Рейтинг@Mail.ru
Аналитика

ЛИГА ЧЕМПИОНОВ
Витя, надо выйти!

Рассуждения тактического аналитика InStat Игоря Печерицы о ключевых моментах игры "Базель" - ЦСКА.

Главное неудобство «Базеля» как соперника для ЦСКА – схожие принципы в стиле игры. В Лиге Чемпионов швейцарцы используют гибкую формацию 5-4-1/5-2-2-1/5-2-3/3-4-2-1/3-4-3, а их общую концепцию игры характеризует, прежде всего, прямолинейность.

Лучше всего «Базель» проявляет себя в условиях, когда продуманным прессингом, даже не всегда высоким, готовит себе пространство для быстрого вхождения в атаку.

В позиционной игре они также придерживаются прямой линии продвижения мяча, направляя мяч от защиты в коридоры между линиями или напрямую форвардам, и делают акцент на фланги и мобильность при взаимодействиях латералей, инсайдов и центральных полузащитников.
Сценарий первого тайма в Москве повторился

Даже в недостатках организации обороны у команд просматривается схожесть, не говоря о по подборе состава. Мобильная и креативная полузащита (Дзуффи, Джака = Головин, Дзагоев), скоростные инсайды (Эльюнусси, Оберлин = Витиньо, Кучаев) и разносторонний правый латераль (Ланг = Фернандес). А единственный козырь швейцарских красно-синих над российскими красно-синими – более разностороннее нападение, обеспечиваемое наличием ван Вольфсвинкела. Однако голландский туз в обоих матчах не использовался из-за травмы.

В связи с этим для ЦСКА в парной серии с главным конкурентом казалось очень трудным правильно подобрать стратегию игры. Тут не угадаешь. Как не подстраивайся: и так, и так сопернику будет удобно. Впрочем, то же касалось и «Базеля».

В первом матче в Москве Гончаренко использовал формацию 5-1-2-2 против модуля «Базеля» 5-2-2-1/5-2-3. При этом стратегия игры «Базеля» была направлена на усложнение продвижения мяча армейцами за счет организованного прессинга в средней зоне. За счет трех игроков атаки швейцарцы тогда изолировали армейскую защиту от единственного опорного полузащитника Вернблума, принудив упрощать игру и эффективно сыграв на подборах и перехватах. Ошибки ЦСКА в том мачте в продвижении мяча приводили к быстрым выпадам соперника, один из которых завершился голом после обреза Игнашевича в центре поля.

Перестроением на схему 4-4-2 Гончаренко не смог перевернуть игру, а лишь увеличил пространство для быстрых футболистов «Базеля» – особенно для Оберлина и Эльюнусси. «Базель» тогда перестроился на оборонительный модуль 5-4-1, сковав фланги ЦСКА, а продвижение армейцев центром сопрягалось с нехваткой качества в розыгрыше мяча у центральных защитников, что позволяло «Базелю» после их ошибок проникать в оголенные тылы москвичей. В итоге только из-за небрежности Оберлина ЦСКА избежал разгромного поражения.

Вчерашний первый тайм в Базеле немногим отличался от первой половины игры в Москве. Хотя Гончаренко изменил формацию на 5-4-1/5-2-2-1 по сравнению с той встречей, ЦСКА по-прежнему имел проблемы с продвижением вперед и поэтапным построением комбинаций. Перед обороной ЦСКА играло уже два опорных полузащитника – Натхо и Вернблум, но они были мало вовлечены в игру до перерыва – всего 13 и 11 передач, направленных на развитие атаки, к тому же с высоким процентом брака (18% точность у Вернблума, 69% – у Натхо).

Главное, что делал «Базель», так это создавал своеобразные капканы вокруг Натхо. Хозяева сужали и сокращали пространство в центральных областях за счет слаженных действий инсайдов и Джаки с Дзуффи.

