Рейтинг@Mail.ru
Аналитика
19 августа 2018

РПЛ
4 тур
Футбольное правило, которое не сработало для "Краснодара"

фото: Е. Синеок, Юга.ру
Аналитик InStat Игорь Печерица подводит итоги ключевого матча 4 тура РПЛ, в котором «Краснодар» создал больше моментов, чем «Спартак», но уступил с минимальным счетом
Идея прессинга «Краснодара»

«Краснодар» сделал ставку на интенсивность. Причем, как показалось, тренерский штаб хорошо продумал стратегию распределения энергозатрат по динамике матча. Минуты активности сочетались с паузами на восстановление. Особенно хорошо заметно это было в первом тайме, когда периодизация делилась на 15-минутные отрезки. Хозяева очень интенсивно начали игру, прессингуя вплоть до чужой штрафной, потом в их игре наблюдалась 15-минутная пауза с перемещением прессинга в среднюю зону, затем наблюдалась вновь повышенная активность в концовке тайма.

После перерыва это стало менее заметно, поскольку сама необходимость структурно организовывать прессинг против «Спартака» для «Краснодара» пропала, и большее значение для игры имело противостояние в середине поля (о чем подробнее – позже).

Одна из причин – снижение у гостей попыток позиционного контроля и ставка на динамичные переходы после восстановления владения. Характерно, что продолжительность контроля до перерыва у команд было равным, тогда как после перерыва определилось двукратное преимущество во владении у «Краснодара».

В этой части могут быть проанализированы другие причины такого расклада – например, снижение активности прессинга самого «Спартака». К сожалению, не имею возможности оценить данные физической активности, но, ориентируясь на ощущения, показалось, что в движении на максимальных скоростях «Краснодар» все-таки москвичей в этом матче превзошел.

Система прессинга «Краснодара» также выглядела продуманной. Поскольку они применяли схему 4-2-3-1, которая в оборонительной фазе идеально накладывается на 4-3-3 «Спартака», то применение персонально ориентированного прессинга со стороны «быков» было разумным.

Причем, интересно, что система не менялась, будь то треть москвичей или средняя зона. Ари персонально ориентировался на Жиго, тогда как Мамаев и Классон перекрывали Фернандо и Ещенко. Попытки помогать в уходе от прессинга Глушакова и Зобнина в свою очередь персонально контролировались Каборе и Газинским.

Трудности с позиционными атаками у «Спартака»

В таких условиях «Спартаку» очень сложно было комбинировать низом, избегая удлиненных передач. Характерный момент работающей системы «Краснодара» случился уже на старте игры, когда под давлением лишенный вариантов Жиго сначала подставил Фернандо, а сам Фернандо подставил Макисменко, что едва не закончилось потерей в собственной вратарской.

Уходить от прессинга «Спартак» пытался либо через передачи назад Максименко и его длинный ввод в поле, либо через упрощение игры на флангах. Причем упрощение – следствие активности «Краснодара».

Важным элементом для хозяев становился прессинг Классона по Ещенко (4 попытки отбора у шведа), который пытался либо перебивать линии соперника вперед, либо по диагонали, в т.ч. через поле, что выглядело рискованно для «Спартака». С учетом нехватки качества у правого защитника (59% точность передач, худшая в команде, 8 потерь мяча – чаще всех в команде), это практически всегда заканчивалось потерей владения для «Спартака».

У «Спартака» не было качественных взаимодействий в центре поля. Это системный недостаток

Определенную свободу в построение атак «Спартак» получил в середине первого тайма, что как раз совпало со снижением высоты прессинга у «Краснодара» в центре поля. И поскольку, как было сказано, логика перекрытия позиций у «Краснодара» от высоты расположения не менялась, основную роль в продвижении у гостей выполняли центральные защитники, а не Фернандо, которого изолировал Мамаев.

Основной ориентир у «Спартака» по привычке прошлых матчей следовал на фланги, где взаимодействовали четко очерченные тройки. Футболистам гостей приходилось очень много двигаться в этих зонах, чтобы создавать место для развития атаки, но это зачастую строго контролировалось краснодарцами 1v1.

Одна из структурных проблем «Спартака» на старте сезона, которая подтверждается статистически, – отсутствие связи между двумя флангами в активной стадии атаки. По этой причине красно-белые в позиционном розыгрыше имеют трудности с получением зон и созданием моментов.

