Рейтинг@Mail.ru
Аналитика
24 сентября 2018

РПЛ
8 тур
ЦСКА против "Спартака". Тактические детали классического дерби

Аналитик InStat Игорь Печерица внимательно наблюдал за центральным матчем тура в РПЛ и сделал пять важных выводов по итогам встречи ЦСКА и «Спартака»
Выигрыш подбора ЦСКА. Игра между зонами

Матч проходил с высокой интенсивностью и большим количеством борьбы (178 единоборств). Главной характеристикой обеих команд был прессинг. Компания InStat в своем статистическом отчете насчитала 4 и 6 попыток командного прессинга у ЦСКА и «Спартака», соответственно.

В таких условиях соперники испытывали трудности с продвижением мяча низом. Если оценивать только передачи вперед, то процент брака был очень высоким (32% брака в передачах вперед у ЦСКА, 42% – у «Спартака»).

Несмотря на то, что обе команды использовали приблизительно одинаковое количество длинных передач (35-37), система игры ЦСКА при преодолении прессинга соперника таким образом оказалась продуктивнее. Во многом это позволило армейцам иметь небольшое преимущество в ударной активности по итогу матча (13-10) и значительное – в стартовые 30 минут (6-2).

Проблематика прессинга «Спартака» в схеме 4-3-3 связана с контролем зон по краям от Фернандо. Впрочем, это касается любой команды, применяющей данную схему и прессингующей без достаточной вертикальной компактности.

Эти уязвимые места до матча с ЦСКА пытались вскрывать «Краснодар» и «Зенит», часто делая ставку на вертикальные переводы форварду и рассчитывая на подбор между зонами. В последующем акценты у соперников «Спартака» сводились к созданию скоростных эпизодов 1v1 против крайних защитников или быстрому насыщению этих зон для розыгрыша в связках. Тот же «Краснодар» после подборов делал очевидный акцент на Вандерсона и давление на зону Мельгарехо.

Стремление использовать эту уязвимость красно-белых прослеживалась и у ЦСКА, применившего в дерби довольно своеобразную атакующую модель 4-4-2. Суть была в том, что вне зависимости от того, куда шла длинная передача, хозяева стремились максимально компактно сыграть атакующей группой в зоне отскока. Они могли узко располагать Влашича или Облякова, а Чалов и вовсе мог «отскакивать» от линии нападения в глубину, чтобы увеличивать опционал команды для короткого розыгрыша с подбора и обозначать численный перевес команды в зоне Фернандо.

Показательная статистика: 101 выигранный подбор ЦСКА, из которых 47 – на чужой половине поля (аналогичный показатель «Спартака»: 77/18). При этом максимум подборов на чужой половине у армейцев совершали Обляков (7) и Влашич (10).

В дальнейшем ЦСКА старался как раз использовать скоростные эпизоды 1v1 против Рассказова и Мельгарехо. С точки зрения статистики ни один не провалился: Мельгарехо все при отбора в матче провел удачно, Рассказов – 9 из 10, это лучший показатель во встрече.

Основную опасность, которую несли атаки ЦСКА с флангов после выигрыша подборов, представляли передачи в зону между защитой и вратарем. Здесь для хозяев было важна точная адресация на игрока, действующего на опережение (обычно это был Чалов), но только одна атака с таким вариантом обострения была доведена до удара.

Слишком узкая игра ЦСКА в атаке

Выделим своеобразие атакующей модели ЦСКА, которое выражалось в слишком узком расположении группы атакующих полузащитников в те моменты, когда команда находилась во владении. Это могли быть как скоростные атаки армейцев с подборов, так и розыгрыши мяча при устойчивом владении.

Собственно, это тот момент, который не позволил ЦСКА извлечь выгоды из своего давления. Выигрывая подбор, они получали скоростной эпизод, но комбинировали той же узкой группой, за счет которой имели преимущество на отскоках. Учитывая, что защита «Спартака» отступала максимально компактной горизонтальной четверкой обороняющихся, у армейцев практически отсутствовали острые варианты для решения. В результате, остальные футболисты «Спартака» успевали отойти назад и насытить зоны своей трети.
ЦСКА не хватало стабильных острых скоростных подключений в широких зонах. И это касается не только атак с подборов, но и быстрых переходов, в которых использовалось пространство между линиями через Дзагоева и реже – Чалова. Но единственное скоростное подключение Фернандеса на переходе сразу же привело к опасному моменту (удар Дзагоева в перекладину) после комбинации 2v1 с Влашичем против Мельгарехо.

Атакующая узость была характеристикой ЦСКА и при затяжном розыгрыше, она часто проявлялась во втором тайме, когда «Спартак» стал реже прессинговать (4 командные попытки в первом тайме, 2 – во втором) и ниже обороняться.

Причем узкое расположение атакующих игроков армейцев часто не выглядело попыткой открывания между линиями. Напротив, многие эпизоды игрались в закрытой позиции, при которой пасующему (например, Ахметову) невозможно было отдать проникающий пас, либо, если же пас шел, принимающий попадал под коллективный отбор. На этом видео хорошо виден и коллективный отбор «Спартака» при приеме между линиями, и закрытость атакующей группы армейцев:
«Спартак» нейтрализовал такую игру аналогичной горизонтальной компактностью, при которой попытки армейцев разыгрывать мяч через минимальные коридоры сопрягались с большим числом перехватов со стороны гостей (64 в матче, 34 – у ЦСКА) и выигрышем борьбы защитниками (69% удачной борьбы в обороне). Что, собственно, серьезно сказалось на общем преимуществе «Спартака» в борьбе по итогам матча (58%).

