Рейтинг@Mail.ru
Матч
26 августа 2018

БУНДЕСЛИГА
1 тур
Нико Ковач начал путь в "Баварии" с непростой победы

Дебют в Бундеслиге в качестве главного тренера самой титулованной немецкой команды для Нико Ковача выдался не самым простым. «Хоффенхайм» считается неудобным соперником для мюнхенцев, учитывая, что два из трех прошлых очных матчей завершались поражением чемпионов. Михаил Юрин изучал старт хорватского специалиста на новом посту
Для своего первого матча в Бундеслиге в роли наставника «Баварии» Ковач избрал расстановку 4-1-4-1, где место опорника занял Хави Мартинес, а чуть выше располагались Тьяго и Мюллер. В целом, состав был близким к оптимальному. Юлиан Нагельсманн выпустил экспериментальное сочетание в отсутствие ряда ключевых игроков. Наставник «Хоффенхайма» выбрал традиционную для себя гибкую расстановку 5-3-2.

С началом матча баварцы забрали мяч себе, избрав стратегию позиционной игры. Подопечные Ковача атаковали большими силами, зачастую с трудом преодолевая прессинг противника. Так, в начале матча мюнхенцы использовали расстановку 2-3 в начале атаки: внизу этой пятерки оказывались двое центральных защитников, а Киммих и Алаба поднимались выше и занимали позицию на одном уровне с Мартинесом.

При этом расположение игроков «Баварии» было крайне широким, мюнхенский билдап использовал всю ширину поля – такая мера была предпринята для растягивания компактной обороны соперника и поиска свободных зон.

Однако эта расстановка в точности копировала прессинг-структуру «Хоффенхайма», так что по ходу матча Ковачу пришлось вносить коррективы и пробовать систему с дополнительным футболистом в средней линии на ранних стадиях атак, при которой к Мартинесу опускался Тьяго, который отвечал за получение и продвижение мяча вперед.

Периодически из передней линии глубже опускались Рибери и Мюллер. Своими маневрами они выполняли сразу несколько задач. Первой из них являлась помощь испанским хавбекам в центре поля: подключения немца и француза к циркуляции мяча в центре поля помогало расфокусировать внимание полузащитников «Хоффе» и быстрее продвигать мяч на чужую половину поля.

Второй задачей для этих игроков становилось создание свободных зон на своих флангах; с этим же справлялись Левандовски и Коман: своими движениями вглубь поля игроки атакующей группы уводили за собой футболистов команды гостей, оборонявшейся по смешанной «зонально-персональной» системе.
Такие включения игроков по флангам открывали зону за спинами защитников «Хоффенхайма» в которую врывались другие мюнхенцы
На флангах (как и на других участках поля) мюнхенцы стремились формировать треугольники, при помощи которых можно было в одно касание избегать прессинга. Для этого к взаимодействовавшим на своих флангах Рибери-Алабе и Коману-Киммиху из центра поля поднимался один из игроков «Баварии» – чаще Мюллер или Тьяго – для помощи игрокам в продвижении мяча.

Обычно эта схема работала следующим образом: крайний полузащитник мюнхенцев (Рибери или Коман) получал мяч, выдвигаясь за ним вниз вдоль боковой линии; затем следовал пас на Тьяго/Мюллера, подскакивавшего к необходимой зоне, откуда следовала передача за спину полузащитникам, куда уже врывались вингбеки.

Однако штаб гостей исправил этот недочет уже к исходу первой трети тайма: к трем игрокам, опекавшим игроков «Баварии», опускался четвертый, что позволило «Хоффенхайму» активнее задействовать прессинг (из-за ситуации 4v3) и разбивать треугольники хозяев на фланге.

При этом «Бавария» использовала различный тактический арсенал для того, чтобы проходить давление «Хоффенхайма»: помимо выхода из обороны через пас при помощи численного превосходства в начальной стадии атаки и создания треугольников, мюнхенцы зачастую использовали длинные передачи.

«Вертикализацией» атаки «Баварии» занимались, в основном, Зюле и Боатенг, обладающие неплохим первым пасом – их переводы и диагонали из обороны в атакующую треть поля позволяли отрезать сразу две линии прессинга противника. Кроме того, верховые передачи таили в себе немало угрозы: забросы за спину центральным защитникам «Хоффенхайма», реагировавшим, прежде всего, на игроков, несколько раз выводили мюнхенцев на ударные позиции.

