Рейтинг@Mail.ru
Аналитика
4 октября 2018

ЛИГА ЧЕМПИОНОВ
2 тур
Организованный ЦСКА одолел королевский клуб. У "Реала" наблюдается нехватка идей

Аналитик InStat Игорь Печерица рассуждает об исторической победе армейцев в Лиге Чемпионов над действующим победителем главного клубного турнира
приблизительные позиции согласно тепловым картам футболистов
Гибридная схема ЦСКА. Роль Дзагоева в обороне

ЦСКА смело начал матч. Еще до ошибки Крооса армейцы применили высокий прессинг, в котором Дзагоев и Чалов оказывали давление вплоть до чужой штрафной.

Ошибка немца также была спровоцирована прессингом, в которой Кроосу не оставили вариантов, кроме как сыграть назад, и спрогнозированный эпизод Влашичем – результат качественно сработанного плана на старт игры.

В первые полчаса ЦСКА в целом не отказывался от высокого давления, сочетая оборону в среднем блоке с эпизодическим давлением в чужой трети соперника.

Гончаренко избрал гибридное построение между 5-3-2 и 5-2-2-1/5-4-1 (окончательный переход на эти схемы в конце игры), в котором Дзагоеву отводилась важная функция как при организации прессинга и прикрытии уязвимых зон, так и при нападении.

В первой линии обороны Алан наряду с Чаловым создавал помехи игрокам центральной оси «Реала», пытавшимся развить атаку пасом между зонами. Прежде всего, наблюдался акцент на игру через Крооса, которой и мешал армеец:
От давления соперника на центральной оси «Реал» уходил за счет вовлечения флангов. И они чаще использовали правую зону для развития игры (на 11 атак больше, чем слева за матч). Для ЦСКА было важным сохранять компактность в зоне мяча в таких моментах, и это достигалось за счет парных перемещений Ахметова и Бийола в сторону Влашича.

В результате узкого расположения полузащиты ЦСКА минимизировал коридоры для проникающего паса через левый полуфланг своей обороны, а в зоне мяча преимущественно имел численный перевес.

При такой модели обороны уязвимым становилось пространство в дальней части поля. До перерыва «Реал» использовал это за счет переводов на Регилона или Асенсио, который мог опускаться глубже за мячом на левом фланге атаки. У этих футболистов было пространство для движения, но мало перспектив, чтобы атака обрела острый характер.

ЦСКА был готов к таким переводам. Бекао и Фернандес лишний раз предпочитали не сближаться с оппонентами, выдерживая структуру. В свою очередь отход Дзагоева в глубину своей трети на правом фланге позволял команде не допустить там быстрого создания численного преимущества соперником, и выиграть паузу для смещения в сторону мяча с противоположного фланга пары Бийол-Ахметов. Пример перестроений:
Коротко говоря, четкая оценка эпизодов защитниками ЦСКА и выжидательная манера игры, а не «выдергивания», позволяли не допускать коридоров для обострения, добиваться снижения темпа атаки «Реала» и «доигрывать» оппонентов полузащитникам армейцев.

Роль Влашича, Дзагоева и Чалова в атаке ЦСКА

В условиях проигрыша владения ставка армейцев в атаке была на скоростные эпизоды. Они могли возникать в результате коллективного отбора мяча на флангах, перехватов латералей (в прогнозировании эпизодов выделялся Фернандес – 8 перехватов) с последующим разгоном комбинации ведением.

Но основной акцент был на розыгрыш мяча между зонами и стремление использовать пространство за спиной высоко оборонявшихся защитников «Реала». В таких комбинациях основную роль выполняли Влашич, Чалов и Дзагоев.

Хорват наряду с Ахметовым обеспечивал устойчивость ЦСКА под прессингом и качественный выход из-под давления. Он эффективно действовал в сохранении мяча, проведя больше всех единоборств в атаке (18, из них 11 удачно), чаще всех идя в обводку (9, из них 7 удачно) и выполнив 12 точных передач на чужую треть (сопоставимый показатель только у Облякова).

В креативной фазе команда стремилась быстро разыграть мяч в коротких связках, используя разнонаправленное движение между Чаловым и Дзагоевым. С точки зрения комбинаторики в предобостряющей фазе роль Чалова была ключевой. Форвард эффективно находил зоны для открывания в глубину, что позволяло часто избегать единоборств против центральных защитников «Реала» в середине поля и связывать линии.

За матч он провел всего 8 единоборств в атаке – показатель очень низкий для нападающего. При этом в средней зоне Чалов провел всего 4 единоборства. С учетом того, что ЦСКА всегда располагался низко на переходах, это очень хорошо характеризует его эффективность в открываниях между зонами.