Кто должен осуществлять эту связь – вопрос понятный больше для тренерского штаба, но роль центра поля в системе 4-3-3 определенно важна (Рианчо: «когда я смотрю на тактическую доску, я вижу треугольники и ромбы»). И статистический факт в том, что стабильных взаимодействий в центре поля в тройке Фернандо – центральный полузащитник – центральный полузащитник у «Спартака» нет. В Краснодаре бразилец выполнил только по две точных передачи Глушакову и Зобнину, а между собой они спасовали всего четыре раза.

Это проблема не первого дня: в матче с «Локомотивом» пара центральных полузащитников между собой выполнила всего четыре передачи, в игре с ПАОК в Греции – три, в матче с «Анжи» – ни одного.

Как следствие, чтобы уйти от плотности на одном фланге (где соперник контролирует ситуацию 3v3 или хуже – 4v3) «Спартак» вынужден вернуть мяч назад. Поскольку возврат – это пауза и шанс на перестроение, перевод на противоположный фланг может сопрягаться с перестроением соперника и оборачиваться тем же контролем ситуации 3v3 или 4v3.

То, что смена флангов для «Спартака» важна, можно выводить из анализа предыдущих встреч и конкретно из удачных эпизодов москвичей в данном матче. Только так футболисты получают пространство и шанс на момент.

Так, за счет смены направления справа налево «Спартак» провел одну из самых острых позиционных атак против южан. Сложно четко сказать по телекартинке, но справа, вероятно, важную роль сыграл Глушаков, который маневром увел далеко от позиции Каборе, в результате чего на смене фланга пространство получила тройка Зобнин – Промес – Мельгарехо, а в финале атаки была создана ситуация 2v1 против Маркова за счет взаимодействия последних.

Кто должен отвечать за такую смену направления у «Спартака» – вопрос системы, на отладку которой еще нужно время. Но улучшения в данной части – это, возможно, тот скрытый потенциал, который скажется на повышении качества всей атакующей игры команды.

Идея прессинга «Спартака»

«Спартак» аналогично «Краснодару» стремился высоко организовывать давление. Смена стратегии наблюдалась только во втором тайме, когда гости позволяли сопернику свободно контролировать мяч. Причем дальнейшее проникновение через затяжное комбинирование и ровно с тем же акцентом на фланги для «Краснодара» аналогично ничем не оборачивалось. Более высокая ударная активность хозяев стала следствием других факторов.

Смысл позиционного прессинга «Спартака» заключался в изоляции Каборе, которого перекрывал либо Адриано, либо один из центральных полузащитников. Дополнительно помехи создавались центральным защитникам «Краснодара» со стороны Глушакова и Зобнина.

В условиях прессинга «Краснодар» успешнее продвигал мяч прямым методом: в связках на флангах или напрямую доставляя мяч Ари. Форвард «Краснодара» качественно действовал перед линией обороны «Спартака» (32 единоборства в атаке, лидер матча, 44% единоборств удачных) и всегда имел своевременную поддержку, в частности, от Мамаева (4 подбора на чужой половине).

Стоит сказать, что прессинг «Спартака» проходил с разрывами между линиями. В результате чего атакующая группа хозяев получала определенную свободу перед защитой москвичей. Особенно Ари, по ситуации часто отскакивавший глубже.

По идее, ликвидировать разрыв «Спартаку» необходимо было за счет быстрого возврата назад Фернандо и вступления в единоборства с его стороны, но он проиграл Ари 3 из 4 единоборств, а атака «Краснодара» продолжалась переводом в острую фазу.

Недостаточно четко в единоборствах действовали и Глушаков с Зобниным. За матч Фернандо и Глушаков совершили всего по 5 отборов, один и два удачных соответственно, Зобнин осуществил только одну попытку.

С учетом концепции нападения «Краснодара» (много переводов на Ари), проигрыш единоборств спартаковскими полузащитниками и проигрыш ими подбора имел ключевое значение для второго тайма. Игра прошла с высокой плотностью борьбы (199, при среднем показателе в лиге 177), которую преимущественно выигрывали хозяева (56%), подкрепляя это преимуществом на подборах (83 – 72). Причем на чужой половине «Краснодар» выиграл 40 нейтральных мячей (аналогичный показатель «Спартака» – 27).

Сложно анализировать причины такого расклада – это может быть и физический спад, и секундная потеря концентрации в эпизодах, и банальная разница в антропометрии сталкивающихся в борьбе, но проигрыш локальных эпизодов москвичами приводил к стихийным атакам «Краснодара» с созданием острых ситуаций.

Прослеживался ориентир быстрого вывода на фланг, где крайние нападающие хозяев использовали ситуации 1v1 (особенно эффективен был Вандерсон – 6 удачных обводок). Они также получали быструю поддержку крайних защитников, что давало локальные 2v1 против Ещенко и Мельгарехо, либо переводили игру в пустой центр, который «Краснодар» насыщал быстрее, чем отходящие назад полузащитники «Спартака».

