Рейтинг@Mail.ru
Аналитика

ЛИГА ЧЕМПИОНОВ
На Головина сильнее

Тактический аналитик InStat Игорь Печерица о позитивных и негативных моментах игры ЦСКА в Лиссабоне
Голевая комбинация «Бенфики» могла возникнуть еще в первом тайме

ЦСКА смело проводил начальные отрезки таймов, применяя оборонительную стратегию средним блоком и прессинга выше центральной линии. Наблюдались частые вертикальные подъемы Фернандеса и Щенникова для усложнения продвижения в атаку крайним защитникам «Бенфики». В совокупности с активными оборонительными перемещениями Дзагоева и Головина это приводило к возникновению обширных зон на половине ЦСКА на флангах и в полу-флангах. При этом в зоне мяча прессинг армейцев не был достаточно интенсивен. За центром поля во фланговых квадратах гости всего лишь раз овладели мячом слева и трижды – справа. «Бенфика» успешно преодолевала прессинг за счет быстрого чередования фланговых зон и уверенной игры в одно-два касания в коротких и средних связках.

Маневрирования крайних полузащитников «орлов» вглубь фланга или «внутрь» поля, а также свободные перемещения Жонаса приводили к дезорганизации тройки центральных защитников ЦСКА. Васин или Алексей Березуцкий регулярно провоцировались на выход с позиции, что еще больше увеличивало пространство для проникновения «Бенфики».
«Бенфика» отыгрывает прессинг со стороны Фернандеса и Головина за счет коротких связок и игры в касание. Живкович уводит в глубину Васина, что увеличивает пространство на половине с ЦСКА, которое в последующем использует для продвижения Жонас
Таким образом, голевая комбинация «Бенфики» назревала еще в первом тайме, особенно в его начале, но случилась в начале второго. Помимо того, что прессинг ЦСКА приводил к увеличению вертикальных зон для атак «Бенфики», команда не выглядела достаточно компактной по горизонтали. Скоростное чередование флангов хозяев сопрягалось с инертными перемещениями Вернблума по ширине поля. В результате в структуре средней линии ЦСКА возникали промежутки, которые гости использовали для транзита мяча в финальную треть.
Голевая атака «Бенфики» началась в результате быстрой смены фланга. Фернандес вышел в прессинг Гримальдо, что ослабило зону за его спиной. Маневр в это пространство Жонаса спровоцировал смещение Дзагоева на страховку. Много пространства появилось в полу-фланге, где Живкович стал «смежным» игроком для Васина и Вернблума. Швед не стал реагировать на игрока. Сближение с оппонентом Васина привело к еще большему оголению зон в трети ЦСКА. «Бенфика» использовала это в тот момент, когда Дзагоев переключил внимание с соперника на мяч и не стал доигрывать эпизод персонально по Жонасу
Эффективность ЦСКА в обороне низким блоком и тактические жертвы

Надежнее ЦСКА выглядел в защите при обороне низким блоком, действуя так большую часть матча. Команда отодвигала на свою половину всех полевых игроков, при этом дополнительно уплотняя свою треть за счет одного из нападающих (обычно Витиньо).

Манера игры «Бенфики» предусматривала насыщение зоны мяча большим числом игроков. Португальцы активнее всего атаковали правым флангом (41% атак), дополнительно смещая в сторону Сальвио и Алмейды форвардов и Пицци.

Плеймейкер хозяев в правой части поля совершил 66 ТТД (больше чем в центре – 64, и слева – 31). ЦСКА противопоставлял этому смещение всей тройки центральных полузащитников в сторону мяча. Вероятно, чтобы не допустить создание численного перевеса соперника в зоне. Такое противодействие оказалось эффективным – через излюбленный мелкий пас из правой зоны атаки «Бенфика» не придумала ничего. В обороне на ограниченном пространстве во всей красе проявлял себя Вернблум, страхуя партнеров. Армейцы 12 раз завладевали мячом в левой половине своей части поля, и 50% этих действий пришлись на опорного полузащитника.