Когда мяч успешно доставлялся вперед, чемпионы Германии зажимали гостей в их штрафной площади – соперник оборонялся большим числом, заполняя этот участок поля и подступы к ней. Мюнхенцы, не имея возможности войти в штрафную через короткие передачи, усиливали фланговое давление, забрасывая владения Бауманна навесами.

«Хоффенхайм», оборонявшийся линейно, оставлял небольшие разрывы между своими линиями, чем активно пользовались игроки «Баварии». Нагружая штрафную гостей, мюнхенцы все ближе подходили к забитому мячу: даже внутри штрафной площади, если мяч не выбивался оттуда, подбор оставался за ними. Гол, пришедший с углового, стал следствием флангового давления: Мюллер нашел пространство в оборонительной линии противников, сыграл на опережение и пробил Бауманна.

При обороне Ковач придерживался расстановки 4-2-3-1, в которой каждый из футболистов «Баварии» был вовлечен в структуру командной защиты. Так, например, наставник мюнхенцев отрядил Левандовски опекать Фогта, игравшего центрального в тройке защитников.

В системе Нагельсманна Фогт, который является переученным полузащитником, играет крайне важную роль в продвижении мяча вперед – именно его передачи проходят сквозь линии прессинга противника и позволяют его партнерам по команде развивать атаку.

На протяжении всего матча поляк сковывал движения Фогта, когда мячом владел «Хоффенхайм»: не давал Бауманну пасовать на него, перекрывал линию передачи в те моменты, когда остальные игроки команды Нагельсманна разыгрывали мяч и искали варианты продвижения атаки. Возможно, поэтому Фогт совершил наименьшее число пасов вперед из всей тройки центрбеков (18).

В целом, до перерыва чемпионы Германии не давали сопернику сделать почти ничего: еще в начальной стадии атак «Хоффенхайма» они чаще всего перекрывали все зоны в центре поля, загоняя атаку оппонента на фланг.
В план по нейтрализации тактики Нагельсманна, кроме персональной работы Левандовски по Фогту, входило создание узкой перегруженной зоны, откуда игрокам гостей приходилось делать либо передачи на края, либо длинные забросы вперед, а также насыщенный mid-прессинг со стороны Хави Мартинеса и Тьяго, отвоевывавших мяч и начинавших позиционную атаку своей команды
Это в худшую сторону сказалось на владении, вынуждало гостей контролировать мяч по «остаточному принципу», то есть, только тогда, когда ослабевает давление оппонентов, от чего немецкий наставник предостерегал подопечных еще на предматчевой пресс-конференции. Владение по итогам встречи составило 67% против 33% в пользу хозяев.

Можно сказать, что в первом тайме «Хоффенхайм» был лишен возможностей для быстрой и продуктивной доставки мяча вперед. Команда, при Нагельсманне делающая ставку на «вертикализацию» атакующих действий, не имела должной мобильности в центре: так, если Фогта накрывал Левандовски, то в центре поля Гриллич, Биттенкурт и Грифо были съедены коллективной обороной мюнхенцев.

Атакующая четверка баварцев, располагаясь по схеме 3-1 вершиной к чужим воротам, практически лишала подопечных Нагельсманна возможности доставлять мяч низом в полузащиту. Это вынуждало «Хоффенхайм» адресовать мяч полузащитникам – главным обратим, Грилличу – при помощи передач из фланга и полуфланга, а также за счет верховых передач. Как итог, полузащита и оборона мюнхенцев нейтрализовала среднюю линию противника, забрав мяч себе.

Нагельсманн пытался решить проблему проигранного центра поля переводом габаритного Жоэлинтона в полузащиту (при развитии атак «Хоффе»), однако до перерыва это не принесло никаких плодов – центр поля, равно как и инициатива, оставались за мюнхенцами.

При попытках развить позиционные атаки гости стремились максимально насытить подступы штрафной площади, занимая центральную зону, оба фланга и оба полуфланга. Тем самым игроки стремились численно перевесить защитную линию «Баварии» (которая при обороне неизменно состояла из четырех человек), найти пространство между защитниками и полузащитниками мюнхенцев, а также, в случае флангового развития атаки, навязать борьбу в воздухе.

