Рейтинг@Mail.ru
Клуб
27 февраля 2019

БУНДЕСЛИГА
Как работает академия "Шальке"

Алекс Чепхэм / Cano Football
Академия «Шальке», известная как «Кнаппеншмиде», за последнее 15-летие выпустила целую россыпь талантов, ставших за это время звездами мирового футбола. Однако в футбольной школе Гельзенкирхена понимают, что только единицы из тысячи местных воспитанников способны добиться таких высот. Тем не менее, «Кнаппеншмиде» остается одной из ведущих академий страны и символизирует для города, ощущающего кризис, надежду на будущее
«Всякий раз, когда сборная Германии проигрывает, болельщики говорят, что «нам не хватает креативности», - в этот момент технический директор «Шальке» на секунду прерывается, чтобы почесать затылок, а затем взрывается: «ЭТО ЖЕ СКУЧНО, ЧЕРТ ВОЗЬМИ! Как качество работы всей системы, годами складывавшееся из тяжелой работы и тренировок, можно оценивать по одному матчу?!».

Итак, мы находимся в «Кнаппеншмиде» — академии «Шальке», ставшей кузницей высококлассных футбольных кадров, среди которых Мануэль Нойер, Бенедикт Хёведес, Илкай Гюндоган, Месут Озил, Макс Майер, Юлиан Дракслер и Лерой Сане.

Эта школа расположена в Гельзенкирхене — городе, который являлся главным центром Германии по производству угля и переработке нефти, пока его в ходе Второй Мировой войны не разбомбили войска антигитлеровской коалиции. Здесь за последние три десятилетия стремительно вырос уровень безработицы.

Сейчас земля Северный Рейн-Вестфалия, в которой проживает немногим более 260 тысяч человек, связывает главные надежды со своим футбольным клубом, надеясь, что его успехи смогут воодушевить жителей региона.

Петер Кнабель, тот самый технический директор, с жаром и увлечением объясняет, почему его клуб и его академия являются особенными.

«По окончании Второй мировой войны наш регион стал центром притяжения различных мировых культур и традиций — во многом из-за того, что иностранцы прибывали сюда для того, чтобы работать на угольных шахтах. Сюда приезжали поляки, итальянцы, турки и многие другие. Сейчас мы пожинаем плоды всего этого: дети, выросшие в семьях трудившихся в нашем городе родителей, обладают разными врожденными способностями и моральными качествами, но все вместе они составляют по-настоящему удивительный «сплав» — эдакий кипящий котел», - говорит Кнабель.

«Нашему поколению сильно повезло — мы более семидесяти лет живем в мире свободы. В мировой истории эта свобода дважды подвергалась опасности, и дважды это происходило по нашей вине. Как можно сейчас говорить о какой-либо стереотипичной «немецкой ментальности», когда футболиста, родившегося в двухстах метрах отсюда, зовут Ахмед Кутуджу?», - продолжает функционер.
На футбольном поле, что находится неподалеку, вовсю проходит занятие для ребят из команды U-9. В начале тренировки, в ее первые полчаса каждый игрок тренируется с мячом — это подготавливает их к настоящему футбольному матчу, который длится 10 минут, причем ворота расположены по всем углам поля.

После этого юные футболисты делятся на четверки для игры в квадраты, каждый из которых по площади равен 20 квадратным метрам. Команда «Два касания!» сменяется командой «А теперь контролируй мяч и обыгрывай» — таким образом, игроки постоянно учатся быстро реагировать на них и, тем самым, они сами себе бросают определенный вызов.

«Мы не хотим, чтобы игрокам до 14 лет тренеры давали слишком много тактики. В данном случае уместнее говорить о «тайминге» — мы хотим заставить ребят думать и отвечать на вопросы «где?» и «что?». Так что всякие 4-4-2 или 3-5-2 не играют никакой роли до тех пор, пока игроку не исполнится 14 лет», - поясняет Кнабель.
Он настаивает на том, что «дети должны сами научиться понимать игру».

«Мы позволяем им играть самим, и, поверьте мне, результат всегда имеет значение, когда мы обучаем ребят. Если тренер команды U-9 говорит, что результат не важен, то ему стоит взглянуть в глаза ребятам. Они очень сильно расстроены, когда проигрывают, но при этом тренер никогда не должен быть расстроен больше, чем ребята. Реальность такова, что футбол — это спорт, и мы играем в него, чтобы побеждать, и мы хотим воспитывать победителей. Для этого объясняем ребятам, какие моменты в футболе являются решающими, как добиваться успеха в ситуациях, когда на тебя обрушивается большое давление. И, само собой, мы объясняем им, как нужно действовать в атаке и в обороне», - рассказывает Кнабель.
В оставшееся от полуторачасовой тренировки время юные футболисты меняют упражнение за упражнением, причем каждое из них отличается от предыдущего по размеру игровой площади, интенсивности и набору необходимых физических кондиций — в одной игре ребята действуют под давлением, затем без него, затем вновь под давлением.