Практически все острые ситуации во втором тайме «Краснодар» получал в стихийной атаке по описанной цепочке: выигранный подбор или единоборство в середине поля – быстрый пас в край – поддержка – момент. И благо для «Спартака», что старое футбольное правило (кто выигрывает борьбу, тот выигрывает матч) для хозяев не сработало.

Роль Каборе в быстром нападении «Краснодара»

Быстрые переходы у «Краснодара» также проходили чаще и острее чем у «Спартака» (23 быстрые атаки хозяев, 4 удара, у гостей – 14 быстрых атак, 2 удара). Одна из причин – нехватка качественного давления на переходе на Каборе (всего 5 единоборств в атаке, 37 точных атакующих передач – лидер команды).

Переходя к обороне, «Спартак» быстро вовлекал в отбор фланговую тройку. При этом в переходе почти не выражалась роль опорного полузащитника – что Фернандо (всего 1 перехват на чужой половине), что Тимофеева (только 1 попытка отбора и 1 перехват за отведенное время). Формально, находясь в высоких позициях при смене владения, они не оказывали влияния на контрпрессинг.

В итоге, «Краснодар» направлял мяч в пространство между линиями за спину Фернандо или Тимофееву через Каборе, которого не всегда успевали накрывать другие. В последующем «быки» либо сводили игру в открытый фланг в зону за спиной крайнего защитника (показательна контратака в самом начале игры), либо завершали комбинацию непосредственно из пустой середины.

Что касается спартаковских контратак, то их успешность определяли форварды и выигрыш единоборств с зацепом за мяч в середине поля. Если это получалось, «Спартак» старался аналогично быстро переводить мяч за спину отходящему крайнему защитнику «Краснодара»» или оказывать форварду поддержку в пустующей центральной зоне хозяев большими силами.

Для Адриано в этом плане игра получилась неудачной (16 единоборств в атаке, 4 выигранных). Он всего раз зацепился за мяч с острым продолжением – быстрым переводом на Зобнина и пасом вразрез на Промеса. Зе Луиш в зацепах за мяч в процентном соотношении сыграл эффективнее (3 удачных единоборства из 7), несколько раз перспективно продвинувшись с мячом, но не всегда находя острое продолжение.

«Спартак» изучил недостатки обороны «Краснодара» на стандартах

Совершенно точно можно сказать, что забитый «Спартаком» мяч с передачи Жиго и ударом Зе Луиша является подготовленным для команды. Еще в первом тайме москвичи дважды разыгрывали угловой с аналогичным маневром француза к зоне дальней штанги за спину Спайичу. Дело не доходило до ударов исключительно из-за низкого качества подач, когда подающему не удавалось перебивать обороняющихся, и мяч перехватывался на ближней штанге.

Помимо этого, «Спартак» создал еще ряд моментов с угловых (удар Мельгарехо с ближней, удар Джикия с дальней), что говорит о качестве подготовки стандартов к конкретному сопернику.

«Краснодар» имеет определенные особенности при обороне на угловых и их метод, возможно, не совсем подходит под качества игроков, которыми они обладают (ориентируюсь только на статистику в своих предположениях). В текущем сезоне, с учетом игры со «Спартаком», «Краснодар» уже допустил 6 ударов по воротам при 16 угловых (38% – очень высокий показатель).

Они обычно применяют комбинированный тип опеки, когда один футболист играет зону на ближней (аналогично Адирано или Зе Луишу у «Спартака»), а часть игроков опекает соперников персонально.

Интересно, что вне штрафной южане оставляют 2-3 игрока, чтобы организовать быструю атаку с подбора (одна из них прошла во втором тайме после атаки «Спартака» с угла с ударом Мельгарехо), либо чтобы воспрепятствовать чужому розыгрышу мяча. По этой причине отвод к угловому флагу дополнительного игрока у «Спартака» во всех атаках – ход продуманный.

Такой метод значительно ослабляет штрафную численно, а с учетом того, что персонально отвечающие Каборе, Спайич и Мартынович часто переключаются с игрока на мяч в момент подачи, делает «Краснодар» очень уязвимым при обороне на угловых.

Гостевой гол пришел, когда Каборе, переключившись на мяч, передал опеку Мельгарехо Спайичу, вообще не оценивая ситуацию за спиной. Это привело к эпизоду 2v1 против Спайича (Жиго+Мельгарехо), в котором балканец мог среагировать только на одного игрока.

В материале использована статистика компании InStat
Made on
Tilda