Однако лучшим решением «Хоффенхайма» в первом тайме впереди оставались быстрые контратаки, следовавшие за счет перехватов в центральной части поля: гости часто «накрывали» прессингом «Баварию» в момент приема мяча – после аута, в верховой борьбе и при приеме мяча – и стремительно убегали в атаку.

Стоит отметить, что игроки мюнхенской команды сами нередко ошибались в передачах и в выборе позиций, что, к их счастью, привело в первом тайме лишь к одному опасному моменту у ворот Нойера.

На 33 минуте Тьяго ошибся при приеме мяча, что позволило игрокам «Хоффенхайма» мгновенно распружинить контратаку 4v5. Биттенкурт, получивший мяч и разгонявший атаку, стянул на себя внимание Боатенга, выдвинувшегося на мяч.
Это позволило Салаю и Жоэлинтону выдвинуться за спину защитнику сборной Германии, и, как следствие, привело к более выигрышной позиции в штрафной площади «Баварии»
При кроссе во владения Нойера бразильский форвард «Хоффенхайма» оказался на шаг ближе к воротам, чем Боатенг, и на одной линии с Зюле, однако мяч после удара из убойной позиции прошел мимо створа ворот.

Однако в обороне дела у гостей, как ни крути, обстояли чуть лучше – схема 5-3-2 с мобильными прессингующими линиями атаки и полузащиты создавала мюнхенцам сложности в развитии своих атак.

В средней линии поля у «Хоффенхайма» выделялся Биттенкурт. Немецкий хавбек был главным метрономом прессинга полузащиты команды Нагельсманна – его основной задачей являлась опека Тьяго. По плану гостей, своим движением Биттенкурт должен был отрезать испанского полузащитника от командных взаимодействий мюнхенцев, что также ухудшало бы качество продвижения мяча вперед.

Кроме того, хавбек «Хоффенхайма» выбрасывался в прессинг, как только связующий игрок – Тьяго или Мартинес – получал мяч от центральных защитников или вратаря. Активная работа Биттенкурта во многом способствовала тому, что ближе к концу тайма баварцы все чаще стали использовать Боатенга (и его длинные передачи) для преодоления прессинга «Хоффе».

Перерыв явно пошел на пользу гостям. Выход Цубера вместо Грифо добавил им интенсивности левее в атаке, где Винченцо появлялся реже, чем Биттенкурт на другом полуфланге. Замена привела к тому, что игра во втором тайме перевернулась. Нагельсманн попросил своих игроков действовать гораздо активнее, добавить резкости и агрессивности в переходных фазах игры и попытаться забрать мяч себе. Как следствие, структура игры «Хоффенхайма» преобразилась.

С самого начала второго тайма «Хоффе» полетел отвоевывать центр поля. Для этого новые задания получили нападающий Жоэлинтон и два крайних центрбека – Бичакчич и Адамс. Так, бразильский форвард стал активнее опускаться вниз, получая в центре поля мяч и создавая своими включениями свободные зоны у себя за спиной, уводя оттуда своего опекуна из стана мюнхенцев; центральные же защитники «Хоффенхайма» при переводе мяча баварцами вперед поднимались выше и за счет своих габаритов навязывали борьбу атакующей группе соперника, выигрывая мяч и продвигая его в среднюю линию.

Это позволило гостям двигать мяч значительно быстрее и увереннее, проходить на скорости оборонительные редуты действующих чемпионов.

Перехваченная инициатива дала возможность центральным полузащитникам «Хоффе» гораздо активнее включиться в игру: так, Гриллич и Цубер начали гораздо свободнее перемещаться во всех третях поля: австриец больше отвечал за оборонительную фазу, швейцарец же вовлекался и в атакующую.

Гриллич занял позицию чистого опорного полузащитника над тройкой центральных защитников, и в начале атак своей команды он отвечал за продвижение мяча вперед – в отличие от первого тайма, во второй 45-минутке подопечным Нагельсманна удалось самим захватить инициативу и не дать «Баварии» сковать себя прессингом.

Цубер играл от штрафной до штрафной: бывший игрок московского ЦСКА выполнял различный спектр задач. При обороне швейцарец занимал позицию в центре поля ближе к той зоне, где развивалась мюнхенская атака; по мере продвижения атаки он опускался в опорную зону к Грилличу и создавал плотность оборонительных построений «Хоффенхайма», формируя защитные блоки и участвуя в общекомандном прессинге.

