к французу, чтобы отобрать мяч.

Хотя к чему-то действительно опасному обыгрыш 1 в 1 наших полузащитников в матче не приводил, сложилось впечатление о недостаточно качественном возврате игроков средней линии в свои позиции. Атаковать – атаковали, прессинговать – прессинговали, но при продвижении мяча вперед оппонентом бросалась в глаза инертность при ликвидации разрывов между линиями. В частности, со стороны Миранчука и Дзагоева.

Теперь о главном, что лежит на поверхности – действия команды в позиционной обороне, и в частности, действия всей пятерки защитников.

Так сложилось, что команда потеряла сразу двух игроков из основы, адаптированных к игре с тремя центральными защитниками – Васина и Джикию (опыт в «Амкаре»). Остался один Кудряшов, к которому подтянулся имеющий опыт игры в тройке Гранат. При этом оба играли на позициях, которые в этой схеме не являются ключевыми для центра обороны. В теории задача на позициях боковых центральных защитников в системе с тремя довольно проста – страховать фланг и полуфланг, действуя по оппоненту. И здесь и тот, и другой действовали вполне четко, по крайней мере, согласно модельному поведению в клубах:когда надо –поджимали пространство, когда надо – реагировали на рывок.

Даже первый гол Мбаппе вряд ли можно назвать тактической ошибкой Граната: на открытый мяч у Погба он реагировал, глубже опускался, передачу читал. Исполнить перехват технически, увы, не получилось. Дальше уже ситуация 1 в 1 и исполнении соперника против Нойштедтера.

И в этой позиции, в которой с Бразилией играл Кутепов, а с Францией – Нойштедтер, у сборной действительно серьезные тактические трудности. В позиции самого центрального игрока, который не только страхует всех остальных, но и отвечает за общее руководство – движение линии вверх/вниз, ее стройность и т.п.

Не сказать, что Васин многим быстрее и резче в отборе, чем Кутепов и Нойштедтер, и что его наличие обезопасило бы команду от голов Паулиньо в игре с Бразилией и Мбаппе днями позже, когда и того, и другого перед голом обыгрывали. Матчи чемпионата России говорят, что и с Васиным такая ситуация могла произойти.

Проблема в том, что только у Васина из всех вызываемых в сборную центральных защитников, есть понимание применяемой схемы, тактическая обученность этой схеме и опыт игры в зоне «руководителя», полученный в результате работы в клубе с Гончаренко. И как бы Черчесов не любил слово «проблема», на временные трудности потеря такого игрока сейчас мало походит.

В действиях обороны России наблюдалась нехватка слаженности защитников при ориентации друг на друга в ситуациях «открытого» мяча и высокого расположения линии. Этим единственным, но выраженным недостатком постоянно пользовались французы, создавая свои моменты преимущественно за счет продольных проникающих передач и забросов. По-моему, за матч у них только один раз получилось что-то другое в атаке со сменой направления с одного фланга на другой, когда Погба вывел партнера в ситуацию 1 в 1 против Самедова. В остальном, играя смело и высоко, нашим защитникам приходилось часто выступать в роли догоняющих против Мбаппе и Марсьяля.

Отработка игры высокой линией очень сложный элемент. Особенно в системе трех/пяти защитников. Нужна и непосредственно тактическая грамотность игрока, и обучение ориентирам – а это и мяч, и партнеры, и игроки соперника непосредственно в зоне ответственности (на линии), и игроки соперника в зоне видимости – перед собой. И, наконец, коммуникация.

Нельзя сказать, что Нойштедтер с точки зрения индивидуальной тактики игры полностью провалил матч. С его стороны наблюдались позитивные для обороны решения. Но цельным порядок защиты не выглядел. Пара примеров асинхронности в действиях обороны:
К проблемам слаженного движения центральных защитников по высоте поля и коммуникации между ними добавлялись позиционные недочеты в игре крайних защитников. Так, в игре с французами теряли ориентир правые – Самедов и Смольников, и в случае с первым это привело к паре неприятных атак соперника.

Перед Кубком Мира сборную ожидает полноценный учебно-тренировочный сбор. Польза от него будет несравнимо выше, чем от любого из микроциклов перед контрольными матчами. Как высока польза и от двух последних игр с сильными соперниками, обозначившими «трудности» российской команды.

Тренерскому штабу предстоит не только обучить новое сочетание защитников, но и решить сложнейшую задачу – правильно выбрать игрока, отвечающего за самый центр обороны. И задача эта осложняется тем, что в чемпионате, где каждая вторая команда использует систему обороны, аналогичную той, что применяется в сборной, не найти футболиста, которого можно быстро интегрировать в игру сборной. Из имеющихся защитников, соответствующих уровню сборной, никто на ключевой позиции не играет.

Парадокс.

В материале использована статистика компании InStat
970*90
320*50
468*60
Made on
Tilda