Направлять мяч в такой капкан для армейских защитников было рискованным: и Натхо, и Вернблум при попадании в эти зоны могли сразу оказаться под групповым прессингом 4-5 игроков «Базеля», не имея при этом варианта для паса вперед. Дзуффи и Джака качественно выбирали позицию, перекрывая коридоры для движения мяча.
В таких условиях армейцам часто ничего не оставалось, как упрощать игру длинными переводами вперед. Попытки сыграть через фланг были не слишком перспективными. С учетом схожести модулей вывод на фланг приводил к ситуациям 1 в 1 между латералями команд. И эти ситуации до перерыва складывались в пользу Ланга и Петретты при противостоянии Щенникову и Фернандесу.
Натхо и Вернблум в «ловушке». Алексей Березуцкий имеет только один вариант продвижения мяча – через Щенникова. Эта передача читается Лангом, который перемещается в сторону Георгия для прессинга. В последующем, навязав борьбу и выиграв подбор, «Базель» провел скоростную голевую атаку
ЦСКА в первом тайме действовал не слишком смело

В отличие от соперника ЦСКА до перерыва не выделялся активной обороной. Команда лишь в стартовые 10 минут предложила сопернику прессинг. Да и тот не был особо интенсивным – обозначение давления без реальных попыток заставить «Базель» играть активнее при продвижении мяча.

С одной стороны, такой план разумен. С учетом мобильного нападения «Базеля» и медлительной обороны ЦСКА и опорных полузащитников, которые уязвимы для обыгрыша 1 в 1 на скорости, гости, видимо, решили подстраховаться.

С другой – при глубокой, преимущественно статичной, позиционной обороне ЦСКА позволял сопернику слишком много при организации атак. Центральные защитники «Базеля» начинали комбинации от центральной линии поля и имели возможности для ведения мяча.

Этим часто пользовались Баланта и Аканжи, проникая вглубь территории армейцев. Такие проникновения провоцировали Головина и Кучаева/Витиньо (меняли позиции до перерыва) покидать свои зоны и оставлять Щенникова и Фернандеса в одиночестве против фланговых пар швейцарцев: Петретта – Эльюунусси и Ланг – Штеффен. Чаще хозяева использовали вторую связку (9 кроссов на двоих из 12-ти у команды). Подачи с их фланга были очень опасными для ЦСКА.

Помимо этого, глубже обороняясь, армейцы соответственно и глубже начинал построение ответной атаки. При этом Витиньо и Кучаев, которые на разных отрезка тайма оказывались на острие атаки, потерялись среди центральных защитников «Базеля» и выглядели не очень полезно при контригре гостей.

Быстрая реакция ЦСКА на изменение счета и стратегии соперника

Еще до перерыва ЦСКА провел тактические изменения в рамках базовой формации, быстро отреагировав на изменения обстоятельств матча и стратегии оппонента.

«Базель», получив преимущество, привычно отошел в оборонительную модель 5-4-1, снизив уровень прессинга, и позволяя ЦСКА выше строить комбинации. Реакция Гончаренко была привычной для ситуаций, когда его команде становится необходимым восстановить паритет. Вернблум в активной фазе атаки выдвигался в линию нападения, становясь, таким образом, целевым игроком для перевода мяча к штрафной.

Гончаренко вновь проявил себя умелым тактиком, внимательно относящимся к каждой детали при анализе соперника. Важным было не то, что Вернблум начал играть форварда, а то, где он стал чаще всего располагаться. Для этого были выбраны зоны Баланты и смежная зона между ним и Сухи – наименее высокорослыми защитниками хозяев ( 182 см роста – не такой удивительный показатель для центрбеков), которые не очень эффективны в верховых единоборства и опеке 1 в 1 при передачах верхом, в т.ч. с фланга. В среднем показатели их верховых единоборств варьируется в пределах 63%-65%. Для сравнения, Аканжи выигрывает 73%.
Вернблум принимает длинную передачу от Натхо и выигрывает борьбу за позицию у Баланты, выполняя скидку в штрафную. Витиньо и Фернандес вбегают за спину партнера, чтобы попытаться первыми сыграть на мяче
Такая модель игры была окончательно закреплена во втором тайме. Вернблум стал не только адресатом верховых передач, но и важной фигурой в розыгрышах мяча ЦСКА низком, которые получались у команды значительно лучше, чем до перерыва.

Швед в таких комбинациях создавал силовую опору перед Сухи или Балантой, стягивая на себя опеку, чтобы косвенно открывать пространство для входа в штрафную партнеров, прежде всего Дзагоева. Силовые блоки Вернблума были одним из ключевых элементов в обеих комбинациях гостей, хотя вторую завершили не партнеры, а он сам.