При переходе контроля к своей команде он выдвигался вперед, ближе к паре форвардов, где отвечал за прием мяча и взаимодействие с участвовавшими в атаках игроками.

Для помощи центральным полузащитникам вперед выдвинулись вингбеки. Если в первом тайме Кадержабек и Шульц занимались сугубо оборонительной работой, то после перерыва они начали покрывать всю бровку: при обороне команда выдерживала строгие 5-3-2, тогда как при атаке оба фланговых защитника поднимались на чужую половину поля.

Тройка центральных защитников, усиленная опускавшимся к ним Грилличем, продвигала мяч вперед, откуда кто-то из форвардов – Салаи или Жоэлинтон – переводил его на фланги. Шульц и Кадержабек зачастую выигрывали дуэли у своих визави, Киммиха и Алабы, и продвигались до границ владений Нойера.

Именно благодаря возросшему давлению «Хоффенхайма» команде удалось сравнять счет. Началось все с ошибки Левандовски, не успевшего сыграть по Фогту, что позволило немцу развернуть атаку своей команды на правый фланг. Дальнейшее подключение Бичакчича в атаку сыграло решающую роль: защитник совершил рейд от своей до чужой штрафной, протащив мяч.

У владений Нойера «Хоффенхайм» разыграл комбинацию с участием Кадержабека и Бичакчича, что позволило последнему стянуть на себя внимание игроков мюнхенцев – по центральному защитнику гостей сыграли и Мартинес, и Тьяго. За счет этого Салаи получил мяч в ситуации 1v1 против Боатенга; венгр технично разобрался с центрбеком баварцев и поразил ворота.

Забитый мяч придал уверенности «Хоффенхайму», который заиграл в атаке еще более рьяно, чем до этого: активный высокий прессинг, быстрая игра в короткий пас, тотальное превосходство на всех участках поля позволили им завладеть инициативой вплоть до 70 минуты – до этого момента у мюнхенцев не получалось ровным счетом ничего.
В это время «Хоффенхайм» перешел к прессингу по типу «маятника»: когда баварцы разворачивали атаку одним из флангов, игроки «Хоффе» начинали создавать активное давление именно там
Обычно прессинг-модель выглядела примерно следующим образом: один из нападающих выполнял примерно ту же роль, что и Левандовски у «Баварии» в первом тайме, а именно – перекрывал линию передачи назад, в сторону центральных защитников и вратаря.

Полузащитники же распределяли свои обязанности так: ближний к зоне атаки игрок выдвигался для давления владеющего мячом, вынуждая того быстрее принимать решение; центральный хавбек караулил возможные передачи в центральную зону, готовясь их перехватить; дальний – реагировал на возможный перевод мяча на противоположный фланг.

Вместе с тем, фланговый защитник выдвигался вперед, перекрывая направление передачи по бровке; для его страховки ближайший к нему центрбек занимал его зону, одновременно позволяя сохранить стройность оборонительной структуры и контролировал забегание игрока соперника во фланг, готовясь прервать заброс на него. (На фото выше один из центральных защитников остался за кадром)

Однако у всякой медали есть две стороны – и у игры «Хоффенхайма» тоже. Переход к атакующей модели привел к тому, что сзади у подопечных Нагельсманна стали появляться большие свободные зоны, которыми «Бавария» должна была воспользоваться, чтобы тем самым исправить свое положение.

Для этого вместо Хави Мартинеса, больше заточенного под оборонительную работу, в центр поля вышел Горецка – новичок мюнхенцев, который должен был помочь своей новой команде вернуть превосходство в атаке.

Вскоре после выхода на поле Горецки травму получил Фогт – так «Хоффенхайм» лишился капитана и лидера команды, одного из главных проводников идей наставника команды на поле. Помимо этого, «Хоффе» лишился главного связующего всей обороны – и впоследствии этот несчастный случай сыграет роковую роль в их поражении.

Выход на поле Нордвейдта не повлек за собой тактических перестановок – немецкий защитник занял место страхующего. Однако травма капитана явно надломила игроков «Хоффенхайма» – они стали больше ошибаться в передачах и в выборе позиций, защитная линия гостей не выглядела столь монолитной.