Такая манера обороны вынуждала ЦСКА жертвовать открытостью зон противоположного фланга и право-центральной части поля. «Бенфика» нанесла 9 ударов из центральной зоны ЦСКА. Большинству комбинаций предшествовал диагональный пас с правого фланга в коридор, который допускал ЦСКА при таком оборонительном построении. Правда, ни к чему более опасному, чем удар издали, это не приводило.
При комбинации «Бенфики» справа все трио полузащитников ЦСКА смещено в одну часть поля. Это открывает пространство на противоположном участке поля, что использует португальская команда за счет диагональной передачи
Хозяева могли быть гораздо изобретательнее в использовании таких зон, но сами ставили себя в условия, когда ничего иного, кроме как пробить по воротам, не оставалось.

На левом фланге «Бенфика» практически не создавала ширину за счет одновременного расположения ближе к бровке двух игроков. Обычно либо Живкович, либо Гримальдо смещались к центру, оставляя фланг друг другу. В результате, переводы по диагонали справа в левый полу-фланг «Бенфики» контролировались Васиным, который, как минимум, усложнял момент для удара. В случае перевода мяча еще шире ситуация 1 в 1 против Фернандеса не влекла для «Бенфики» обострения. Армейцы успевали перестраиваться, заставляя соперника начинать все заново.

Инертность армейцев в прессинге Пицци

Негативным моментом при обороне низким блоком ЦСКА являлась нехватка давления на плеймейкера «Бенфики» Пицци. Он выполнил 120 передач с потрясающей точностью – 90%. И хотя оборона ЦСКА была сверхкомпактна в своей трети, полузащитник умело использовал даже микроскопические промежутки между Вернблумом и Дзагоевым/Головиным для «отсечения» средней линии армейцев. Кроме того, он выдал несколько блестящих дальних обостряющих передач в штрафную, как например, на Сальвио в начале игры или Рауля Хименеса во втором тайме.

Как видится, в нейтрализации Пицци недорабатывали нападающие ЦСКА. Хотя один из них непременно действовал перед тройкой полузащиты, создавая ромб, Оланаре и Витиньо не всегда обеспечивали перекрытие вертикальной зоны для передачи.
ЦСКА формирует компактный «ромб» в центре с узким расположением полузащиты. Оланаре в вершине ромба не создает активных помех Пицци для вертикальной передачи в смежный коридор между Вернблумом и Головиным. Ни один из полузащитников не реагирует на перехват, что приводит к выводу Гримальдо за спину Дзагоеву с последующим ударом в штангу
Вероятно, выход Оланаре не был правильным тактическим решением

Еще один момент, который влиял на сложности «Бенфики» против массированной обороны ЦСКА – стремление сохранять баланс сзади. Помимо того, что хозяева лишали себя вариантов для движения мяча из-за узкого фронта атаки, они редко выдвигали выше границ средней линии поля и атакующей трети более шести игроков. Глубже непременно оставался один из опорных (обычно Филипе) и фланговых защитников.
«Бенфика» в активной фазе атаки в глубине чужой трети
Таким образом, инициативу во владении мячом «Бенфика» не подкрепляла атакующей смелостью. Вероятно, такой план был продиктован опасениями Руи Витории перед контратаками ЦСКА и стремлением избегать локального перевеса армейцев в переходных фазах игры. Начиная быстрые атаки из низких стартовых позиций, ЦСКА всегда оказывался в численном меньшинстве в транзитной фазе игры.

Этим можно объяснить частые передерживания мяча со стороны Головина, и, прежде всего, Витиньо (13/5 обводок). Бразильцу приходилось долго выжидать момента, пока помимо Оланаре впереди возникнут хотя бы один-два дополнительных варианта для паса.
Головин разгоняет атаку ЦСКА из низкой стартовой позиции. Армейцы в явном численном меньшинстве в переходной фазе
Уже по итогу можно сказать, что выход Оланаре в нападении ЦСКА для этой игры не был лучшим тактическим решением. В оборонительных действиях форвард не делал ничего важного, с чем бы не справился альтернативный игрок, а в атаке не отличался интенсивностью движения.