Перевод Головина глубже

Второе позитивное изменение в тактике ЦСКА последовало за первым. Головин после пропущенного мяча стал глубже участвовать в комбинационном процессе команды, сначала опускаясь ниже с позиции инсайда, а затем закрепив свою роль в качестве второго опорного полузащитника сразу после перерыва.
Головин получил мяч от Васина. После скоростного маневра Александр ушел от группы соперников и перевел атаку в дальний полуфланг Кучаеву, который вывел Щенникова на острый прострел, завершенный ударом Витиньо
Главное, что получил ЦСКА вследствие перевода Головина в глубокую позицию после перерыва – это максимальную отдачу от его энергичности. Гости приобрели необходимую скорость в фазе билд-апа (построения атак), которая отсутствовала у команды до перерыва. Это то, что не измеряется цифрами. Они у хавбека в этом матче были не очень впечатляющими (например, всего один удачный отбор из 6 попыток). И это отразилось на его итоговой низкой оценке от статистических компаний (например, WhoScored поставил ему рейтинг 6.7, а по InStat Index у него и вовсе худший рейтинг в команде).

В анализе игры Головина стоит сделать акцент на двух вещах. Во-первых, прессинг «Базеля» был низким после их гола, что диктовалось стратегий. Во-вторых, даже когда команда хотела прессинг организовать, у нее не получалось сгруппироваться в нужных зонах. В результате при отсутствии успешного прессинга и при повышении эффективности ЦСКА в продвижении мяча «Базель», даже пропустив, не сумел вернуться в игру. Во втором тайме гости полностью доминировали. Например, владение хозяев в отрезке с 60-й по 75-ю минуты составило всего 26%.

К этому добавилась повысившаяся интенсивность борьбы, предлагаемая армейцами после перерыва. Команда стала агрессивнее играть в прессинге. Во вторую 45-минутку в матче было на 26 единоборств больше. ЦСКА выиграл 57% столкновений, блокируя большинство скоростных атак «Базеля» в центре поля за счет самоотдачи своих полузащитников – Головина, Натхо и Кучаева.

Выход Дзагоева и «воскресший» Натхо

Участвуя в начале атак и принимая мяч от центральных защитников, Головин двигался непредсказуемо и с частым изменением траектории движения. Даже Оберлин, который играл у «Базеля» в первой линии обороны и отвечал за встречную фазу прессинга, не успевал за оппонентом. Если к нему примыкал кто-то из партнеров, это приводило к высвобождению пространства на смежных участках поля, которые заполняли футболисты ЦСКА. И тут очень кстати к указанным изменениям пришелся выход на замену Дзагоева во втором тайме. Алан эффективно использовал зоны между линиями соперника и чаще всех в команде обострял игру.

Хотя статистика Головина за исключением показателя атакующих передач (37 при 81% точности) по итогам матча не слишком впечатляюща, он поучаствовал в обеих голевых цепочках ЦСКА. Кроме того, Александр сыграл важную роль в улучшении статистических показателей Натхо. Быстро двигаясь с мячом или вдоль центральных защитников, и комбинируя с ними, Головин создавал условия для того, чтобы его более медлительный партнер улучшал свою атакующую позицию и использовал в последующем коридоры для приема мяча, которые появлялись у «Базеля».

Как следствие, за второй тайм Натхо выполнил почти в три раза больше атакующих передач, чем в пером (35). Бибрас начал доводить игру на правый фланг и полуфланг, где ЦСКА атаковал чаще всего – до Фернандеса и Дзагоева.
Начало первой голевой атаки ЦСКА. За счет долгого розыгрыша мяча с участием центральных защитников и Головина Натхо улучшил свою атакующую позицию. Продвинувшись с мячом, Головин сориентировал на себя прессинг Джаки. В результате возник коридор в структуре полузащиты «Базеля», где открылся его партнер по полузащите. Последовал пас на Вернблума, силовой заслон шведа и выход один на один от Дзагоева
За счет эффективных тактических решений в конце первого тайма и в перерыве ЦСКА не только смог вернуться в проигрываемый по всем статьям матч, но и в Лигу Чемпионов.

Хотя счет 2-1 по-прежнему оставляет «Базель» фаворитом из-за игры Москве, для армейцев будет обидным после двух волевых побед в Лиссабоне и в Базеле остаться за бортом 1/8 финала престижного турнира.

С учетом всех проблем команда показывает героическую самоотверженность и высокую эффективность в матчах на высшем уровне, в том числе за счет сплава опыта и молодости своих игроков и качественных тактических решений своего тренера.

Перефразируя известную песню: «Витя, надо выйти!»

В материале использовалась статистика и инструменты анализа компании InStat, а также фотоматериалы из трансляции «МатчТВ»
970*90
320*50
468*60
Made on
Tilda