Нехватка качественных быстрых переходов у «Спартака»

Единственный вариант, в котором ЦСКА реально создавал угрозы в затяжном розыгрыше при узком расположении и своем и оппонента были подключения крайних защитников и диагонали на них.

Чтобы этому противостоять, «Спартак» низко располагал Самедова (потом Попова) и Ханни. Это позволяло в случае перевода быстро перемещаться к оппоненту парой (вместе с Рассказовым/Мельгарехо) и пытаться усложнить обостряющий перевод или возможный удар.

К слову, мяч армейцев был забит после использования ширины Набабкиным, когда его также встречали Самедов и Рассказов, но решающим для эпизода стало индивидуальное мастерство Влашича, принявшего пас от партнера и сместившегося с полуфланга в опорную зону «Спартака».

Низкие позиции крайних атакующих игроков гостей значительно усложняли команде переходную фазу при получении владения. Банально, у «Спартака» не было вариантов, чтобы продвинуть мяч вперед быстро за исключением Адриано. Например, Самедов и Ханни слишком долго выдвигались вперед без мяча и оказывались в средней зоне обычно одновременно с отходом назад крайних защитников.

Отсутствие вариантов, позволяющих быстро сыграть вперед, вынуждало владеющих тащить мяч, причем скорость ведения не была достаточно высокой. Того же Ханни несколько раз доигрывали со спины (13 единоборств в атаке, только 4 удачно).

Второй момент, который стоит отметить, связан с тем, что гости не использовали те возможности, которые у них редко, но возникали. Во втором тайме Адриано совершил минимум три перспективных открывания либо за спину, либо в полупозицию между центральными защитниками, но ни разу не получил качественной передачи. Хотя в ассистентах могли выступить и Попов, и Самедов, и Ханни.

Прессинг ЦСКА. «Спартак» в продвижении мяча

За счет прессинга в системе 4-4-2 ЦСКА смог изолировать защитную и среднюю линии «Спартака» друг от друга. Важную роль выполняли Дзагоев и Чалов, которые перекрывали прямые переводы от центральных защитников к Фернандо и диагональные – от крайних к Фернандо.

В результате компактных взаимодействий всех блоков армейцев в средней зоне поля и часто интенсивных сближений с владеющими, армейцы разбивали комбинационную игру «Спартака».

Больше всего проблем возникало, когда мяч доставлялся во фланговую зону. Рассказов и Мельгарехо нередко тянули с передачами, что оборачивалось проигрышем мяча. Из 16 потерь команды на своей половине почти половина – в пассиве фланговых защитников (у Мельгарехо их 5).

Проблематичным для команды был выход и через Джикию в левой части поля. Ханни создавал варианты продвижения открыванием в полуфланге, но после неточного паса на него, обернувшегося контратакой в начале игры, Георгий стал игнорировать эти варианты, предпочитая упрощать игру или делать разворот в дальний фланг.

Варианты для преодоления прессинга для партнеров пытался создавать Фернандо. Поскольку армейцы редко играли персонально, в основном ориентируясь на линию передачи, бразильцу удавалось находить место. В одной из атак это позволило команде отыграть первую линию прессинга ЦСКА и вывести Зобнина в зоны между линиями, но последнему не хватило точности при обостряющей передаче на Адриано.

В остальном часто наблюдалось «перетягивание» момента фланговыми игроками «Спартака» и нехватка взаимопонимания между ними и Фернандо, например, как в этой ситуации:
«Спартак» вновь показал себя командой одного фланга

Возможно, это является следствием не только радикальных изменений в игре по сравнению с прошлым сезоном, но и постоянным чередованием состава. Не совсем понятно, кто и как должен сыграться у команды, когда от матча к матчу разбиваются все связки и выходят новые.

По причине нехватки качественных фланговых атак «Спартак» большинство угроз с игры создавал через прямой выход вперед на Адриано с подборами в центральной зоне и ударами издали.

Что касается фланговых взаимодействий, то парадоксом команды является тот факт, что какие бы сочетания игроков в этом сезоне не выходили, левая бровка – всегда опаснее.

На этот раз команде также удались несколько перспективных комбинаций в тройке Мельгарехо – Ханни – Зобнин (самая опасная – с ударом Тимофеева). В основном, когда удавалось быстро отыгрывать Фернандеса, находившегося в высокой позиции. И ключевую роль в таких продвижениях выполнял Мельгарехо (16 точных передач на чужую треть, лидер команды).

При этом справа команда почти не имела перспективных комбинационных продвижений, за исключением момента в первом тайме с глубокой подачей Самедова под ситуацию 1v1 для Адриано. Здесь можно говорить и о нехватке продвигающих передач у Рассказова (6 на чужую треть) и о малом числе вариантов, которые создаются. Тот же Попов, игравший вблизи правого фланга, почти не вовлекался в игру.

В материале использована статистика компании InStat
Made on
Tilda