Более скоростной игрок в условиях комбинирования численным меньшинством, но при высокой линии защиты «Бенфики», возможно, был бы полезнее для контратак ЦСКА в этой игре. В таком случае при нехватке вариантов для комбинирования хотя бы появлялась возможность форсировать игру резкими передачами в отрыв. Силовые же качества Оланаре в этом матче были не к чему – вверху он провел всего 6 единоборств (Витиньо – 10).

Ключевые тактические моменты в игре армейцев, повлиявшие на итог

Все тактические решения Гончаренко, и плановые, и по ходу матча, имели влияние на результат и были тесно связаны между собой. Главным из них, считаю, была замена по позиции Головина и Дзагоева в середине первого тайма. Дзагоев начинал игру ближе к левому флангу ЦСКА (активном у «Бенфики»), но вскоре уступил эту позицию Головину.

Чем было продиктовано такое решение тренера ЦСКА – можно гадать. Но по факту оно дало гостям сразу несколько дополнительных преимуществ. Первое – более мобильный и работоспособный Головин был полезнее для команды в интенсивном прессинге соперника в своей трети в левой части поля. Его мобильность в сочетании с жесткостью Вернблума стали теми самыми элементами, которые не позволили «Бенфике» с правого фланга атаки создать хотя бы один острый момент.

Второе – поскольку правый крайний защитник Алмейда у хозяев чаще Гримальдо, своего испанского коллеги на другом фланге, продвигался вперед, при смене владения это позволяло ЦСКА использовать реактивность Головина во включении в зону за спиной португальца. Даже если Алмдейда находился при переходе к обороне до линии мяча, он не справлялся с контролем интенсивных перемещений оппонента. Именно рывок Головина в зону Алмейды во втором тайме привел к удару, после которого гости заработали угловой. Используя стандарты, и подкрепив это силовым давлением у штрафной, ЦСКА заработал пенальти.

Третье напрямую связано с плановой задумкой команды Гончаренко. Многие позиционные атаки его подопечных начинались диагональной передачей в правую часть поля на Марио Фернандеса. К примеру, Акинфеев отдал бразильцу 7 передач (больше, чем кому-либо), а через его фланг команда провела 45% своих атак.

В таких комбинациях бразилец вытягивал на себя Гримальдо, после чего старался осуществить сброс в пустую зону партнеру. В первом тайме туда совершал рывки Оланаре (5 пасов от Марио), во втором – Жемалетдинов. Помимо этого ЦСКА насыщал зону отскока и получал продолжение комбинации с подбора. Такая атака предшествовала выводу на ударную позицию молодого россиянина, после которого опять был заработан стандарт. А далее по цепочке: силовое давление – гол.

Что касается Головина, то его расположение в таких комбинациях левее партнеров позволяло либо рассчитывать на умение Александра плотно пробить с дистанции, либо резко ворваться в штрафную после взаимодействий с Дзагоевым. До перерыва это дважды приводило к неприятным ситуациям у ворот «Бенфики».

Четвертое, и заключительное, вряд ли является прямым указанием Гончаренко, и скорее, это похоже на ситуативное решение игроков на поле. В середине второго тайма армейцы поменяли формирование среднего блока. Витиньо отошел в обороне в право-центральную зону, а Дзагоев выдвинулся ближе к Оланаре. Таким построением ЦСКА провел буквально две-три минуты. Это решение, имевшее некоторую спонтанность (перестроение началось с потери Витиньо в середине поля на правом фланге), предшествовало контратаке перед первым голом с ударом Головина. Именно Витиньо своим отбором начал ее.
Через мгновение Витиньо совершит отбор в зоне право-центрального полузащитника и начнет острую контратаку команды
В материале использована статистика компании InStat
Made on
Tilda