Левандовски первым на поле почуял это, создав первый опасный момент «Баварии» во втором тайме: своим движением он стянул на себя Бичакчича и отдал мяч Роббену в свободную зону – голландец разрезал оставшиеся редуты обороны противника и вывел Рибери на ударную позицию, что, впрочем, не привело к взятию ворот.

Однако следующее подключение Рибери по флангу перевернуло ход матча. После игры подавляющее большинство экспертов и любителей сошлись во мнении, что пенальти в ворота Бауманна не было, и Рибери откровенно хотел, чтобы на нем сфолили, и потому упал в штрафной гостей сам. Однако важнее всего в данной ситуации оказалась позиционная ошибка Бичакчича, приведшая к этой ситуации.

При вводе мяча в игру из-за боковой правый центральный защитник «Хоффе» откровенно проспал включение Рибери себе за спину и не смог успеть за ним, пока француз на всех парах несся вперед.

Это привело к цепной реакции: командная структура обороны была нарушена, у «Баварии» появилось много свободного пространства впереди. В данной ситуации наличие на поле Фогта могло бы предотвратить ситуацию с падением француза – опытный защитник наверняка в столь опасной ситуации остался бы на ногах и попытался помешать Рибери сделать передачу в штрафную. Однако Нордвейдт оказался не столь расчетлив и хладнокровен, бросившись в подкат раньше времени – это позволило седьмому номеру мюнхенцев войти в штрафную и повторить «трюк Неймара» из того самого легендарного ответного матча «Барселоны» и ПСЖ полуторагодичной давности.

Спорный пенальти и не менее спорный гол еще больше надломили подопечных Нагельсманна. Игроки «Хоффенхайма» стали терять концентрацию – особенно после выхода на поле Хамеса вместо Рибери. Колумбиец был отправлен в центральную зону, где занял место атакующего полузащитника – при этом Тьяго и Горецка заняли места в опорной зоне. Дальнейшие события напоминали агонию бронзового призера Бундеслиги.

Выход Хамеса и окончательный перевод Тьяго в опорную зону развязал руки Горецке – немецкий полузащитник оказался практически без опеки, поскольку все внимание игроков «Хоффе» было сосредоточено на плеймейкерах мюнхенцев. Первое подключение Горецки в атаку закончилось голом, правда, отмененным – полузащитник начал движение из глубины по правому полуфлангу, пока мяч находился на противоположном. Тьяго и Хамес стянули на себя полузащитников гостей, что позволило Горецке получить мяч на свободном пространстве, свободно дойти до штрафной и пробить по воротам.

Второе подключение Горецки оказалось ложным – и оно должно было заканчиваться голом Роббена, из убойной позиции пробившего мимо ворот: баварцы перехватили мяч в центре поля и убежали в быструю контратаку; Горецка стянул на себя внимание сразу двух защитников – Бичакчича и Нордвейдта – и освободил пространство Роббену.

Хаотичное переключение внимания с одного игрока на другого, остервенелый прессинг по всему полю – «Хоффенхайм» будто выгорал на поле. Нагельсманн, видя хаос в структурах своей команды, дал указание Шульцу – однако он немного опоздал.

Третий гол мюнхенцев вышел из комбинации различных факторов: усталости игроков «Хоффенхайма», домашней заготовки и расфокусировки внимания.
При ауте Левандовски своими перемещениями запутал Шульца и Цубера, опустившегося вниз для помощи обороне; Мюллер выиграл позицию у Бичакчича и в касание переправил мяч в район одиннадцатиметровой отметки, куда прибежал Роббен, легко отклеившийся от своего опекуна и расправившийся с Бауманном
После этого Нагельсманн отправил Нордвейдта вперёд – очевидно, немецкий наставник рассчитывал, что в случае навала постоянное нахождение мощного габаритного игрока в чужой штрафной сможет помочь его команде. Однако это не помогло: мюнхенцы забрали мяч и не позволили «Хоффенхайму» провести ни единой атаки.

Финальный свисток зафиксировал первую победу Ковача во главе немецкого суперклуба в чемпионате. Несмотря на уверенную победу по счету, «Бавария» не произвела впечатление машины, готовой сминать все на своем пути – новому наставнику мюнхенцев предстоит долгая и кропотливая работа по возвращению «Баварии» былой мощи.
ПРЕДЫДУЩИЙ МАТЕРИАЛ

ПРЕМЬЕР-ЛИГА
Made on
Tilda