Рейтинг@Mail.ru
Аналитика
9 августа 2018

ЛИГА ЧЕМПИОНОВ
отбор
Красно-белая аномалия

Аналитик InStat Игорь Печерица рассуждает о матче, в котором «Спартак» мог разгромить соперника, но сам едва избежал разгрома
У Ханни не будет шанса, если «Спартак» продолжит играть 4-3-3

Массимо Каррера вновь не стал делать структурных изменений, избрав схему, с которой «Спартак» начал сезон. С каждой игрой в новой системе становится все более очевидным, почему Попов – первый выбор на замену в центр поля для тренера. Вчера он заменил в старте Глушакова, а по позиции – Зобнина, заняв зону в право-центральной части поля. В свою очередь, Роман был переведен налево.

Как я уже писал после дерби, новая система дает команде качественный прессинг в средней зоне, когда создается изоляция не только чужих опорных полузащитников (в схеме 4-2-3-1 у «Локо» и ПАОК), но и оказывается постоянное интенсивное давление на центр обороны за счет выдвижений центральных полузащитников и работы центрального форварда.

В такой тактической модели работоспособный и энергичный Попов выглядит предпочтительнее Ханни, не способного к продолжительным интенсивным отрезкам без мяча. Впрочем, предпочтительнее он выглядел и в схеме 4-2-3-1 первом сезоне Карреры по сравнению с Джано, когда команда сталкивалась с соперником, где требовалось бороться за владение в середине поля (как пример, выездная игра с «Зенитом» при Луческу).

Ни в одном из трех матчей с выходом Попова «Спартак» принципиально не менял схему (могли меняться лишь его атакующие функции в сравнении с Глушаковым). И в Греции с точки зрения прессинга он провел позитивный матч – 3 удачных отбора, 3 перехвата и одно овладевание на чужой половине, с которого была начата потенциально острая контратака в связке с Адриано.

Собственно, прессинг был позитивным для всей команды в первые 20-25 минут. За счет него «Спартак» усложнил ПАОК развитие атаки и практически не допускал направления мяча в уязвимые пространства – за спинами центральных полузащитников или во фланг в момент узкого расположения обороны, и, в частности, крайних форвардов. Эпизодические попытки проникновений, как правило, удавалось пресекать.

Изоляция Фернандо. Неоднозначный матч Попова. Атакующий провал Ломовицкого

Энергичность в центре поля и забитый мяч, пожалуй, единственные позитивные стороны в игре Попова. По части оборонительных действий в своей трети он провел матч не совсем идеально. Конкретнее – в своевременности перекрытия уязвимых зон. Впрочем, это давняя проблема всей средней линии «Спартака», и о ней чуть позже. Сейчас – о креативной составляющей, в которой Попов также не выделялся.

В первой половине первого тайма «Спартак» не был ориентирован на позиционную игру и сделал ставку на активную оборону и резкое развитие атаки. Быстро забитые мячи в принципе лишили гостей необходимости играть инициативно. Только когда ПАОК восстановил равновесие, «Спартак» стал чаще стараться забирать контроль.

Честно скажу, движение в системе 4-3-3 у «Спартака» от начала атаки до ее развития и завершения нравится меньше, чем в вариациях 4-2-3-1/4-4-2/4-2-4. Как я уже писал, структура стала слишком жесткой, и мячу сложнее продвигаться, когда соперник четко контролирует зоны и перемещения атакующих троек «Спартака».

И хотя есть определенно интересные задумки (особенно в левом фланге и полуфланге), в целом «Спартак» комбинирует пока с малой эффективностью. Показательна статистика – ни в одном из трех матчей нового сезона «Спартак» не выполнил больше 10 попыток обостряющих и острых передач. Этот показатель почти в два раза ниже показателей предыдущих сезонов (в сезоне 16/17 в среднем было 22 попытки обострений за матч, в сезоне 17/18 – 17).

Главный недостаток этой схемы для «Спартака» – изоляция Фернандо. Ему не хватает энергетики Луки Модрича в поиске свободных зон, и даже в схеме 4-2-3-1 соперникам изолировать его было достаточно просто. Но плюсом было то, что в предыдущей системе «Спартак» мог продуктивно создать для него пространство, в которое он мог бы войти (именно войти, а не совершить рывок), свободно получив мяч. Это обеспечивалось за счет создания дополнительной комбинирующей тройки между вторым опорным и центральными защитниками.

В схеме 4-3-3 такую дополнительную тройку в первой линии создать труднее (без проседания атакующих зон), и Фернандо является составляющей единственной, к тому же, он строго привязан к центральному квадрату. Его сложно обнаружить на одном из полуфлангов открывающимся под передачу и в процессе интенсивного поиска места.