При этом что-то действительно интересное происходит на всех полях, где тренируются команды, от U-9 до U-13 — тренеры постоянно дают игрокам кардинально отличающиеся друг от друга требования, и при этом каждое упражнение длится не более 20 минут.

«Мы постоянно говорим нашим тренерам, что они должны давать игрокам советы или же ставить перед ними какие-то цели. Понятно, что говорить что-то и понимать что-то — это совсем разные вещи, но существует множество путей достижения одной и той же цели. Нам необходимо, чтобы и тренеры, и тренировочные процессы были максимально гибкими с точки зрения развития игроков, но при этом каждый из наставников должен обладать четкими принципами. Через нашу академию прошли такие игроки, как Жоэль Матип и Лерой Сане — трудно в футбольном мире найти двух более отличающихся друг от друга игроков», - продолжает технический директор клуба из Гельзенкирхена.

«Тренеры — это ключ к успеху», - рассуждает Кнабель - Если у вас есть один хороший тренер, то у вас уже есть 18 хороших игроков. Перед тем, как поставить их обучать ребят, мы сами обучаем тренеров с профессиональной и человеческой точек зрения. Посмотрите на «Барселону», «Аякс» и другие крупные академии: в них четко культивируются и прививаются одни и те же футбольные ценности всем командам, от U-9 до U-19. В нашей академии мы делаем то же самое».
Мы наблюдаем, как свои тренировки начинают команды U-17 и U-19 — и все это происходит на фоне серого затуманенного неба, окрасившегося в такие цвета из-за расположенной неподалеку электростанции.

Обе тренировки идут четко по плану и расписанию: даже паузы между занятиями высчитаны вплоть до секунд. Игроки работают в рондо в формате 3v1 ровно до тех пор, пока они не услышат свистка тренера по физподготовке — теперь парни переходят к циклу коротких спринтов, который затем перетекает в рондо в формате 4v2.

Тренеры наблюдают за упражнениями своих подопечных, не произнося при этом ни слова — одно их присутствие на тренировке стоит всех криков и авторитарных методов работы. Кнабель шепчет: «Здесь происходит то же самое, что и на тренировке младших команд — только без бега. Ни один ребенок не приходит сюда, чтобы заниматься физическими упражнениями — дети всегда работают с мячом, трудятся над своей техникой и искусством принятия решений тогда, когда они уже физически устали. Это и есть один из главных и решающих моментов в процессе подготовки».

Когда от упражнений футболисты переходят к игре, воздух сотрясается от громогласных выкриков тренеров. В них они раздают тактические задания, указывают на то, как лучше ставить корпус, как лучше оказывать давление на оборону — и затем наставники на какое-то время погружаются в молчание, чтобы вскоре вновь раздать указания своим подопечным.

Меняются футболисты, участвующие в игровых моделях и упражнениях, меняются размеры игровых участков, меняется интенсивность тренировки, и при этом тренеры жаждут увидеть от игроков гибкость, способность перестроиться под новую модель и найти правильные решения в каждом из постоянно меняющихся сценариев.

Как только тренировка подходит к концу, Франк Фаренхорст, тренер команды U-17, начинает рассуждать о важности личных взаимоотношений игроков и тренеров академии «Шальке. «Мы, тренеры, работаем на то, чтобы воспитать в наших игроках чувства ответственности и дисциплины. Это наша обязанность, и для ее реализации необходимо использовать специальную программу, направленную на помощь ребятам в развитии с человеческой точки зрения и становлении независимости как на поле, так и за его пределами».

Кнабель продолжает мысль Фаренхорста и рассказывает о «дуэльной системе», которую клуб реализует совместно со школой Berger Feld, в которой игроки академии «Шальке» обучаются параллельно с тренировочным футбольным процессом.

«Вчера Кутуку дебютировал за основную команду, однако в марте ему предстоит сдавать выпускные экзамены. Мы придаем очень важное значение образованию и воспитанию хороших людей, равно как и развитию хороших игроков — и, если программа работает правильно, то удается сделать и то, и другое. Тренерам необходимо быть заинтересованными в ребятах и в их благополучии, так что мы постоянно взаимодействуем с родителями и школами. Нельзя концентрироваться лишь на том, что происходит на поле», - говорит он.

«Футбол за последние годы стал полноценной индустрией. Я не должен ни в коем случае жаловаться, ведь эта индустрия дала мне работу, однако очевидно, что «новый» футбол усложняет понимание мира. Мой брат работает в одном из клубов тринадцатого футбольного дивизиона Германии, в котором в академии обучаются лишь 18 футболистов, и на все команды, включая основу, приходится лишь одно поле. Здесь, в «Шальке», мы должны подготовить наших ребят к выходу в реальную, а не иллюзорную жизнь — ведь многие из них окажутся в одной лиге с моим братом, и лишь одной тысячной процента воспитанников удастся сыграть за основной состав «Манчестер Сити», - резюмирует Кнабель.
Подпишись на наш канал в телеграме
Читайте также
Больше текстов про Бундеслигу
Made on
Tilda