В результате он был очень много вовлечен в игру (29 передач/17 точных – высокий показатель для форварда), позволял команде сохранять владение и был нацелен на острое решение в финальной фазе атаки.
Он выполнил 5 ключевых пасов – больше всех в команде, но, к сожалению, только однажды точно, что и сказалось на общем браке в передачах (59%)
В свою очередь Дзагоев выступал тем игроком, на которого и шла обычно финальная передача. Набирая скорость из глубины, он врывался за спины защитникам «Реала» или открывался в полупозициях между ними.

«Реал» не использовал весь потенциал подключений крайних защитников

Гости почти не проводили атак, способных нарушить защитную структуру ЦСКА и создать такой эпизод, в которых армейская оборона находилась бы в неправильных и хаотичных позициях.

Если оценивать два попадания в штангу (момент Мариано Диаса разберем позже), то это было использование индивидуальных ошибок противника в локальных эпизодах, а не достижение структурного провала. Это тот минимум, который в принципе мог возникнуть в противостоянии команд очевидно разного класса, но в итоге нереализованный – его не хватило для того, чтобы свести игру хотя бы к ничьей.

В остальном «Реалу» не доставало качественных атак. Показательно, но армейцы выполнили больше точных ключевых пасов, чем соперник (5 – 3). Да, стратегически выбрав контригру, они имели больше зон, но это также и обозначает проблематику испанцев в позиционном нападении.

Делая очевидную ставку на фланговую игру (доля атак центром всего 24%), «Реал» не вскрывал полуфланги и совсем не эффективно использовал потенциал крайних защитников.

Сложности с созданием пространства в полуфлангах объяснимы. Это и редкие выдергивания центральных защитников ЦСКА, и компактная игра Ахметова и Бийола с перекрытием линий паса (усложнения направления в уязвимую зону), и, собственно, отсутствие разнонаправленного движения, чтобы возникающие зазоры все же использовать.
Но вот использование потенциала крайних защитников сложно объяснить. Хотя один из самых острых моментов, когда защитная линия соперника была отыграна диагональным пасом, «Реал» как раз и создал через забегание крайнего защитника (Карвахаля). Возможно, в частоте таких движений и выводах фланговых защитников в пустые зоны и был шанс мадридцев.

Одним из действенных методов вскрытия обороны с тремя/пятью защитниками через фланги является нагрузка опекой латераля и ближнего к нему центрального защитника. Это часто делает невозможным смещение ни одного из них на «лишнего» соперника у фланга и приводит к открытой ситуации и возможности провести скоростной эпизод с подачей.
«Реал» несколько раз создавал такие ситуации, но в момент ускорения на фланге Карвахаля/Одриосолы и Регилона момент часто игнорировался. Хотя крайние защитники гостей выполнили 13 навесов (только 3 точно), очень редко это было в выгодный момент. Обычно доставка мяча им шла через паузу и лишние промежуточные передачи.

Качественный матч Ахметова

«Реал» чрезмерно акцентировался на коротком розыгрыше с узким расположением группы игроков перед штрафной. Характерно, что они вовлекали в розыгрыш Бензема, который уходил очень глубоко, чтобы принять мяч.

При этом закрытость остальных партнеров за спинами опорных полузащитников ЦСКА приводило к отсутствию острых решений. Даже если «Реал» проникал в зоны за спинами полузащитников хозяев через узкие коридоры, вертикальная компактность армейцев позволяла быстро реагировать на эпизод Ахметову и Бийолу и в сочетании с защитниками организовывать коллективный отбор.
С точки зрения обороны идеальный матч провел Ахметов. Он чаще всех в команде вступал в отбор (9 раз, все удачно) и совершил больше всех подборов (11). Причем значительная часть подборов была у Ильзата – в близких к защитникам зонах
Ставка «Реала» на перегруз у дальней штанги в конце игры

В конце игры гости сделали ставку на упрощенную доставку мяча в штрафную с правого фланга, куда переводился в том числе и Асенсио (8/3 передач в штрафную в матче). При этом идея виделась в насыщении зон левого фланга и проведении комбинации со сменой направления направо.

В финальной фазе атак подобная манера позволяла «Реалу» создавать локальный численный перевес на дальней штанге, куда открывался не только Мариано Диас, но также могли подключаться левый вингер или, например, Модрич, а в конце игры даже Варан.

Это усложняло задачи Бекао и Фернандеса, которые уже были нагружены опекой, а в зоне появлялся лишний. Подключения со второго темпа не всегда контролировались Бийолом и Обляковым. А в моменте с попаданием в штангу в конце игры, считаю, была допущена изначально ошибка Черновым, что привело к «перегрузу» дальней штанги:
В результате ставки на такой метод обострения ударная активность «Реала» в конце матча стала максимальной (треть ударов – в финальные 15 минут). Но за исключением моментов Диаса и Варана они наносились далеко от створа.

В материале использована статистика компании InStat
Made on
Tilda