Во всех трех матча бразилец оказывал влияние на движение мяча минимально из-за изоляции. В Греции он выполнил только 12 точных передач вперед. Для игрока его креативного таланта это очень мало.

В отличие от «Локомотива», применявшего схожую схему, и перекрывавшего Фернандо позиционно, ПАОК пошел еще дальше. Зональное перекрытие сочеталось с активными выпадами на центральных защитников. В результате, если Боккетти и Жиго усложнялся перевод мяча на фланг, им приходилось вовлекать Максименко с расчетом команды на его дальний ввод (в этом компоненте вратарь сыграл очень полезно).

Где-то с 30-й минуты матча ниже стал опускаться Попов, что теоретически давало бы «Спартаку» ту же систему выхода из обороны, что была в 4-2-3-1. Но только теоретически, поскольку Попов занимал позицию не в полуфланге, а фактически сдваивал зону с Фернандо в центре, располагаясь очень узко относительно него. В результате, шансов на развитие игры не получал ни сам Фернандо, ни Попов, также становившийся изолированным (всего 4 паса вперед).

Второй минус, связанный с такими отходами Попова – «Спартак» не менялся структурно. Зобнин продолжал также держаться левого полуфланга, а справа Ещенко и Ломовицкий теряли игрока для «связи». В результате, если они получали мяч, то были в ситуациях 2v2 или 2v3, а единственным продолжением атаки мог быть либо обыгрыш, либо диагональ на Адриано, который из-за низких позиций Попова и Зобнина не получал поддержки вторым темпом:
Сложнее всего в таких условиях игры приходилось Ломовицкому. Парня очень плотно держал на приеме Креспо (7 из 10 выигранных единоборств против Саши), получавший быструю поддержку за счет «отскока» вингера или опорного хавбека. В результате уходить в пространство у Ломовицкого не получалось – ни одна из 7 успешных обводок не закончилась эффективно.

Тактические изменения «Спартака» в атаке на правом фланге. Реакция Луческу

Зоны для креатива Ломовицкий стал получать только во втором тайме, что дважды совпадало с успешным выходом «Спартака» из-под прессинга и появлением огромных зон между линиями у ПАОК. Обычно это было в связке с перемещавшимся к центру нападения Промесом (одна из их комбинаций завершилась выходом Квинси на ворота).

Чтобы исправить проблему правого фланга («Спартак» опять играл с уклоном налево и по динамике, и по остроте), команда пошла на тактические изменения в структуре. Если до перерыва Ещенко располагался преимущественно в средней зоне на ранней стадии атаки, то во втором тайме уже на ранней стадии комбинации стал выдвигаться высоко в чужую треть.

Это выглядело перспективно для команды и позволило строить игру через широкие диагонали. Ломовицкий отвлекал крайнего защитника, тогда как Ещенко получал много места для приема. И все было бы отлично, если бы совпало два фактора: Фернандо вспомнил бы о том, что бог все-таки наделил его гениальностью для выполнения более точных и резких диагональных переводов, а Ещенко бы звали Марио. Но сыграл правый защитник как Андрей.

Когда у Ещенко появлялась перспектива продолжить атаку первым-вторым касанием на вбегающего (неплохое движение было у Ломовицкого и вышедшего Тимофеева), он подавал. Когда была возможность улучшить позицию рывком и обыгрышем, он подавал. И хотя две его подачи были точными, а одна привела к подарку в виде пенальти, остроты с этого фланга «Спартак» мог извлечь больше.

На изменившийся акцент на правом фланге «Спартака» очень быстро среагировал Разван Луческу. Буквально сразу после первой контратаки ПАОК через зону за спиной Ещенко (в которой Андрей доиграл-таки игрока вместе с Поповым), тренер хозяев заменил Эль-Каддури на свежего и техничного (6 удачных обводок из 7) Варду. И свой первый момент он также получил, разогнавшись через зону за спиной Ещенко и оставив его ни с чем на доигровке.

Собственно, если бы не доигровка Андрея, в которой он крайне хорош (то же спасение с перехватом в конце игры) и не успешность Боккетти 1v1, совпавшая с эгоизмом Пелкаса, «Спартак» в конце матча мог бы легко получить еще 2-3 мяча после контратак ПАОК. Слишком высоко поднимая крайних защитников и не изменяя привычке терять мяч в центре в безопасных ситуациях (Тимофеев, Комбаров), «Спартак» был слишком открытым и уязвимым.

«Спартак» точно забьет в Москве. Но есть сомнения, что не пропустит

Неудачные переходы в конце игры и оборона в своей трети – два негативных элемента игры «Спартака» в матче.

Обе команды имели хороший потенциал в игре для фланговых атак с переводами на второй темп. Сам «Спартак» так забил дважды, пользуясь отвлеченностью чужих опорных на мяч во фланговой зоне и открытостью центрального квадрата. Сам же в такой форме и пропустил первый и (с натяжкой) второй.

В первом случае Фернандо пропустил перевод на второй темп из-за акцентированной на мяч, упустив Пелкаса, а во втором просто поздно включился в возврат. И, хотя по факту в том эпизоде спартаковцы успели правильно занять зоны, пошла передача опеки игрока, с которым должен был плотно сыграть Ещенко, но, заразившись от бразильца, в последний момент отключился (видимо, не ожидая ошибки Максименко).

Эти голевые проникновения могли участиться, особенно когда «Спартак» стал играть ниже, а прессинг в середине поля превратился не в групповой, а одиночный (в основном за счет выбросов центральных полузащитников).

Смена модели совпала с выявлением оборонительных отличий между Адриано и Зе Луишем. Если бразильский нападающий в обороне работает преимущественно интуитивно, компенсируя это заряженностью и энергетикой, и может часто не перекрывать игрока или линию, но обязательно включиться на него сразу после приема, то Зе с точки зрения понимания оборонительного позиционирования выглядит если не более талантливым, то более обученным.

Результатом этих совпадений стало то, что при построении атак греками очень часто создавалась ситуация открытого мяча для центральных полузащитников и защитников и они с высокой частотой исполняли широкие диагонали направо (особенно Фернандо Варела – 4 точных длинных паса в игре, лидер команды). И в этой зоне «Спартак» был очень уязвим в ситуациях 1v1 против Лимниоса и Лео, и не только Комбаров – все, кто переключался на персоналку: Промес, Адриано, Зобнин.

Но это только часть проблемы. Основная – работа центра полузащиты на возврат.

В идеале, оборона при переводе на фланг ведется двумя компактными линиями с контролем первого и второго темпа и по ситуации переключением на персональную опеку. Выглядит это так:
На этом изображении вы видите тактически обученную команду, которая перекрыла зоны в штрафной в два темпа в ожидании подачи
А вот на этом – ситуация другая (при том, что это одна и та же затяжная атака ПАОК)
Здесь грамотной считаю позицию Зобнина (страховка флангового блока, 3v2 против соперника) и позицию Фернандо (зональное перекрытие зоны разрыва в полуфланге), а вот Попов уже выпал (голые 11 метров). Очень высокий потенциал открывания на 11-метровую у Пелкаса, например, или резкого отскока Прийовича.

Запоздалое включение в возврат центра полузащиты и оценка ситуации перед штрафной или в штрафной, когда мяч уже на фланге – давняя и пока неискоренимая проблема «Спартака». Это не зависит от схемы (посмотрите, например, выездной матч с «Марибором» в прошлом сезоне, игру с «Тосно» в Кубке, да много игр).

Она характерна для всех центральных хавбеков за исключением Зобнина (Тимофеева я еще не разглядел). Только он преимущественно сразу отскакивает ниже, когда мяч выводится по диагонали на фланг (фактически уже идет за спину). Все остальные очень любят посмотреть на то, что произойдет во фланге, а не в зоне ответственности. И это приводит к проблемам не только свободных переводов на второй темп, но и к возможности пасовать с фланга поперечно или по диагонали в уязвимое пространство между линиями.

У коллеги Дорского в свежем тексте на sports.ru есть хорошее изображение такого наблюдения со стороны Фернандо в середине поля. Вместо того, чтобы сразу отскочить на несколько метров ниже и получить возможность сопроводить Пелкаса, он внимательно наблюдает за развитием событий между Комбаровым и оппонентом, а после проигрыша эпизода партнером с запозданием включается в рывковую работу, когда Пелкас уже остро открывается на второй темп на финале атаки.

Критичных заключений делать нет смысла (только начало сезона, новый помощник-аналитик, новая схема), но поскольку идет уже третий сезон Массимо Карреры, а индивидуальные ошибки остаются прежними (к командной организации лично у меня претензий нет), может настать определенный момент, когда тренеру стоит задавать прямые вопросы: как ведется пост-матчевый анализ в команде (и ведется ли вообще); как организована индивидуальная работа с игроками (и ведется ли индивидуальное общение вообще)?

Надо посмотреть на взаимодействие нового штаба дольше, чтобы делать выводы (будут ли корректироваться недостатки), но неудача в ответной игре «Спартака» может сильно ударить по перспективам сотрудничества связки Каррера-Рианчо. Особенно, если «Спартак» продолжит играть с такими же аномалиями, когда не знаешь, чего от него ждать, даже при счете 2-0.

В материале использована статистика компании InStat
Made on
Tilda